<< Главная страница

Дмитрий Воронин. Операция "Одиночество"






Введение

... Как уже стало известно нашим читателям, четыре дня назад экипаж, в состав которого вошли представители научных кругов США, Франции и России, достиг поверхности Марса. В настоящее время ученые занимаются проведением запланированных работ. Все члены экспедиции чувствуют себя хорошо. В нашей газете уже сообщалось, что, согласно утвержденному плану корабль проведет на Красной планете три недели. Однако научный руководитель экспедиции, д-р Дэниэл Гиббс (США) и его заместитель, профессор Виктор Берестов (Россия) по согласованию с НАСА продлили срок пребывания на Марсе на 2 недели. Согласно заявлению д-ра Гиббса, причиной увеличения продолжительности работы научной группы являются исключительно важные эксперименты, связанные с будущей организацией Марсианской колонии...
New-York Times 14.07.1999

Уважаемые представители прессы! Поскольку некоторые слухи уже просочились в печать и, хочу отметить, не все они соответствуют действительности, я уполномочен сделать официальное заявление. Действительно, как уже знают или догадываются многие из вас, геологическая экспедиция Марсотауна обнаружила в северной части плато Гиббса объект искусственного происхождения, верхняя точка которого находится под трехметровым слоем грунта. Пока мы не можем подтвердить или опровергнуть слухи о том, что найденный объект является инопланетным космическим кораблем. Единственное, что можно с уверенностью определить, так это размеры сооружения, полученные путем эхолокации. Размеры установлены относительно точно, однако сканировать нижнюю часть объекта пока не удалось. Ведется расчистка находки, однако она затруднена отсутствием мощной землеройной техники.
Объект, который получил условное наименование "Дельта", имеет форму эллипсоида. Длина его составляет 1052 метра, ширина в средней части - 96 метров. Также следует отметить, что корпус "Дельты" пока не поддается имеющимся в наличии инструментам. По предварительным оценкам специалистов, твердость материала, с которым нам пришлось столкнуться, приблизительно в четыре-пять раз превышает твердость алмаза. Материал успешно сопротивляется термическому воздействию, его температура плавления составляет около девяти с половиной тысяч градусов. Попытки рентгеноскопии внутреннего устройства "Дельты" успеха не имели.
В настоящее время создана научная группа из представителей различных стран, в том числе России, США, Англии, Германии, Франции и Японии, которая на лайнере "Армстронг" отправляются в понедельник на Марс, чтобы принять участие в раскопках и дальнейшем исследовании находки. Также на этом же корабле в Марсотаун будут доставлены высокотемпературные лазерные резаки, которые при необходимости будут использованы для вскрытия оболочки "Дельты". О ходе работ и о достигнутых результатах будет сообщено прессе. К сожалению, должен заметить, что по решению руководства экспедиции, которое получило полную поддержку ООН, представители прессы в ближайшее время на раскопки допускаться не будут. Прошу не рассматривать это как попытку давления на свободную прессу, поскольку стоимость перевозки с Земли на Марс крайне высока и каждый килограмм полезного груза будет отдан специалистам и их оборудованию.
Из заявления заместителя председателя ООН Ричарда Нейхмана на пресс-конференции 30.02.2027г.

В настоящее время, когда окончательно установлено, что объект "Дельта" прибыл в Систему с четвертой планеты Алголя и, учитывая тот факт, что учеными на основании изучения найденных в корабле материалов и анализа конструкции двигательной установки доказана принципиальная возможность перемещения корабля "по струне" или, как предпочитают выражаться представители прессы, в надпространстве, перед руководством Системы возникла проблема безопасности. Поскольку теперь мы знаем, что межзвездные расстояния не являются преградой для кораблей с С-двигателем, Комитет считает необходимым создание специализированного вооруженного формирования, призванного защищать Систему от возможной агрессии извне.
Финансирование данного подразделения будет осуществляться непосредственно Комитетом, и ему же данное формирование и будет подчиняться. В настоящий момент целесообразно рассмотреть вопрос о создании данного... Патруля, его статус, устав и иные учредительные документы могут быть рассмотрены в рабочем порядке.
Из выступления Вице-президента Центрального Комитета Солнечной Системы на телекомпании CNN, 01.05 2059г.

В начале лекции я хотел бы немного обратиться к истории. Все вы, безусловно, знаете, что в первой половине прошлого века на Марсе был найден объект "Дельта" - первый из семнадцати обнаруженных на сегодняшний день эланских торговых кораблей. Изучение погибшего транспорта позволило земной науке сделать огромный шаг вперед. Прежде всего, это привело к созданию в 2103 году С-драйва, благодаря которому наши корабли могут выходить на струну свернутого пространства и практически без потери времени перемещаться от звезды к звезде. Также была разработана методика получения сверхтвердого сплава, чрезвычайно стойкого перед механическим и температурным повреждением, из которого в настоящее время изготавливаются не только несущие конструкции наших космических кораблей, но и подавляющее число наземных и атмосферных машин, а также ваша боевая броня. На основании анализа обломков разрушенных катастрофой и временем аппаратов, институтом имени Берестова в Москве разработан Г-драйв, или генератор гравиполя, который сейчас используется практически во всех летательных аппаратах. И, наконец, двадцать два года назад профессор Гейзенберг из Чикагского отделения Академии наук Системы, изучая некоторые побочные реакции, возникающие при работе С-драйва, впервые получил так называемый "гейген" или генератор Гейзенберга, создающий односторонне нольэнергетическое поле, нейтрализующее энергетический поток любого типа.
Все эти открытия позволили создать первый ТАКР - самостоятельную боевую единицу Патруля. Как вам известно, до изобретения гейгена боевые корабли класса "крейсер" и "линкор" не изготовлялись ввиду крайней уязвимости колоссов против лучевого и антипротонного оружия малых кораблей. Вооруженные силы Патруля состояли в основном из легких истребителей малого радиуса действия, базировавшихся на орбитальных станциях, и нескольких кораблей класса "эсминец", несущих на борту по две боевых машины типа "Стилет" и имеющих радиус действия до тысячи парсек.
Построенный два года назад тяжелый авианесущий крейсер "Ганнибал" имеет на борту двадцать истребителей класса "Стилет" или десять класса "Рапира", два десантных транспорта, и может принять на борт до пятисот морских пехотинцев со всей их боевой техникой, включая шагающие танки. В настоящее время изучается вопрос о создании мобильной базы для истребителей, которая сможет служить как для перемещения крупных воинских соединений, так и для проведения конкретных самостоятельных боевых операций. Данные корабли, по аналогии с военно-морским флотом, предварительно отнесены к разряду "авианосцев". Проект находится в стадии разработки, но уже сейчас можно с уверенностью сказать - авианосцы будут созданы в самом ближайшем будущем. По-видимому, кому-то из вас еще предстоит служить на кораблях этого класса.
Также в ближайшем будущем планируется модернизация всех истребителей, установка на них гейгена и соответственно более мощных систем вооружения. Первые машины нового образца поступили в нашу Академию и вы будете их изучать, начиная с этого семестра.
Лекция на первом курсе факультета Универсалистов Академии Патруля 2193г.

...Таким образом, торговые отношения с Рекном являются исключительно выгодными для обеих сторон. Земляне уже имеют опыт общения с иными, в том числе и негуманоидными цивилизациями. В данный момент налажены устойчивые связи по обмену материальными и культурными ценностями с системами Клио и Тарка. В следующем месяце в столицу Федерации прибывает Чрезвычайный и Полномочный посол рекнов (или, как их обычно называют, псоглавов) Рраграрр. По его прибытии будет рассмотрен ряд проектов взаимовыгодного сотрудничества в области торговли, научного и культурного обмена, а также будут обсуждены вопросы туризма.
Несмотря на довольно оптимистические прогнозы открывающихся перспектив сотрудничества с Рекном, перед Федерацией в настоящее время встают серьезные проблемы, прежде всего связанные с транспортом. До сего момента ситуация в этой области не в полной мере контролировалась Советом, что и привело к значительным перегибам в торговой политике Земли.
Должен также заметить, что в настоящее время торговый флот Федерации довольно заметно отстает по своему количественному и качественному составу от эскадр крупнейших транспланетных корпораций. Одной из причин этого отставания является крайне недостаточное выделение средств из бюджета на строительство транспортов и новые научные разработки. Как следствие мы можем наблюдать наметившееся в последнее время снижение доли госсектора в межпланетной и, особенно, межсистемной торговле, чем, разумеется, вызвано повышение цен на ряд ввозимых на Землю товаров. Поскольку правительство не собирается идти на полную или даже частичную конфискацию транспортных кораблей у естественных монополистов, а такие идеи выдвигались и были отвергнуты, то нам предстоит изменить ситуацию более мягкими, ненасильственными методами.
Наиболее очевидное решение данного вопроса состоит в пересмотре некоторых статей в бюджете, а именно в существенном сокращении ассигнований на ряд проектов, целесообразность которых в настоящее время вызывает сомнение. Позавчера на рассмотрение Палаты Планет вынесен проект постановления о прекращении финансирования проекта "Венера", поскольку на сегодняшний день найдено уже более чем достаточное количество планет, пригодных для жизни человека, и необходимость в изменении атмосферы и климата нашей ближайшей соседки по Солнечной Системе отпадает. Разумеется, будут приняты меры для соблюдения интересов нынешних колонистов, им будут предоставлены наиболее льготные условия. Проблему перенаселения может решить массовая эмиграция в ближайшие звездные системы, прежде всего на Альфу Центавра, где имеется планета, климатические условия которой соответствуют земным. Кстати, вопрос обеспечения эмиграции также упирается в недостаточное количество транспортных кораблей, и это еще одна причина, по которой данная проблема должна быть решена незамедлительно.
Также планируется существенное снижение ассигнований в ряде других случаев, в том числе уменьшение бюджета Патруля, поскольку его уже двухвековое существование еще ни разу не было потревожено никаким "агрессором". Более того, существует теория, что цивилизация, достигнувшая уровня развития, позволяющего пересекать межзвездные пространства, уже является достаточно зрелой, чтобы отказаться от ведения глобальных войн. Тем не менее, ежегодно огромные суммы из кармана налогоплательщиков расходуются на вооружение, обучение и содержание Патруля и оплату их исключительно дорогостоящих учений... Разумеется, безопасность Федерации всегда будет нами рассматриваться как дело первостепенной важности, однако в данном случае содержание столь мощного контингента не только не оправдано, но и наносит существенный вред экономике Федерации в целом. Предстоит выбирать из двух зол - либо продолжать огромные тратить деньги на пока ничем не оправдавший себя проект, либо поступиться некоторыми старыми теориями и направить эти средства на процветание нашего общества. По этому и ряду других вопросов планируется в течение ближайшего полугодия провести общесистемный референдум, однако с некоторой долей уверенности его результат можно предсказать и сейчас.
Из интервью пресс-секретаря президента Федерации Планет Владимира Соколова корреспонденту журнала "Интерсолар" 12.09.2243г.

