<< Главная страница

Владислав "WOLF" Семеренко. Записки пилота




День первый.
Резкий вой тревоги вырвал меня из того маленького мирка, который создали мы с Джейн и куда в последнее время мне стало все труднее уходить после многочасовых утомительных патрулей или сумашедших перехватов, когда жуки вываливались из ближайшей точки гиперпрыжка и набрасывались на отходящие уцелевшие корабли Конфедерации.
Я не был во время атаки Эпсилона-3 - наш крейсер находился в доках, где мы в спешном порядке заделывали дыры прожженные плазменными пушками двух крейсеров типа "Гидра".
После атаки Эпсилона-3 - тыловой базы Конфедерации - у нас развеялись последние сомнения относительно способности жуков проникать в глубину нашего пространства. Это была бойня - три авианосца класса "Левиафан", окруженных сворой крейсеров и эсминцев, выжгли все живое на планете. И только нескольким кораблям с базы, находящейся на другой стороне планеты удалось ускользнуть. Теперь нашей задачей было сохранить эти остатки№
Вскочив с постели и натыкаясь в темноте на стулья и тумбочки, я пытался нашарить комбинезон. Наверное, я набил бы себе огромное количество шишек, но Джейн - третий штурман нашего крейсера - включила свет. В неярком свете электрического светильника я увидел ее голубые глаза, темные, коротко стриженные волосы, прямой нос, тонкие плечи и, наконец-то - свою одежду.
Чмокнув Дженни, я пулей вылетел в коридор, думая о завтраке, который у меня будет вместо обеда, о трещине на левом борту моего Вампира, которую должны были заварить, о том, сколько жуков будет на этот раз, а также о том, какой подарок подарить Джейн, у которой через неделю 22-ой день рождения. В лифт после меня заскочил Том Берроуз, но все называли его Змеем, за его постоянные мудрые фразы, которые он вставлял в свою речь.
- Что-то жуки сегодня рановато! - досадливо воскликнул он, - мне такая девушка приснилась, мы сидели в ресторане и кушали баранину№ Ты пробовал баранину в собственном соку? - спросил у меня Змей.
- Еще бы! У нас на Украине баранов только и едят!
- Все шутишь!
- А ты пробовал сало? Свежее и чуть-чуть подсоленное, а? - не остался я в долгу.
- Да ну тебя! Все хвалишь и хвалишь! Хоть бы привез разок!
- Да что его пробовать: сало как сало!
- А я не ел никогда! - не понял шутки Змей. В Австралии, откуда он был родом, не было сейчас не то, что сала, там хлеба не хватало.
Лифт остановился на второй палубе и мы, пробежав мимо солдата морской пехоты, застывшего на своем посту возле двери комнаты брифинга, заскочили внутрь. Я сел на свое обычное место в третьем ряду справа, откуда все было хорошо слышно и в то же время можно было незаметно вздремнуть, если начинался долгий инструктаж с детальным разбором стратегической ситуации в секторе. Хорошо, когда рядом сидит Пещерный Человек, который всегда ткнет тебя локтем в бок, если начинается что-то важное.
Сегодня зал был заполнен наполовину и полковник Андерсон, командир нашей эскадрильи, сразу приступил к брифингу.
- В 120.000 кликов обнаружено крыло нефилимов следующее на перехват конвоя. В конвое находятся транспорт "Бережев" с беженцами, крейсер "Черчилль", эсминец и два танкера. Ваша задача: встретиться с конвоем в точке 1 и сопровождать его к станции Элла. После этого возвращайтесь на "Сагайдачный". Командир - Волк.
- Есть, сэр! - удивленно откликнулся я.
Раньше я всегда летал ведомым в звене, и мне это нравилось - меньше рутины с рапортами, больше свободного времени. Но сегодня начальство решило по-другому.
- Ведомые: Пещерный человек, Змей, Амазонка.
- Есть
- Есть!
- Есть!
- Все понятно? Вопросы?
Вопросов не оказалось.
- Удачной охоты! Разойтись!
Вскочив на ноги, мы бегом отправились на летную палубу. Летная палуба крейсера "Гетьман Сагайдачный" была, конечно, не в пример меньше палуб авианосцев класса "Везувий" или новейших - класса "Император Вильгельм I", но тоже была не маленькой. Здесь царила организованная неразбериха. Сновали техники и пилоты, транспортеры перевозили ракеты и запчасти, садились и взлетали истребители. Справа от нас в рядок стояли новенькие Вампиры и Пантеры. Раньше на крейсере были старые истребители Тандерболты и Эскалибуры. Наш крейсер первым начал перевооружение на новую технику. Именно поэтому я и оказался на "Сагайдачном": обучать владению новой техникой других пилотов.
Подбежав к своему Вампиру, на борту которого был изображен оскаливший пасть волк, я увидел техника, вылезающего из люка на борту истребителя.
- Машина готова к взлету, сэр! Трещина залатана!
- Принял! Спасибо! - ответил я и, одевая захваченный по дороге шлем, полез в кабину. Техник помог мне пристегнуться, проверил подачу кислорода и других систем жизнеобеспечения. После этого фонарь кабины плавно закрылся. Послышались легкие щелчки - это герметизировались швы кабины. Показав технику большой палец, я почувствовал, как мой истребитель транспортер потащил к шахте катапульты.
Коммуникационный экран ожил, и на нем появилось лицо офицера связи. Сегодня дежурила лейтенант Кузнецова.
- Взлет разрешен! Покажи им кузькину мать! - напутствовала она меня.
Кузнецова была родом из Львова, куда переехала ее семья после того, как Ростов-на-Дону превратился в небольшой кратер. Поэтому на правах земляков мы позволяли себе немного вольные отношения друг с другом.
Через мгновение меня вжало в кресло - катапульта разгоняла истребитель до 2000 кликов в час за 2 секунды. Очутившись в космосе, я сделал плавный разворот вокруг крейсера, чтобы подождать моих ведомых. Правая сторона крейсера была пестрой от следов выстрелов, взрывов, обгоревшей краски, пятен герметизона, которым заделывали многочисленные пробоины - герметичность корабля была восстановлена, но нас так быстро вытащили из доков, что заново покрасить не успели.
Больше всего наш крейсер походил на крокодила с небольшой рубкой наверху. На его левом борту гордо красовалось - КЗК "Гетьман Сагайдачный", что означало корабль Земной Конфедерации "Гетьман Сагайдачный". На корабле, который носил имя прославленного героя Украины, жившего 900 лет назад, служил только один украинец - я.
Через пару минут рядом со мной в космосе оказались мои ведомые и мы, построившись клином, направились к точке встречи, выжимая из двигателей максимум скорости.
Я привычно передвинул рычаг руда в положение 100% ускорения, переключил пушки на максимум мощности, щелкнул тумблером дисплея повреждений и, активировав систему связи, приготовился к встречи с жуками. Точно в точке встречи мы увидели конвой. Впереди гордо шел крейсер "Черчилль", на нем не было видно никаких повреждений, и действительно, на мой запрос миловидная девушка (откуда они таких берут?) ответила, что на борту все в порядке. Но за "Бережевым" тянулся дымный след - последствия пробоины и разгерметизации корпуса. Один двигатель не работал, второй дышал на ладан, по всему корпусу раскинулся хаотический узор вмятин, пробоин и трещин. Кроме этих двух кораблей я увидел эсминец и танкер. Второго танкера не было.
- "Черчилль", где второй танкер? - спросил я.
- Бета 1, это "Черчилль". Танкер Т-53 был уничтожен 15 минут назад. - последовал ответ.
- Вас понял! Занять места в эскорте и внимательнее следить за радарами. В бою в первую очередь защищайте "Бережев" и следите за мной, - приказал я ведомым.
До базы Элла оставалось полчаса лету, но эти полчаса предстояли быть очень напряженными. Оглянувшись по сторонам, и слегка щурясь от яркого солнца - светофильтры задерживали радиацию, но плохо спасали от света - я убедился, что все заняли свои места. Слегка подав ручку управления от себя я пролетел снизу "Черчилля" и пристроился сзади к "Бережеву".