Четвертая планета звезды Алголь, Эла, была обнаружена благодаря находке более двух веков назад на Марсе потерпевшего катастрофу торгового судна элан. Изучение разрушенного звездолета позволило земной науке продвинуться далеко вперед в вопросах звездоплавания, и уже в 2063 году на Элу была отправлена экспедиция Патруля на эсминце "Смелый". Настоящим шоком для всей научной общественности Земли стало известие, что родина элан мертва так же, как и найденный корабль. Ученым удалось определить время трагедии - цивилизация на Эле погибла около семисот лет назад. Причина этой трагедии до сих пор остается неизвестной. В настоящее время найдено уже более пятидесяти кораблей элан, три их крупные планетные колонии и около десятка научных станций. Исследования показали, что жизнь на них прекратилась практически в одно и то же время. В настоящее время поиск причин гибели цивилизации продолжается.
Элане относились к гуманоидному типу и очень походили на людей. Отличия состояли в отсутствии на лице губ, несколько иной форме носа, поскольку дыхание у элан осуществлялось исключительно через ротовое отверстие, а нос служил для распознавания и анализа запахов, будучи гораздо чувствительнее человеческого. Так же, как и люди, элане делились на два пола. Средний рост как мужчин, так и женщин составлял 1.6-1.7 метра, хотя в некоторых случаях рост достигал и двух метров. Отличия в структуре скелета практически незаметны для неспециалиста.
Биологически элане стоят к людям ближе не только всех известных рас, но и большинства земных животных. И хотя по мнению ученых, скрещивание наших видов не было бы возможным, но к примеру пересадка органов по всей вероятности прошла бы успешно, т.е. выращенное в лаборатории биорезерва сердце успешно прижилось и у человека, и у эланина. Также в большой мере совместимы продукты питания двух рас, медикаментозные и парфюмерные средства. По поводу последних, следует заметить, что в связи с высокой чувствительностью элан к запахам, их парфюмерия, пищевые специи и иные использовавшиеся ароматические вещества с нашей точки зрения практически полностью лишены запаха.
Изучение остатков цивилизации Элы дало возможность много узнать об образе жизни ее обитателей. Они достигли известных высот в искусстве, особенно музыке (многие их шедевры пользуются популярностью на Земле и других планетах Федерации) и архитектуре. Живопись у этого народа - явление чрезвычайно редкое и, видимо, практически вымерло с развитием голографии. К счастью в музеях погибшей планеты осталось некоторое количество картин, часть из которых вы можете увидеть в приложении к настоящему справочнику, но они представляют собой портреты древних элан и человеческим глазом воспринимаются довольно сложно. Литература на Эле, к удивлению ученых, полностью отсутствовала. Речь идет о художественной литературе, поэзии и прозе. Найдено огромное количество документальных, технических и учебных изданий в различных формах - от настольных книг до кристаллофильмов, но понятие художественного вымысла, похоже, для этой цивилизации не существовало. По той же причине не найдено доказательств существования у элан аналогов земного театра и кино. Весьма развито было искусство танца, но в отличие от сюжетно-ориентированного земного балета, танцы элан носили ярко выраженный акробатический характер.
Архитектура развивалась слабо, заметна тенденция к куполообразной форме зданий и сооружений. Возможно это объясняется тем, что элане никогда особенно не стремились к городскому образу жизни. Несмотря на наличие на планете рядка крупных мегаполисов, основная часть населения была рассредоточена по крошечным поселкам или вообще отдельным "виллам", большая часть которых представляла собой комплексы куполов различного типа...
... Элане были исключительно миролюбивой расой. Нигде: за исключением записи, о которой будет сказано ниже, не упоминается понятие, эквивалентное нашему термину "война". Сохранились документальные материалы о некоторых конфликтах, происходивших на Эле задолго до выхода ее жителей в космос. Но, учитывая, что вся планета практически на протяжении всей своей истории составляла единое государство, то эти конфликты были сугубо локальными и особым кровопролитием не сопровождались.
Однако в 2237 году исследовательской группой под руководством Жака Нуартье в центральном архиве столицы Элы были обнаружен любопытные материалы. Сразу следует заметить, что найдены данные документы были совершенно случайно, и способ их хранения говорил о том, что они ни в коей мере не были предназначены для посторонних глаз. Буквально перед самой гибелью эланской цивилизации на одной из верфей метрополии был построен необычный корабль. После долгих споров специалисты сошлись на том. что название корабля переводится на интергал как "Разрушитель". Из документа стало ясно, что новое судно имело чудовищные размеры, превышающие стандартный размер эланского корабля в несколько раз. На нем было установлено специально разработанное устройство, описание которого в общем соответствует нашей мезонной пушке, мощность которой увеличена в несколько тысяч раз. К сожалению, настойчивые поиски конкретных технических характеристик данного вида вооружения не увенчались успехом. Также "Разрушитель" был снабжен последним изобретением ученых Элы - щитом. Поскольку описания этого щита не найдено, можно предположить, что он аналогичен нашему гейгену. В настоящее время не ясно, от кого собирались защищаться или на кого собирались нападать элане, также неизвестно, где находится "Разрушитель". Ученые уверены, что катастрофа, постигшая цивилизацию, не миновала и экипаж огромного корабля. Вообще, с созданием этого колосса связано несколько пока неразгаданных страниц эланской истории. В частности, крайне высокая степень секретности, окружающая сам процесс постройки и последующей эксплуатации корабля, практически не свойственна эланам, что дает основания предполагать наличие серьезной опасности, ради предотвращения которой и был построен этот монстр. В то же время следует заметить, что, видимо, свою задачу "Разрушитель" не выполнил, поскольку эта цивилизация в настоящее время уже не существует.
Религия элан в настоящее время не имеет аналогов среди верований известных народов и рас. Некоторые ученые даже склонны считать, что так называемые "эрс-носители", которых почитала и которым поклонялась планета, являются реальными людьми. Возникновение религии относят к концу первого века начала космических полетов, т.е. за семь веков до гибели цивилизации. Существовали ли какие-либо верования у элан до этого времени, в настоящий момент точно неизвестно, хотя до настоящего времени ученым неизвестна раса, которая в своем развитии полностью избежала бы тех или иных культовых проявлений.
Согласно найденным документам, эрс-носитель (для интергала более подходит термин "Эрсмен", который и будет применяться в дальнейшем в данной статье) - это существо, практически неуязвимое, способное находиться в космосе без специальных устройств типа скафандра, имеющее вокруг тела светящийся ореол. Имеются и другие свидетельства божественности, особенно хочется отметить высокую продолжительность жизни (Элане никогда не считали своих "богов" бессмертными) - примерно в семь - восемь раз превосходящие средние для жителей планеты 100 лет (62 земных). В некоторых источниках, как правило в частной переписке, встречались фразы "здоров как эрсмен", что дает основания предполагать повышенную устойчивость этих особей по отношению к болезнетворным микроорганизмам. Во многих документах подчеркивается влияние эрсменов на жизнь планеты - помощь в различных областях науки и в управлении. Тем не менее эрсмены никогда не занимали руководящих постов в планетном правительстве, принимая на себя роль скорее советников, чем фактических руководителей.
Учитывая то, что у элан полностью отсутствовало понятие вымысла, нет причин предполагать нереальность объектов поклонения всей планеты. Вопрос, которым в настоящее время занимаются специалисты, заключается в том, чтобы определить, КТО же были эти эрсмены? Согласно одной из теорий, эрсмены - представители иной, еще не известной нам цивилизации, вошедшие в контакт с эланами и способствовавшие их прогрессу. Эта теория удачно объясняет практически все известные факты и на сегодняшний день является доминирующей, однако не единственной. Нуартье и его группа выдвинули другую гипотезу, во многом спорную и основанную зачастую скорее на эмоциях, нежели на конкретных фактах. По мнению Нуартье, эланское слово "эрс" можно перевести не только как "высший" (этот вариант используется практически во всех переводах с эланского, эрсмен в дословном переводе на интергал звучит как "носитель высшей сущности"), но и как "щит" или "оборона", хотя такой перевод несколько противоречит всей миролюбивой истории планеты и отсутствии у элан даже понятия "оружие". Основываясь на такой трактовке данного термина, Нуартье делает вывод, что эрсмены - это элане, наделенные от рождения или получившие некоторые экстраспособности. Данная гипотеза имеет ряд приверженцев, несмотря на заметные пробелы в объяснении многих деталей. В частности, ни один из первоисточников не упоминает об эрсменах - женщинах (классической теории это не противоречит, так как мы уже знаем, что двуполость не слишком распространена в галактике). Тем не менее в настоящее время ни то, ни другое мнение не нашло своего окончательного подтверждения. Исследование в этой области продолжаются...
Из популярной юношеской энциклопедии "Расы: живые и мертвые". Глава 12 "Элане".

Абитуриент: 2250

Дик лежал на спине в густой траве, еще хранящей остатки солнечного тепла. Вечерело, небо окрасилось ярчайшими красками огненного заката, плавно переходящими от ярко-желтого в глубокий ультрамарин. Погода последние недели стояла прекрасная, и только сейчас на небе появились первые кучевые облака, эффектно окрашенные в розовый цвет последними лучами заходящего солнца. На завтра синоптики предсказывали легкий дождь во второй половине дня, не верить им не было оснований, поэтому парень наслаждался погожим вечером, с некоторой грустью осознавая, что вряд ли в ближайшем будущем ему придется вот так предаваться восхитительно расслабляющему ничегонеделанию. Глаза юноши смотрели на пылающий горизонт, но мысли были заняты совсем другим. Возможно раньше, может быть даже еще вчера, он был бы полностью захвачен великолепным зрелищем, хотя уже не один десяток раз он долгие часы просиживал на этом холме, любуясь открывающимся с него видом. Это было ЕГО место, здесь никто не мешал думать, или читать, или просто лежать в траве и смотреть на небо. И мечтать о звездах...
До города было далеко. Город был даже не виден, хотя ночью если присмотреться, можно было увидеть слабое зарево городских огней. А здесь было тихо. Каждый раз, когда он приходил сюда, Дик радовался этой тишине, лесу, пшеничным полям и звездам, далеким звездам о которых грезил с детства. А приходил он сюда часто, особенно в последнее время, поскольку учеба в колледже закончилась, и теперь перед ним вставал вопрос о том, как быть дальше. Решение, которое он принял очень давно, не менялось уже многие годы, и именно здесь можно было мечтать о том прекрасном времени, которое, по его предположениям, скоро должно было наступить.
Но сегодня его посещали далеко не радостные мысли. Предстоял разговор с родителями, разговор, которого он давно ждал и которого втайне боялся. Особенно тяжело убедить мать, отец поймет - он мужчина, хоть и просидел всю свою жизнь за рабочим столом клерка. А мать наверняка будет плакать, а Дик совершенно не выносил ее слез. Стоило Элен разрыдаться (а она этим пользовалась регулярно и беззастенчиво), и сын моментально сдавался и стиснув зубы соглашался со всеми ее просьбами. Но сегодня все будет иначе, назад дороги нет... В конце концов он уже не ребенок, он имеет право сам выбирать свою дорогу, даже если она не понравится мамочке. А она не понравится, о-о-очень не понравится...
Он вспомнил свой разговор с пожилым офицером Патруля, когда вчера он явился в Академию с просьбой о зачислении в ряды курсантов. Серое здание Академии (не самой Академии, разумеется - она находилась далеко, на другом материке, а регистрационного пункта), лишенное всяческих украшений и уж конечно единственное здание в городе, не облепленное рекламными плакатами, производило несколько гнетущее впечатление, сразу давая понять, что за этими дверьми нет места развлечениям. В этом, понятное дело, сомневался каждый, кто решался переступить порог этого заведения. Большинство считало, что столь строгий вид и не менее строгие правила существую только для того, чтобы отпугивать малодушных. Разумеется, никто из посетителей регистрационного пункта малодушным себя не считал и втайне посмеивался над столь наивной психологической проверкой. На самом же деле все обстояло именно так, как казалось. Академия готовила воинов, пусть подготовка происходила не в столь суровых условиях, как это могло бы быть двести-триста лет назад, однако меньше всего руководство Патруля хотело бы видеть в своих рядах банальных искателей приключений. Хотя и полное отсутствие романтической жилки не вдохновляло внимательных инструкторов.
Приемный кабинет регистратора был таким же мрачным, хотя и большим. Правда здесь уже были "декорации", вызывающие живой интерес у посетителей и до смерти набившие оскомину хозяева. На одной из стен висели голографии различных боевых кораблей Патруля, а у другой стоял трехметровый макет "Ганнибала" - первого ТАКРа, в настоящий момент списанного с боевого дежурства и переоборудованного для учебных и исследовательских целей. Справедливости ради надо отметить, что макет стоял не для того, чтобы произвести впечатление на молодняк, а просто потому, что его было некуда больше поставить - это был подарок адмирала Патруля, изготовленный им собственноручно после выхода в отставку. Поскольку упрятать трехметровую конструкцию куда-нибудь на склад сочли неэтичным, то пришлось ее выставить в приемной. Впрочем, нынешний владелец кабинета не возражал - когда-то он служил на этом грозном корабле...
В приемной уже сидело несколько человек, которые были ему незнакомы. Впрочем, в этом не было ничего удивительного - вилла Старков располагалась относительно далеко от города, и контакты со сверстниками у Дика были не слишком частыми. Его это не особенно заботило, парень никогда не тяготел к шумным компаниям, предпочитая двух-трех хороших друзей большой неуправляемой толпе. Он занял свободное место и настроился на длительное ожидание, интуитивно предполагая, что троица впереди него займет много времени дежурного инспектора.
Ждать действительно пришлось долго - гораздо дольше, чем он предполагал. Все это время он оставался последним в очереди - сегодня больше никто не изъявил желание посетить Академию. Это было как раз не удивительно, скорее вызывал недоумение тот факт, что сегодня в приемной была очередь - насколько знал парень, такое событие было здесь довольно редким.
Наконец последний из претендентов, неряшливого вида парень с серьгой в ухе и длинными, чуть ли не до середины спины волосами сочно-фиолетового цвета вышел из кабинета, бросив в сторону Дика взгляд, в котором сквозили одновременно огорчение и облегчение. Интересно было, чем вызвана такая палитра чувств. Может, парень пошел в Академию "на спор", и теперь втайне радовался, получив отказ? Во всяком случае, бросаться к нему с расспросами Дик не собирался.
Поглощенный этими размышлениями, Старк едва не прозевал свой вызов. Увидев, как на табло загорелась его фамилия, и с удивлениям ощущая предательскую дрожь в коленках, он поднялся со своего места и зашел в кабинет. За столом сидел немолодой уже офицер в черной форме и майорскими петлицами. Он был совершенно седой, хотя общественная мода не признавала седины и пожилые мужчины предпочитали подправлять цвет волос или брить голову. Впрочем, седина шла этому мужчине...
Майор молча кивнул парню на стул и достав из папку пачку документов, принялся внимательно их изучать. Возможно, среди этих бумаг были и его - заявление, характеристика из колледжа, диплом. Мучительно долго тянулись минуты, Дик нетерпеливо ерзал на жестком стуле, однако майор явно не собирался этого замечать, спокойно проглядывая один документ за другим, время от времени возвращаясь к уже прочитанному, чтобы что-то ему одному ведомое уточнить или освежить в памяти. Наконец был просмотрен последний листок, и, аккуратно собрав документы в ровную стопку, майор наконец счел нужным обратить свое внимание на посетителя.
- Зачем вам это, юноша? - голос офицера звучал глухо и безразлично. Последнее время Патруль не пользовался популярностью и это не могло не оказывать влияние на настроение майора - это совсем не почетно, не так уж доходно и поверьте мне - он взглянул на заявление Дика - поверьте, Ричард, это очень трудно. Из пятисот принимаемых курсантов до выпуска доходят от силы двести семьдесят - триста. И те, кто не дошли до выпуска - это не только отчисленные, но и травмированные, а то и погибшие во время тренировок и учений...
- Я знаю, сэр. Но, тем не менее, я хочу служить в Патруле. Это мечта всей моей жизни... - Дик понимал, что это у него работа такая - отговаривать, пугать, рисовать нерадужные перспективы, чтобы неуверенных и сомневающихся отсеивать уже здесь, в этом сером кабинете. Но он уже давно все для себя решил. С раннего детства, впервые увидев старт космического корабля, Дик решил что это - его судьба. Однако для достижения этой судьбы следовало принять решительные меры. Конечно, космос вещь интересная и во многом героическая, однако если каждый сопляк, размечтавшись о романтике межзвездных трасс, начнет... Впрочем, лично себя Дик считал преданным космосу окончательно и бесповоротно.
Но попасть в космос можно было двумя и только двумя путями. Либо стать сотрудником государственного или одного из частных торговых флотов, либо поступить в Патруль. Роль "челнока", как не слишком любовно называли членов экипажей грузовых кораблей, его никак не устраивала, рутина регулярных торговых рейсов совершенно не соответствовала его понятиям о приключениях. Хотя на их долю выпадало немало опасностей, транспортники, по сути, вели довольно серую жизнь. Даже статус "вольного торговца", подразумевающий некоторую степень свободы, все равно требовал большую часть жизни думать о сделках, доходах и, конечно, не только не поощрял, но и требовал всячески избегать риска. Поэтому торговые корабли, как правило, ходили уже проторенными путями, теми маршрутами, которыми до них прошли исследовательские корабли Патруля. К тому же немаловажен тот факт, что войти в довольно-таки закрытый клан торговцев было куда как непросто, и прежде всего, для этого требовались немалые деньги.
Его слова не вызвали у офицера приступа энтузиазма или хотя бы радостной улыбки, из чего Старк сделал вывод, что его фраза совсем не столь оригинальна, как он предполагал в самом начале. Майор только печально покачал головой и тяжело вздохнул. Его мысли буквально печатными буквами были написаны на лице - "Еще один сопляк, начитавшись романов, захотел носить черную форму...". Сколько таких, как он прошли через этот кабинет. И сколько бросили Академию не справившись с трудностями, не выдержав тренировок, так и не поняв, что Патруль - это не работа, это призвание, это религия, это жизнь для тех, кто отдал ему десятилетия молодости и зрелости. А сейчас, когда Патруль переживал упадок, когда общественное мнение все более склонялось в сторону объявления их "дармоедами", майору было особенно тяжело осознавать, что из двоих парней, уже прошедших сегодня процедуру подачи заявления, вряд ли кто станет настоящим патрульным. Академия ставила цель отсеивать ненадежных на ранних стадиях обучения, и, как правило, успешно с этим справлялась. Но просто отказать было нельзя - курсанты должны уйти сами, либо быть отчислены "за что-то", а не просто потому, что член приемной комиссии не верит в их силы, хотя бывали и исключения. Вот сегодня, к примеру, явился этот петух... достаточно было взглянуть в его диплом, чтобы понять все его жизненные интересы - девочки, машины, наркотики... "Впрочем - майор еще раз оглядел стоящего перед ним высокого и на вид крепкого парня - может из этого что и получится. Во всяком случае, пусть попытается, если от этого кому-то и будет хуже, то только ему самому..."
- Что ж, я обязан принять ваше заявление. Каков ваш выбор специализации? - Ветеран достал из ящика стола пачку листов бумаги и протянул Дику - Я знаю, вы уже порываетесь сказать, что помните это все наизусть, и тем не менее настаиваю, чтобы вы сейчас, при мне, еще раз внимательно прочитали эти документы. Извините, таковы правила. После этого вы дадите ответ. Хочу еще раз напомнить, если вы это уже слышали, что хотя смена ориентации в процессе обучения и возможна, но отнюдь не приветствуется, за исключением тех случаев, когда это происходит по инициативе руководства.
Дик взял протянутые листы. Он уже много раз их читал и, действительно, практически мог закрыв глаза продекламировать их слово в слово. Точно такая же стопка уже не один год покоилась в ящике его стола, тщательно оберегаемая от излишнего внимания матери. Поскольку Элен давно отвыкла от привычки исследовать внутренний мир письменного стола сына, эта стопка аннотаций была в полной безопасности, как и нервы мамочки. Но порядок есть порядок...
"Факультет астронавигации" - готовит пилотов для ТАКРов, авианосцев и боевых эсминцев флота Патруля. Обучение включает в себя углубленное изучение вопросов астронавигации и компьютерного анализа. Ряд курсов высшей математики и физики. Обучение на базе Патруля в Аккре. Практика на ТАКРе "Ганнибал" - исследовательская миссия в произвольный сектор. Дик задумался, стараясь в последний раз утвердиться в своем выборе. Да, это самая элитная часть патруля. Ангелы, как их называли чуть ли не официально, смотрели свысока на гражданских пилотов и даже на своих коллег, не вхожих в рубку управления крейсера. Это они вели корабли к дальним мирам, прокладывая дорогу торговым судам. Это они управляли в бою огромными боевыми колоссами, закованными в несокрушимую броню и поля гейгена. Но они всегда оставались привязанными к своим пультам и видели чужие планеты, как правило, лишь на экранах и голограммах... Над этим он уже не раз думал, и пришел к выводу, что данный род войск его не устраивает, хотя в целом соблазн был велик. Дик отложил лист и взял следующий.
"Факультет теоретической поддержки" - готовит специалистов в различных областях знания - робототехника, кибернетика, физика, планетология, астрономия и пр. Ряд курсов по ядерной и струнной физике. У всех направлений - углубленное изучение математического анализа, вероятностного анализа, динамики струнного пространства. Практика в составе исследовательских экспедиций, в том числе на Эле. По желанию - дополнительные курсы тактического планирования, военной истории, языков. Дик отложил лист в сторону. Это не для него, здесь готовили кабинетных ученых узкого профиля, так называемых в народе "сэйнсов". Это не прельщало его, хотя зачастую кабинеты этих специалистов-аналитиков находились на борту ТАКРов или авианосцев. Да и к тому же сюда шли работать люди с чрезвычайно высоким коэффициентом интеллекта и с большой любовью к "чистой науке". Столь солидным уровнем интеллекта он не обладал, хотя и среди "идиотов" не числился - просто его никогда не интересовала прелесть интегрального исчисления или загадочность теории струнного перехода. В колледже он, разумеется, уделял должное внимание всем курсам, особенно потому, что Патруль принимал только тех, кто мог похвастаться относительно приличными оценками по основным предметам. Сейчас он мог если не гордиться своим дипломам (гордиться там было особо нечем, он едва-едва вошел в двадцатку лучших выпускников), то по крайней мере не стыдиться проставленных там оценок. Правда, как он слышал, о дипломе стоит забыть сразу после приема, изучать его способности примутся практически заново, и гораздо более тщательно, чем это привыкли делать преподаватели рядовых учебных заведений.