Внезапно на радаре появились красные точки - это могло означать только одно - ВРАГ! Одновременно с этим в эфире раздался возглас Амазонки и залихватский боевой клич.
- Вот они, на 5 часов!
- Не подпускайте бомберы на дистанцию залпа! Змей, Амазонка - на перехват! Пещерный Человек - со мной, - скомандовал я.
Два истребителя отделились от группы и понеслись на перехват бомберов. Переключившись на частоту противника, я выкрикнул:
- Грязные вонючие клопы, чего вам не сидится дома?
В ответ на это на моем коммуникационном экране появилось нечто, отдаленно напоминающее помесь навозного жука и матку муравьев в очень увеличенном масштабе.
- Ты умрешь, человек! - нещадно коверкая слова, прошамкало изображение.
Интерестно, откуда жуки знают нашу речь? Через секунду завертелся космический бой. Два вражеских бомбера развалились на подступах к конвою - это постарались Змей и Амазонка.
- Пещерный Человек, прикрой меня, - приказал я.
- Понял! За спину не волнуйся!
Сделав боевой разворот, двигатели моего Вампира были устроены так, что истребитель мог развернуться на пятачке, я устремился на перехват ведущего бомбардировщика, который заходил для атаки "Бережева".
Первый мой залп уничтожил щиты бомбера, но он упорно продолжал рваться к своей цели. По броне моего истребителя защелкали лазеры. Глянув назад, я убедился, что вражеский истребитель исчез во вспышке огня - мой ведомый не спал.
Подождав пока пушки зарядяться энергией, я выстрелил вновь и Манта, нелепо кувыркаясь в пространстве, взорвалась. На экране появился пилот этого бомбера и сквозь ужастные помехи я услышал:
- Я ухожу в темноту! Ш-ш-ш-ш№ Странно, многие вражеские пилоты, умирая, кричали эту фразу. У меня не было времени задумываться над ее смыслом. Наверное, у жуков была какая-то своя религия.
Внезапно сквозь гром выстрелов и реплик пилотов я услышал:
- Это Амазонка, стряхните его кто-нибудь!
- Держись, я лечу, - бросил я и, врубив форсаж, помчался на помощь.
Путь мне преградило звено истребителей Моррей, но я, сделав короткую горку и, маневрируя двигателями, пронесся мимо них по пути влепив залп в лоб ведущему, отчего тот взорвался.
За Амазонкой гнались две Манты. Эти корабли были удивительно живучи и обладали немалым огневым потенциалом. Поэтому они и доставляли больше всего хлопот. У чужих был еще один тип корабля, с которым было очень трудно сражаться - Дэвил Рэй, но мы с ними встречались крайне редко. Не выключая форсажа, я пристроился к одной из Мант и запустил по ней ракету, одновременно стреляя из пушек. Такой комбинированной огневой мощи хватило, чтобы вражеский корабль перестал существовать через несколько секунд после начала стрельбы. Вторая Манта прекратила преследовать Амазонку и сделала горку. По скорости и маневренности враг уступал мне, поэтому скоро я оказался на хвосте у моего оппонента. Обычно после этого вражеские корабли существовали не больше полуминуты, но сегодня пришлось "попотеть", чтобы от Манты остались только атомы.
Глянув на радар, я увидел, что от вражеского крыла осталось только три истребителя. Два из них сбил я, а последний - Змей.
- Звено Бета, вернуться в строй! - приказал я.
Все наши подопечные были на месте и только за истребителем Змей тянулся дымный шлейф.
- Змей, как дела? - поинтересовался я.
- Все отлично, Влад, но жуки слегка меня подпалили, - последовал ответ.
- Сколько брони осталось?
- 72 процента. Все остальное в порядке.
- Принял. Звено Бета, сохранять радиомолчание.
- Это Бетта 2, принял.
- Бета 3. Буду молчать как рыба.
- Бета 4 ничего и не говорит.
В таких ситуациях всегда лучше помалкивать и не помогать жукам наводить на нас свои корабли по радиоволнам.