"Факультет ксенологии" - готовит специалистов по контактам. Углубленное изучение этики, психологии, истории всех известных рас, языков (включая эланский), теории контактов и ряда других дисциплин. Дополнительные курсы по направлениям: искусство, литература, музыка. Практика в составе посольств на планетах - Ленн, Клио, Тарк, Рекн. Возможно участие в исследовательских экспедициях непосредственно после окончания базового курса со сдачей экзаменов экстерном. Этот лист тоже присоединился к остальным. Во-первых, в основном на эту работу старались брать девушек, считалось, что им легче находить общий язык с иномирянами. Как правило, такой подход себя оправдывал, и менять традицию Патруль не собирался. Разумеется, были и исключения, однако не столь уж и частые. Во-вторых, несмотря на то, что работа контактера в основном проходила среди представителей других рас, тем не менее ее нельзя было назвать деятельной - кропотливое изучение обычаев и взглядов чужого народа, как правило, занимающее много лет, не устраивало парня, мечтавшего о приключениях и подвигах. В какой-то мере такое отношение происходило от неполной информации, но Патруль сознательно не обнародовал ряд сведений о деятельности контактеров, здесь требовались влюбленные в свою профессию люди, а не случайные искатели острых ощущений.
"Факультет технической поддержки" - готовит специалистов по обслуживанию всей техники Патруля. В ходе обучения курсанты вплотную знакомятся со всеми приборами, агрегатами и механизмами, которыми оснащены боевые корабли Патруля. Углубленное изучение робототехники, кибернетики, электротехники. Дополнительные курсы по прикладным разделам ядерной и струнной физики. Практика - на центральной базе Патруля, лунных верфях, кораблях Третьей и Четвертой эскадр. Дик взял следующий лист. Это была работа либо для фанатов - по уши влюбленных в технику, которых хлебом не корми - дай поковыряться в какой-нибудь железяке, либо для тех, кто хотел пользоваться льготами Патруля, не напрягая при этом мозги и не особенно рискуя головой. "Технарей" недолюбливали - фанатов среди них было мало...
"Корпус морской пехоты" - готовит основную наземную ударную силу Патруля. В курс обучение входит рукопашный бой, изучение всех видов оружия, включая холодное, управление боевыми роботами класса "Шагающий танк", атмосферными истребителями, надводными и подводными боевыми средствами. Дополнительные курсы по военной истории, тактике. Специализация с третьего курса. Обучение на базе Патруля No3, Гималаи. Практика - Ленн. Дик на мгновение задумался, но все же присоединил этот лист к остальным. Служба пехотинца была, конечно, героична и все еще весьма почетна в обществе, но он уже сделал свой выбор... К тому же туда предпочитали брать парней, которые вызывали восторженные вздохи девушек игрой могучих мышц. Многие из них ничего больше за душой и не имели, как говорится, "все, что дала природа, ушло в бицепсы, на голову ничего не осталось". Разумеется, и здесь были исключения, однако морская пехота была идеальным местом службы для тех, кто мечтая о Патруле, не мог по своему умственному уровню претендовать на более требовательные к интеллекту профессии. И, кроме того, маринеры - наземники, космос для них враждебная среда, которой они стараются избегать, предпочитая действовать на поверхности планет, желательно с пригодной для дыхания атмосферой. Это было вполне логично, солдат в скафандре - не слишком удачная идея, особенно когда малейшая пробоина приводит к немедленной бесславной кончине. А это означало, что для Дика, мечтавшего о звездах, этот вариант не подходит так же, как и остальные.
"Медперсонал" - готовит специалистов для медсекций кораблей. Углубленное изучение медицины, биологии Homo Sapiens и иных рас, генетики, микробиологии, психологии. Дополнительные курсы: нетрадиционная медицина, социология, зоология и ботаника, медтехника, современные методы исследований, теория клонирования. Практика - Селеста, Федеральный госпиталь. Профессия медика Дика ни капли не интересовала, да и брали на эту должность в основном женщин - считалось, что из них получаются самые лучшие психологи для кораблей с в большинстве своем мужском экипажем. Времена, когда ценились мужчины-хирурги давно прошли. Реанимационный центр "Кракен" делал одновременно до восьми операций любой сложности с компьютерной точностью. Работа медика в основном состояла в профилактике и послеоперационном уходе. Бывали, разумеется, и экстраординарные ситуации, но, тем не менее, в целом это была рутинная работа, которая в лучшем случае разбавлялась какими-нибудь психологическими или социологическими исследованиями, заканчивавшиеся обычно короткой статьей, напечатанной в одном из солидных научных журналов. Нет уж, пусть лучше его лечат, чем он сам займется этим нудным делом.
Дик взял в руки последний лист. Читать его он не стал - каждая строка, каждое слово прочно отпечатались в памяти.
- Я принял решение - сказал он, осознавая, что это звучит несколько напыщенно - я хочу поступить на факультет универсалистов.
В глазах ветерана мелькнула искра уважения. Не многие выбирали эту профессию. Одно время универы были довольно популярны, однако общее снижение престижа Патруля больше всего сказалось именно на них. Во всяком случае, за последнюю неделю никто не изъявил желания осчастливить своим присутствием универфак. Он взял лист и стал читать вслух...
"Факультет универсалистов" - готовит, как это следует из название, специалистов широкого профиля. Предельно напряженная программа обучения включает в себя ряд дисциплин из курсов почти всех факультетов Академии, кроме факультета контактеров, программы которых доступны в порядке индивидуального обучения по желанию. Курсанты получают широчайший спектр знаний от рукопашного боя и приемов обращения с любым оружием до управления боевыми машинами всех типов, от ШТ до ТАКРа. Дополнительные курсы включают в себя основы медицины, техническую, научную и физическую подготовку. В случае конфликта универы составляют вторую ударную силу Патруля после Морской пехоты - истребительную авиацию, в связи с чем основная часть учебных программ относится к пилотированию, тактике воздушного и космического боя, штурмовым операциям... Майор замолчал. На его груди слабо светилась пятилучевая звезда универсала, символизирующая подготовку по всем курсам Академии. Почти тридцать лет назад он в похожем кабинете тоже произнес очень похожую фразу.
- Ну что ж, ты сделал достойный выбор, парень - Майор встал и подошел к окну, затем поманил парня к себе. Дик подошел к ветерану, бросил взгляд на улицу и замер, восхищенный великолепным зрелищем - на взлетную площадку приземлялся "Палаш", лучший истребитель среднего класса, недавно выпущенный в производство. Призванный сменить морально устаревшую "Рапиру", он обладал мощнейшим вооружением и неплохой защитой. Жаль, не скоро придется ему сесть в кабину этого красавца... Он попытался разглядеть пилота, идущего к административному корпусу, но было слишком далеко. Офицер тоже пристально вглядывался в крошечную фигурку, надеясь узнать кого-то из старых знакомых. Пилот остановился на полпути, затем повернулся и быстрым шагом направился к регистрационному отделу. Рассмотреть его, к сожалению, так и не удалось.
- А справишься ? - Майор снова повернулся к парню. Он не стал говорить о напряженности курса, о том, что эта специальность - самая рискованная, даже при обучении нередки случаи гибели курсантов. Парень явно все это уже неоднократно слышал. И, судя по выражению лица, решение принял окончательное и менять его не собирается. "Упрямый, - подумал офицер - это хорошо. Если пройдет тесты - еще лучше. Универы нужны больше всех. Любой кретин с гипертрофированными мышцами может стать морским пехотинцем, нажимать на курок большого ума не надо. А универы, истребители, способные сражаться где угодно и чем угодно - их всегда не хватает. И они первыми пойдут в бой, если... когда - поправил себя майор - когда человечество подвергнется нападению. А когда-то это случится. Слишком широко раздвинула Земля свои границы, слишком много во вселенной разума и слишком мало о нем мы еще знаем... Вот элане со всей их технологией - взяли и исчезли из истории в один день, если не в один миг." Ответа он ждать не стал.
- Ну ладно, парень - Майор взял заявление и написал в углу: "одобряю, корпус универсалистов" - Согласно правилам Академии, прием проводится первого сентября, так что ты имеешь неделю на размышление. Последнюю неделю твоей гражданской жизни. Ты должен явиться в 8 утра, в понедельник, на сборный пункт - это здесь, в третьем корпусе. А если передумаешь - майор на мгновение замолчал и снова повернулся к окну - то заявление забирать не надо... Ты просто не приходи, и оно будет аннулировано.
Майор не стал говорить о том, что если Дик не придет на сбор, ему уже никогда не позволят подать подобное заявление. Сомневающимся не место в армии... А Патруль это армия, хоть и выполняет в основном полицейские функции - пиратство никогда не умирало, хотя в настоящий момент почти дошло до этой стадии. Патруль - это армия, и если случится то, ради чего он был создан, то офицеры в черной форме станут единственной защитой человечества и союзных рас. А центром этого щита станут универы.
- Я понял, сэр. Разрешите идти, сэр?
Дверь кабинета распахнулась. На пороге стоял высокий мужчина лет тридцати в форме универ-капитана патруля. Веселое лицо было того типа, что моментально располагает к себе любого собеседника. Некоторый анализ внешних данных позволял с уверенностью отнести мужчину к выходцам из России - светло-русые волосы, эффектный, мужественный профиль. Крошечный шрам рассекал бровь, придавая лицу несколько ироничное, насмешливое выражение. Капитан несколько подчеркнуто отдал честь, затем крепко сжал руку майора, который тоже просто излучал радость, которая появляется на лицах старых друзей, давно не видевших друг друга и неожиданно встретившихся. Мягкий баритон заполнил кабинет, в голосе сквозила радость от встречи.
- Салют, Джеймс! Все ищешь кадры для наших легионов? И многих пацанов ты сегодня запугал до смерти?
- Тебя же не запугал в свое время, Игорь - Майор, улыбнувшись, в свою очередь с силой сжал руку капитана. - Каким ветром тебя сюда занесло?
- Решил проведать старого учителя... А заодно проверить, не прирос ли он задом к своему креслу. Видел красавчика на площадке? Я перегоняю его на "Камиллу" и ты имеешь реальный шанс подержаться за крыло. А если о-о-очень попросишь, то можешь рядом сфотографироваться.
- А если серьезно?
- А серьезно - у меня есть пара свободных часов и, если хочешь, можешь покрутиться на этой железяке над третьим полигоном. Таких машин нет пока даже в Академии. Будут, конечно, только когда еще... Сейчас не очень-то форсируют их выпуск. А я, кстати, видел проект новой машины с романтическим названием "Утренняя звезда" - так это вообще фантастика! Правда ей еще несколько лет быть на уровне опытных экземпляров, а я бы пять лет жизни отдал, пенсионной, конечно, чтобы погонять ту красотку...
- А почему "Утренняя звезда"? По традиции истребители называют по видам холодного оружия...
- Я тебе удивляюсь, Джеймс! Ты во время лекций по военной истории пил или на свою соседку смотрел? Была такая хреновина в далекие нестрелятельные времена - шипастый железный шар на цепи. Ваши предки называли ее "Монингстар" - в дословном переводе на интергал "Утренняя звезда". В простонародье - кистень. В общем, крутое было оружие, и истребитель ожидается крутой, вооружен не хуже "Шестопера", а запас хода почти как у эсминца - 84 парсека.
Майор восхищенно присвистнул, но затем, осмыслив услышанное с точки зрения профессионала, удивленно взглянул на Игоря, который откровенно наслаждался произведенным впечатлением.
- Однако! Зачем такая дальность? Это же все-таки истребитель, или я не прав?
- Прав, но не совсем. Ожидается, что "звездочка" будет выполнять роль рейдера с полной свободой действий, все-таки она раз в сорок меньше эсминца и заметить ее намного сложнее. В последнее время у руководства складывается мнение, что ТАКРы отжили свой век, будущее за легкими кораблями дальнего радиуса действия. Им бы только вооружение и защиту покруче, без изменения габаритов, и вышел бы идеальный "основной"... Ну ладно, пойдем, посмотришь "Палаш" - тоже очень даже неплохая машина, ты ведь летал в основном на "Рапире"?
- Последний год на "Ятагане". Неплохая машина, особенно в сравнении с "Рапирой", но вооружение для среднего класса слабовато.
- А это кто такой? - капитан только сейчас обратил внимание на парня, который открыв рот ловил каждое слово разговора - Никак заявление подавать пришел? И куда?
- К нам, хочет быть универом...
- Та-а-ак, значит универом... А поворотись-ка, сынку... Экий ты смешной какой... Да не дуйся, парень, это цитата. Так ты хочешь быть пилотом? Интересно, чертовски интересно...
- А что? - задиристо спросил Дик. Хотя ссориться и не хотелось, но капитан откровенно напрашивался - Вы так прямо по глазам определяете, выйдет из кого пилот, или нет? Так вам прямая дорога в Академию, новичков отсеивать. А вы тут, понимаете, на пересылке подрабатываете...
- Забияка - констатировал Игорь, поворачиваясь к майору - Самоуверенный молодой нахал. Давно такого не встречал, даже занятно... Он просто создан для утиного теста, а, Джеймс?
- Ты с ума сошел, Игорь, он же еще полный ноль... - возмутился майор. Дик не понял о чем конкретно шла речь, но на всякий случай приготовился дать отпор. Хотя этот капитан и располагал к себе, однако его манера поведения почему-то в данный момент порядком раздражала парня.
- гонора-то у него на двоих хватит, а? Вот мы и посмотрим... Слышишь, парень! Хочешь прокатиться на "Палаше"? Настоящий полет, без имитаторов. Даже стрельбу покажу.
- Ну! - только и смог выговорить потрясенный до глубины души Дик.
- Однако ты немногословен! - Игорь усмехнулся какой-то своей мысли и эта усмешка слегка обеспокоила Дика - что-то у капитана на уме... Однако заранее беспокоиться на этот счет он не стал, в конце концов, это еще не экзамен, а там посмотрим.
Все втроем они подошли к стоящей на площадке машине. По дороге Игорь объяснял:
- Это спарка, учебная. В принципе управление мало отличается от стандартной "Рапиры" - пара новых приборов, да более сложный боевой компьютер. Вооружение мощное, но ради второго пилотского кресла две "Пурги" сняты. Этих машин изготовлено всего четыре десятка - по одной на каждый авианосец. Вот сейчас доберусь до "Камиллы" - и начнется тренинг по двенадцать часов в сутки. Давай, Джеймс, пятнадцать минут, я договорился, что ребята на полигоне поднимут тебе пару наземных и воздушных целей...

"Палаш" взмыл и со свистом умчался в сторону полигона.
- Джеймс - один из лучших пилотов Флота - задумчиво заметил капитан, наблюдая за удаляющимся истребителем - Может ты слышал, если интересовался, шесть лет назад майор Д. Диксон получил гран-при на соревнованиях по сложному пилотированию. А тогда он был уже за пределами пенсионного возраста, заметь, парень... Хочешь пари? Он вернется максимум через восемнадцать минут. Восемь минут ему на дорогу в один конец, за две минуты четыре цели он свалит, нет сомнений. Время пошло...
Истребитель приземлился через четырнадцать минут после старта. Майор выпрыгнул из кабины и махнул рукой в сторону полигона.
- Пять целей - два ШТ, пехота и две воздушных... А машина хороша, заметно маневреннее "Ятагана". И вооружение сильнее... ракеты я, конечно, не трогал.
Казалось, ветеран помолодел лет на десять. Любовно похлопав истребитель по броне, он присоединился к "зрителям".
- Нет, Игорь, знаешь, это просто прелесть. Основные фигуры выполняет почти так же быстро, как "Стилет", если не быстрее. И это несмотря на преимущество легких машин в скорости. Эти болванки с полигона даже маневр выполнить не успели, я их спалил на месте.
- Ну да, что от них ожидать. Сибирцев же на Луну уехал...
- А что Сибирцев? Все равно они работают здесь по его программам...
- Ну да, но программы-то устарели. Он сейчас готовит новые, под эту машину, но там возни черт те сколько. Кстати, я с ним говорил недавно. Все приглашает в гости. Надо будет как-нибудь его навестить. Вот там уж постреляем, от души...
- Я же тебе говорил! - капитан повернулся к Дику и усмехнулся - если ты станешь хоть наполовину таким пилотом, можешь считать, что деньги получаешь не зря. А теперь прыгай в кабину, стажер, вперед. Я сяду сзади, на инструкторское место...