Через 10 минут нас атаковало 6 Стингреев и 6 Морреев. Этот отряд даже не смог приблизится к конвою. Наши ракеты разорвали на куски 4 Стингрея. В лобовой атаке мы сбили еще 4 Моррея. Остальные вражеские корабли пустились в бегство и только двум из них удалось удрать.
Дальнейший полет проходил без приключений. Спокойствие нарушали доклады с "Бережева", на котором не удавалось погасить пожар в инженерном отсеке. Я летел и смотрел на звезды, думая о красоте космоса. В этой системе недалеко от нас находилось солнце супер-гигант и сейчас это было завораживающее зрелище. Но красоты космоса не могли расслабить меня и отвлечь от задания, мои глаза привычно скользили от экрана радара на навигационную карту и на космос вокруг корабля. Что там видно в том космосе, спросите вы, но я отвечу, что многие пилоты погибли, слишком доверяя технике. Радары сбоили или жуки выдавали свои корабли за метеориты. В свои 26 лет я многое повидал и, хотя и не застал войну с килрати, я успел прямо к началу первой кампании "Мидуэя", на котором я, желторотым вторым лейтенантом впервые встретился с нефилимами и прошел боевое крещение. Теперь на борту крейсера "Сагайдачный" среди десяти пилотов я был под номером один в списке побед, хотя по званию - далеко не первый.
Вдруг на экране радара появились три точки. Но это был не враг. Патруль из трех Эскалибуров прошел над нами в двухстах кликах. На моем комме возникло лицо ведущего:
- Это Эхо 1, патруль базы Элла. Рады вас видеть, ребята!
- Взаимно, Эхо 1! - ответил я.
Через минуту базу можно было различить невооруженным глазом - огромная серая призма висела в Великом Ничто. Вокруг станции находилось много кораблей. Крейсер, три эсминца, танкеры, транспорты и даже один пассажирский лайнер.
- Бета 1, это Элла. Прием, - ожил коммуникационный экран.
- Это Бета 1. Слушаю вас.
- Спасибо за работу. Возвращайтесь на "Сагайдачный".
- Принял. Звено Бета, летим домой.
На крейсер мы вернулись без проблем. Подождав пока все сядут, я решил показать класс. Не снижая скорости, я влетел в ангар и перед самым местом стоянки врубил реверс, лихо развернул истребитель на месте и плавно опустил его на палубу.
Вылезая из кабины, я увидел четырех молодых пилотов только что выпустившихся из Академии. Они стояли и, разинув рты, смотрели на мою посадку. В их головы пять лет вдалбывали, что действовать надо по инструкциям и что такая посадка опасно не только для истребителя, но и для авианосца. Им еще предстояло понять, что на другую посадку порой нет времени, когда ваш авианосец сражается с двумя вражескими и, когда чем быстрее сядешь, тем быстрее взлетишь, чтобы атаковать врага. А пока будешь садиться плавно и медленно, тебя и твой корабль поджарят и превратят в уродливый кусок металла, блуждающий по Вселенной. Спрыгнув на палубу и глянув на свой Вампир, я увидел несколько новых дыр и вмятин.
- Через два часа заделаем. Как новенький будет, - заверил меня мой техник Билл.
Зажав шлем под мышкой и идя в комнату брифинга, я подумал о том, что все-таки классный парень этот Билл. Всегда веселый и жизнерадостный, готов трое суток провозится с истребителем, чтобы тот смог летать дальше. При моем появлении полковник Андерсон поднялся с места.
- Волк, рад, что ты вернулся невредимым. Сегодня мне поручено важное задание, - с этими словами он полез в карман и достал оттуда маленькую коробочку, - Лейтенант Денисенко, за проявленное в боях мужество, командование присваивает вам звание первого лейтенанта. Так держать!
- Служу Конфедерации! - рефлекторно ответил я, пытаясь опомниться от нахлынувших чувств.
Дальше были поздравления сослуживцев и небольшое обмывание планок в моей каюте. Но в каюту мне сегодня попасть было не суждено...


далее: X X X >>

Владислав "WOLF" Семеренко. Записки пилота
   X X X
   X X X
   X X X


На главную
Комментарии
Войти
Регистрация