Дик в глубине души все еще боялся, что над ним решили пошутить. И только когда "Палаш" оторвался от земли и свечкой взмыл в небо, парень почувствовал приступ восторга - он летел на боевой машине, и не просто там какой-нибудь, а новейшей, только поступающей на вооружение.
Истребитель со свистом рассекал воздух, это был единственный звук, слышимый в кабине. Г-драйвы работали бесшумно, а форсаж в атмосфере старались не применять. Впереди показалась граница полигона. Внезапно один из холмов раскрылся и из него рванулись вверх две цели - внешние похожие на известные каждому мальчишке "Стилеты". В полусотне метрах над землей они разошлись в стороны и, развернувшись, атаковали "Палаш". Установленные на них фотопулеметы были готовы зафиксировать "попадания".
И напрасно. Первую цель Игорь сбил практически сразу, влепив в нее разряд лазера. Вторая прожила почти на минуту дольше - оператор на земле изо всех сил старался не попасть в прицел, уже не думая об атаке. Радиоуправляемый робот совершал совершенно немыслимые маневры, стараясь оттянуть неизбежную кончину, пока наконец один из шаров импульсного залпа не зацепил мишень, после чего она эффектно разлетелась на куски, которые, оставляя дымные шлейфы, красиво падали на зеленые холмы полигона.

- Ну кто так управляет? - раздался с заднего кресла недовольный голос Игоря - Его больше волновало не попасть под мои пушки, чем возможность выиграть дуэль. Хотя я все же долго провозился...
- Красиво горит...
- Кто горит? А... Не обращай внимания, парень, это бутафория. Здесь же полигон демонстрационный, поэтому рассчитан на произведение визуального эффекта. Сам посуди, устройство флаера знаешь?
- Ну... в общих чертах. - Дик действительно имел некоторое представление об устройстве гражданских аппаратов, даже, может, существенно большее, чем большинство парней его возраста. В прошлом году на каникулах он три месяца работал в гараже, где помогал ремонтировать флаеры. За то время и нахватался кое-каких знаний, пусть поверхностных, зато много.
- И есть там чему гореть? Да еще с таким дымом...
- Вроде, нечему. - уверенно сказал Старк, поскольку это-то уж он знал наверняка. - А что, истребитель конструктивно похож на флаер?
- Вот именно - снисходительно улыбнулся капитан. Сам посуди, ну почему они должны иметь разные конструкции. Выше скорость, дополнительные системы... Ну, что-нибудь может заискрить, расплавиться. Но выпускать такие клубы дыма - это все банальная игра на публику, не более. Ну ладно, нам пора возвращаться. Поднимемся повыше, очень уж вид оттуда прекрасный.
Истребитель развернулся и полетел в сторону Академии, постепенно набирая высоту. Сверху действительно открывалась изумительная панорама города, казалось, каждая улочка, каждое деревце - как на ладони. Чем выше поднимался "Палаш", тем менее детальным становился пейзаж, зато расширялся горизонт. Воздух был кристально чист, видимость была отменная, и Дик надолго замолчал, очарованный зрелищем.
Когда на альтиметре появилась цифра 4000, Игорь каким-то особо будничным тоном сказал
- Бери управление, я отключился...
Дик машинально схватился за штурвал. И хотя он понимал, что капитан внимательно следит за его действиями и не даст истребителю рухнуть на жилые кварталы, все же его лоб покрылся холодным потом, когда истребитель на мгновение застыв в воздухе, сорвался в крутое пике...
Парень упрямо сражался с оказавшейся вдруг такой непослушной машиной. "Палаш" упорно не хотел подчиняться штурвалу, делая совсем не то, чего от него ожидал взмокший от ужаса новоиспеченный пилот. Высота стремительно уменьшалась, а истребитель и не собирался прекращать падение. Для Дика перестало существовать все на свете, город, Игорь - все ушло куда-то на задний план... остался только штурвал и жгучее желание подчинить себе упрямый аппарат...
... Когда Дик вывел машину из пикирования, на альтиметре стояла цифра 1700. Более двух километров падал истребитель, пока он не справился с непривычным управлением. Он, конечно, умел водить обычный гражданский флаер, но скорость у того не превышала 200 км/ч, да и штурвал был менее чувствителен к резким рывкам - автопилот сдерживал слишком импульсивных. К тому же, откровенно говоря, практика вождения у него была никудышная. Многие парни из колледжа уже имели свои личные машины, его же отец считал это совершеннейшим излишеством. Дик, который всегда был уверен, что его ждут настоящие боевые машины, никогда не считал нужным спорить с отцом, поэтому управлять флаером ему доводилось только в не слишком частых случаях поездок в город, когда по той или иной причине отец или дед не хотели садиться за руль. Но все же он сумел перевести машину в горизонтальный полет. Остальное было делом техники - посадить "Палаш" ему удалось успешно, правда лишь спустя двадцать минут, пока он осваивался с управлением. За все это время капитан не произнес не слова. После приземления (все-таки машину слегка тряхнуло) Игорь все-таки решил прервать обет молчания.
- Неплохо, очень даже неплохо. Правда, падал ты долго, мог бы справиться и раньше. А посадка хороша даже для кадета. Как я понимаю, флаер ты гоняешь довольно часто?
- Часто, мы живем не в городе и приходится мотаться туда - сюда практически каждый день, а то и чаще - голос Дика даже слегка дрожал от избытка чувств. Еще бы, самому управлять истребителем, о таком он и не мечтал... Почему он соврал, так это и сам себе объяснить не смог бы. Может, чтобы капитан не подумал, что он, Дик, набивает себе цену. Мол, чуть ли не первый раз в жизни попробовал, и сразу все получилось. Слегка покраснев, он собрался с силами и обратился к капитану - А можно вопрос, сэр!
- Валяй... - Игорь спрыгнул на бетон площадки и жестом показал майору, мол "все о'кей". Тот с довольным видом кивнул, а Дик с удивлением заметил на лбу ветерана еле заметные бисеринки пота. Неужели он волновался за него, Старка. Снегов хлопнул парня по плечу, выводя из транса - Ну, так что тебя интересует?
- Почему вы сказали "утиный тест"?
Офицеры переглянулись и расхохотались. Отсмеявшись, Игорь вытер выступившие слезы и пояснил:
- А так утят, говорят, плавать учат. Бросают в реку, и барахтайся, как можешь. Хочешь - тони, хочешь - плыви.
- Ладно, парень, иди - вмешался майор - не забудь, в восемь утра регистрация на сборном пункте...
- Да, сэр! Спасибо, сэр! Разрешите идти?
- Сказал же, иди. Мне еще хочется поболтать с капитаном, а ты крутишься под ногами...

- Ну? - спросил майор, когда Дик ушел, - что скажешь?
- А что тут сказать - Игорь пожал плечами - если не провалится на чем-то другом, будет пилотом класса "экстра". Он падал чуть больше двух километров. А я, в свое время, почти четыре. Я вышел в двухстах метрах над землей. И, кстати, я ожидал, что меня будут проверять, поэтому смотрел на приборы. А он глазел по сторонам, так что среагировал на удивление быстро. И посадить "Палаш" - это тебе не с флаером управиться, хоть управление и похоже... Так что у него талант, дай бог ему развиться. Надо будет потом поинтересоваться, как там у него дела... Как там его зовут, Ричард Старк..?
- Да. Посмотришь его документы?
- Обязательно. Но, откровенно говоря, Джеймс, у меня к тебе серьезное дело. Очень серьезное.
- Что за дело? - нахмурился майор - Что раньше не сказал?
- Да так, не хотел при посторонних... Да не кручинься раньше времени. Так, сейчас сосредоточусь и скажу...
Рука Игоря нырнула в карман летного костюма и достала оттуда небольшой серый конверт. Капитан вытянулся по стойке смирно, и отчеканил:
- Майор Диксон. По приказу командующего Первой эскадрой адмирала Шведова вы вновь призываетесь на действительную службу. Вам надлежит в семидневный срок сдать дела вашему преемнику и прибыть на авианосец "Изабелла", где примете командование над бригадой истребителей.
Ветеран отдал честь, рука, принимающая конверт с назначением, не дрожала, только в уголках глаз появился предательский блеск. Вне сомнения, это были слезы радости - он снова будет в строю.


Семья

Закат почти догорел. Становилось все темнее, где-то над головой появились первые звезды... Пора домой, родители, наверное, уже пришли. Вчера мать с отцом ходили в гости к соседям и Дик не стал поднимать этот разговор, тем более, что Элен весь вечер только и говорила о предстоящем приеме, поэтому попытка Дика объясниться все равно не имела бы успеха. Сегодня вся семья в сборе, самое время... Он поднялся, отряхнул прилипшие к комбинезону травинки и комочки земли и пошел по узкой тропинке к видневшемуся вдалеке большому двухэтажному дому, в окнах которого уже загорелись огни.
Этот дом был построен еще прадедом Старка, в тот период, когда везде началось повальное стремление к уединению. Тысячи людей ставили себе задачу распрощаться с городским образом жизни, и переселиться в сельскую местность, не лишаясь при этом, разумеется, привычных удобств. Ричард Старк, в честь которого в последствии был назван правнук, вложил в постройку дома все состояние, тем более, что место, исключительно удачно выбранное, тоже стоило недешево. С тех пор "родовое гнездо" давало приют уже третьему поколению Старков - довольно солидная вилла, оборудованная если и не по последнему слову техники, то уж по предпоследнему точно.
Сейчас свет горел в окнах первого этажа, ясно давая понять, что намечается семейный ужин. Обычно, когда по той или иной причине "отцы и дети" не имели возможности собраться вместе, мать накрывала стол наверху, в небольшой гостиной, которая позволяла разместить троих, от силы четверых. Дик куда больше любил именно ее, комната была уютной, к тому же там был чудесный камин, а он очень любил смотреть на огонь, слушая потрескиванье поленьев и наблюдая полет медленно гаснущих искр. Впрочем, большой стол организовывался нечасто, поскольку обычно в доме находились четверо. В данном же случае было совершенно очевидно, что в доме появились или по крайней мере ожидаются гости.
Действительно, вся семья уже была в сборе. Джон Старк, отец Дика, преуспевающий бизнесмен, работающий в корпорации "Тарк-экспорт-импорт" и мечтающий устроить сына к себе в отдел, высокий подтянутый мужчина с приятной внешностью и эффектной сединой. Он считал, что добился в жизни определенных высот, и смертельно обижался на сына, который не всегда разделял его мнение. Впрочем, его должность и положение в обществе вызывали определенную зависть у менее удачливых коллег. Мать, Элен Старк, все еще красивая женщина, недавно отметившая свой тридцать восьмой день рождения, известный (по крайней мере в округе) дизайнер, глубоко убежденная, что ее сын непременно должен достигнуть определенного успеха в какой-либо области искусства. С детских лет Дика мучили нанятые матерью преподаватели, без особого успеха пытавшиеся ввести парня в "мир прекрасного", по крайней мере в том смысле, как сами этот мир воспринимали. Чтобы не огорчать мать, он действительно старался быть на должном уровне, однако сами учителя, в присутствии Элен прибегавшие к осторожным, но относительно высоким оценкам его "талантов", наедине не раз прямо говорили, что мировым светилом ему не быть. Парень особо не расстраивался - дизайн и живопись его особо не привлекали, а о том, чтобы стать визажистом или кутюрье, о чем в тайне мечтала мать, он и не думал. Тем не менее, Элен все еще строила на этот счет грандиозные планы, ничем конкретно не подтвержденные. В этом ей старались не мешать.
Четвертым членом семьи и самым близким другом Дика был Лесли Старк, отец Джона и дед Ричарда - пожилой, но все еще крепкий невысокий мужчина, который имел большое влияние на всю семью. Именно ему в большой мере был обязан Старк - младший своей тягой к космосу. В юности тот тоже пытался поступить в Патруль, но тесты показали невозможность курсанта сопротивляться перегрузкам, и он был отчислен "по состоянию здоровья". Тем не менее он долгое время работал на одной из наземных баз Патруля в качестве вольноопределяющегося, пока не получил предложения перейти на работу в одну из крупных транспланетных корпораций. В настоящее время старик вкушал все радости и горести заслуженной, и весьма, кстати, немалой пенсии. Дед очень любил внука и его мнение имело в этом доме солидный вес...
- Послушай, дорогой, где тебя носит? - поинтересовалась мать - Мы дома уже почти час, пора ужинать.
Лесли, сидевший в глубоком кресле у старинного бронзового торшера, гордости Элен, которая не уставала всех заверять, что этой мрачной конструкции исполнилось не менее чем триста лет, тихо рассмеялся.
- Да брось, Элен, у парня в его возрасте есть вещи поважнее еды. Небось опять торчал на своем холме и строил наполеоновские планы. Давай, малыш, топай к столу - растущему организму нужно хорошо питаться.
- А что у нас на ужин? - поинтересовался Дик, который почувствовал, что порядком проголодался и совсем не прочь последовать совету деда.
- Жаркое из карота! - мать с явным удовольствием ожидала реакции семьи. Реакция не заставила себя ждать. Карот - животное, которых разводили и экспортировали тарки, был, пожалуй, одним из наиболее популярных и дорогих деликатесов на Земле. Вообще Земля ввозила довольно много продуктов - чудовищная перенаселенность не могла компенсироваться всемерно поощряемой правительством эмиграцией - новые миллионы людей рождались куда быстрее, чем транспортные компании успевали вывозить. Желающим эмигрировать не было отбоя, и тем не менее колонии постоянно испытывали острейшую потребность в рабочих руках. Основная масса освоенных планет, и прежде всего Селеста, Кемт и Гардарика изначально ориентировались на сельское хозяйство, которое очень быстро обеспечило этим мирам высокий статус в Федерации - без поставок продовольствия Земле грозил голод, и все об этом прекрасно знали. Беззастенчиво пользуясь этим, представитель посольств этих планет отбирали самых лучших претендентов.
Несколько крупных компаний, занимавшихся космическими грузоперевозками, быстро заметили эту золотую жилу, и принялись интенсивно наращивать флот, прежде всего за счет мощных грузовых кораблей. К настоящему времени компания "ТЭИ" занимала лидирующее место среди тех, кто обслуживал маршрут Земля - Тарк. Для семьи Старков, кроме всего прочего, это означало, что многое из того, что считалось на не слишком-то сытой Земле деликатесами, время от времени появлялось на их столах - сотрудники "ТЭИ" имели некоторые льготы.
- Однако! Надо понимать, в доме праздник? В честь чего? - Дик в глубине души хотел оттянуть начало неприятного разговора.
- Мы заключили долгосрочный контракт с правительством Рекна, по поводу поставок продовольствия. Все, кто принимал участие в проекте, получили крупные премии, в том числе и я! - всем своим видом Джон старался показать: "смотри, сынок, вот твое будущее".
- Поздравляю, папа. - Дик был действительно рад за отца, прекрасно понимая, как важна для него карьера, однако в глубине души он осознавал, что нынешняя должность хотя и приносила семье хороший доход, куда более солидный, чем дизайнерские работы матери, тем не менее была лишь на ступень выше рядового работника. Сам Джон старался об этом вообще не думать, свято веря в свою звезду и неизбежное повышение по службе.
- И мои поздравления - дед всегда был большим любителем хорошей кухни - приятно, черт возьми, когда твоя работа хорошо сказывается на моем желудке...
В своих предположениях Дик почти не ошибся - действительно, к ужину ожидался гость, на которого Джон имел некоторые виды. Однако, к глубокому огорчению отца и к нескрываемой радости деда, высокопоставленное лицо несколько минут назад позвонило и принесло извинения по поводу того, что вынуждено отказаться от любезного приглашения. Сам Дик не только не расстроился от этого известия, но в какой-то мере был даже рад. Не говоря уж о том, что он не слишком-то любил подобных "гостей", которые были куда более "нужны", чем "приятны", он в этот вечер собирался начать и закончить слишком серьезный разговор, чтобы отвлекаться на всяких там влиятельных лиц, которых отец время от времени приводил в дом.
Ужин был потрясающим и полностью оправдал все ожидания - нежнейшее мясо неизмеримо превосходило по своим вкусовым качествам все, что Дик ел до сих пор. Элен, ко всем своим достоинствам, еще и весьма неплохо готовила, и, следует отметить, этот талант вызывал у многих ее подруг куда большую зависть, нежели ее художественные промыслы.
За столом все обсуждали предстоящий прием у мэра, на который Элен была приглашена - событие само по себе неординарное и, по словам самой хозяйки, говорившее о том, что ее последняя выставка имела куда больший успех, чем она сама смела ожидать. В самом ближайшем будущем, а лучше всего прямо завтра, она планировала слетать в Париж принарядиться, и уговаривала Джона составить ей компанию, а тот изо всех сил упирался - он терпеть не мог магазины, бесконечные примерки и, кроме того, был не слишком большим любителем стратосферного транспорта - мысль о полете портила ему настроение. Моментально нашлась куча неотложных дел, которые всенепременно требовалось переделать именно в два ближайших дня - "отмазка" была вилами по воде писана и Элен уже собиралась было устроить мужу скандал с перечислением всех обид последнего десятилетия, когда вмешался Лесли, предложив свои услуги, которые были тут же приняты - Элен было безразлично, с кем лететь, ей просто был нужен зритель и собеседник. Дик про себя усмехнулся - если бы не дед, то эта участь в конечном итоге досталась бы ему, в этом он нисколько не сомневался, не в первый раз.
Когда после ужина все перебрались в малую гостиную, где удобно расположились у камина, Дик наконец собрался с силами...
- Мама, папа, у меня к вам есть серьезный разговор...
Отец с готовностью отложил газету, всем своим видом демонстрируя готовность принять участие в решении проблем сына - учитывая, что он только что категорически отказался решать проблемы жены, это был с его стороны единственно возможный ход. Мать тоже повернулась к Дику, однако в ее глазах появилась первая нотка беспокойства. Набрав в легкие побольше воздуха, и постаравшись придать голосу максимум твердости, Ричард веско произнес:
- Я решил поступить в Академию Патруля!
- И даже не думай. - мать сказала это, как само собой разумеющееся - В следующем году ты будешь поступать в школу дизайна, я уже говорила с ректором и он обещал посодействовать...
- Постой, Элен, но я намеревался устроить его к нам в корпорацию, тем более что шеф не возражает - рабочие династии и все такое прочее. Сначала, я думаю, ему стоит в технический отдел, пусть присмотрится, познакомится с людьми, а там...
- Нет, Джон, я думаю, мальчик должен...
- ... будет возможность и для роста. - отец просто не слышал возражений Элен, поскольку затронутая тема была его любимым предметом для размышлений в течение последних лет - Насколько я знаю, сейчас планируется существенное увеличение штата в связи с ростом...
- Джон, дай мне сказать, черт тебя подери!
- ... товарооборота, все-таки новые контракты будут действовать не один десяток лет. Умный парень при соответствующей...
- Джон, заткнись!
- ... поддержке способен добиться весьма высокого статуса. - Отец на мгновение замолчал, затем поинтересовался - Ты что-то сказала, дорогая?
По внешнему виду мамочки было ясно видно, что сейчас начнется буря. Она уже намеревалась высказать отцу все, что она думает о нем, о его корпорации в целом и о перспективах для ее единственного сына в частности, когда вновь вмешался дед, у которого после выхода на пенсию осталась одна, но очень важная обязанность - сглаживать вечные трения супругов. Стоит отметить, справлялся он с ней весьма неплохо.
- Эй, детки, помолчите! - Лесли слегка повысил тон, что немедленно остудило невестку, свекра она слегка побаивалась, что не мешало ей, впрочем, время от времени беззастенчиво помыкать добродушным стариком. - Может стоит дослушать парня? Мне показалось, что он еще не закончил, - дед повернулся к Дику и подмигнул ему. По-видимому, старый хитрец давно обо всем догадался и уже принял свое решение, знать бы какое - Давай, парень, выкладывай свои планы...
- Это уже не планы... - вздохнул Дик, внезапно подумав, что разговор, похоже, пройдет еще труднее, чем он ожидал. - Вчера я подал заявление на универфак.
- Это ерунда, заявление заберешь - Элен, похоже, не намерена смириться с серьезностью его решения, скорее даже не думала, что ее сыночек уже вырос и стал способен на самостоятельные поступки - И вообще, что за глупость ты вбил себе в голову? Патруль... это так... - мать замялась, подыскивая подходящее слово, вместо вертевшегося на языке "немодно" - так несовременно и неперспективно. И опасно, наверное... В общем, не морочь мне голову, говорить тут совершенно не о чем. Я, в общем-то даже не возражаю, если ты годик поработаешь у отца, осмотришься, а там может и ...
- Извини, мама, но я уже все решил. Окончательно.
Дед хрюкнул, из всех сил стараясь сдержать смех - выражение лица Элен сделало бы честь лучшим актрисам Голливуда. Отец недоуменно смотрел на Дика, в шестнадцатый раз протирая очки пальцами, вместо лежавшей под рукой салфетки, от чего они уже полностью потеряли прозрачность. Вообще, его привязанность к очкам была семейной традицией - стоило пожелать, и зрение исправили бы за пару часов безо всяких проблем, однако Джон упрямо считал, что стекла в старинной роговой оправе придают ему солидности.
- А посоветоваться ты, конечно, не мог? - на глазах Элен появились слезы, губы начали предательски дрожать - Мы что, вообще ничего для тебя не значим? Ты посмотри, у отца из-за твоих известий инсульт будет, ты его совсем не бережешь...
- И мать опять до слез доводишь - вставил отец.
- Как ты не понимаешь, мы же заботимся о твоем будущем... Кому сейчас нужен этот Патруль, правительство их не любит, я вот в газете читала, что им опять урезали фонды. Если ты уж так хочешь путешествий, так отец может быть сможет тебя устроить на какой-нибудь лихтер к Тарку, на пару рейсов... Ты же видишь, у отца - Элен уже не вспоминала о своем намерении сделать из Дика дизайнера, прекрасно понимая, что сейчас эта тема будет непопулярна, а поддержкой мужа надо заручиться - и жалование высокое, с доходом офицера не сравнить... Да и льготы...
- Мама, я...
- И скорее всего тебя зашлют там в какую-нибудь дыру, вроде Ленна, где ты будешь торчать лет десять. Ты что, хочешь чтобы я умерла от старости, до смертного одра питая несбыточную надежду хоть раз напоследок увидеть своего сына? Нет, скажи, ты ведь этого хочешь? - слезы уже текли ручьем, медленно, но неуклонно подмывая решимость потенциального кадета.
Дик все отчетливей чувствовал, что начинает сдавать позиции. Страдания матери выглядели такими неподдельными (Элен вообще всегда была хорошей актрисой, а уж если вставал вопрос о благополучии ее единственного сына, то тут уж она старалась вовсю), отец насупился и тоже, казалось, был готов вставить свое (может и не очень веское, но все же свое) родительское слово. Парень прекрасно понимал, еще немного, и родители дойдут до мольбы, а с этим бороться просто невозможно. Все его существо воззвало о помощи, обращая этот глас вопиющего в пустыне к единственному человеку, который в этой ситуации если и не на сто процентов поддерживал Дика (а может и на сто, кто знает старого хитреца), то по крайней мере мог ему помочь разрядить обстановку. Казалось, Лесли услышал сей немой призыв, так как счел нужным подать голос. Правда, фраза была не совсем та, на которую рассчитывал Дик. Откровенно говоря, он предполагал, что этот ярый поклонник Патруля станет защищать эту профессию, убеждая родителей, что выбор парень сделал неплохой, но тот повел себя несколько иначе.
- Ричард, ну-ка, освободи гостиную от своего присутствия - сурово сказал дед, вставая из кресла - тут будет серьезный разговор взрослых людей и пацанам тут делать нечего - Подталкивая внука к дверям, он еле слышно прошептал - Не трусь, парень, прорвемся, Элен я беру на себя...

Дик сидел в своей комнате и перебирал свои вещи. Теоретически считалось, что зачисление в Академию происходит с согласия родителей, но фактически отчислить по требованию матери его не могут. Так что, если Элен не сдастся, то он все равно поступит по-своему... если найдет в себе достаточно сил. Снова прокручивая в памяти так скоропостижно завершившийся разговор, он изо всех сил старался не поддаваться на слезы матери и бессловесные упреки отца, выражавшиеся в основном тяжелыми вздохами и мрачными взглядами. Да, теперь вся надежда на деда, только он может помочь.
На столе была разложена масса мелочей, которые были в той или иной мере ему дороги. Он знал, что курсанты обычно не обременяют себя излишними личными вещами, однако кое-что можно взять с собой. Может, этот вибронож - дед подарил его на прошлый день рождения. Господи, как он тогда обрадовался - такие "игрушки" были большой редкостью и стоили весьма дорого. Дед сиял не меньше внука, когда вручал ему подарок, а сам Дик был просто на седьмом небе - о таком ноже он мечтал очень и очень долго. Или, может, дневник... хотя вряд ли в Академии будет на него время. Нет, дневник однозначно отпадает, да и он порядком забросил в последнее время свои записи. В конце концов, такие вещи, как дневник, заводятся от избытка свободного времени, а если верить программе обучения, то лекции будут отбирать все, что останется после сна и еды. Книги... на полках стояло не менее полусотни томов, от довольно слабых литературных поделок на тему "героического Патруля", до довольно редких среди неспециалистов серьезных трудов по истории и перспективам развития этого воинского формирования. Нет, тут двух мнений быть не может, книги ему не нужны. Мало того, что это немалый груз, так курсанты имеют доступ к огромной библиотеке, там все есть, а таскать их... пусть остаются. А может... нет, это тоже ерунда, так, сувениры.. "Странно, - подумал Дик, - похоже, все, чем я дорожил раньше, уже лишнее, осталось за плечами, как ненужный хлам...".
Он достал из ящика стола деревянную рейку и нажал кнопку виброножа. Из рукоятки выскочил тонкий, вряд ли толще волоса, светящийся тридцатисантиметровый стержень. Конечно, это был не металл, а свернутое в струну силовое поле, вибрирующее с чудовищной частотой. Он чиркнул стержнем по деревяшке - отрезанная часть упала на стол. Точно так же нож рассек бы практически любой материал, в принципе, наверное, даже эланский броневой сплав... ну может, с некоторым трудом. Пожалуй, единственное, что не смог бы разрезать светящийся стержень - это другую струну свернутого поля... Это оружие было изобретено довольно давно, практически одновременно с генератором Гейзенберга, и с тех пор вибронож и его "усиленный" вариант - вибромеч, неизменно входили в стандартное вооружение маринеров, да и универы с удовольствием оснащались этими смертоносными "игрушками". Да, пожалуй это действительно будет самая лучшая память. Дик выключил нож и положил его в карман, одним движением руки смахнув все остальное в ящик стола.
- И правильно решил, малыш, весь этот мусор тебе не нужен, а нож может и пригодиться - раздался за спиной голос деда. Погруженный в размышления парень не слышал его прихода. Он с немым вопросам в глазах уставился на старика...
Тот спокойно прошествовал к столу, удобно устроился на стуле и довольно усмехнулся.
- Да не нервничай, малыш, все в порядке. Просто ты еще молод и не успел научиться влиять на людей. В моем возрасте это просто, со временем и ты поймешь, что самый простой способ заставить людей сделать то, что тебе хочется, это вынудить их думать, что для тебя это будет наказанием. Люди обожают обижать ближних, даже если это их дети. Но ты зря все скрывал до последнего момента, я ожидал, что ты им сообщишь гораздо раньше.
- Так ты их уговорил? Но как ты... откуда...
- Ты хочешь спросить, откуда я знаю о твоих планах? - Дед усмехнулся - Ну я мог бы сказать, что это открытым текстом было написано в твоих честных глазах, когда ты вчера заявил, что вы с приятелями едете в голотеатр. Но если откровенно - в следующий раз не оставляй на столе черновик заявления. - Дед пожал плечами - А вообще-то я считаю, что ты прав. Мне кажется, каждый мужчина должен совершить в своей жизни что-то серьезное, более серьезное, чем хорошо заключенный контракт, которым так гордится Джон. А что может быть серьезнее роли защитника...
- Ты считаешь, эта роль себя оправдает? Я сам часто думал об этом, но Патруль и в самом деле бездействует уж сколько лет.
- Не знаю... Я не военный и не политик, мне трудно судить о столь глобальных вещах. И все же... Посмотри, в исследованном космосе найдено порядка полусотни планет, пригодных для жизни любого из известных видов разумных существ - людей, тарков, рекнов, клиотов и других. А вот вопрос контроля... Земля имеет сейчас тридцать две колонии. Клио - одиннадцать. Тарк - пять. Рекн - четыре, по крайней мере, о которых мы знаем. Ну клиоты - народ миролюбивый, что с них возьмешь - инсекты. Запросы у них невысоки, промышленность их интересует мало. Да и колонии у них хорошие, богатые и ресурсами, и климатическими условиями. А вот Рекн и Тарк... У них уже сейчас плотность населения метрополии в два раза выше нашего, а что творится у нас, ты и сам знаешь. И темпы размножения тоже впечатляют. Правда, Земля усиленно им помогает, этакий добрый дядюшка, который неустанно печется о бедных родственниках. Не все спокойно относятся к такому положению, особенно рекны, их аппетиты непрерывно растут, и, боюсь, скоро они перестанут довольствоваться ведомой ролью. Я не знаю, стоит ли их опасаться, но федерация - лакомый кусочек для любого, кто сочтет себя достаточно сильным, чтобы выступить против нее. Слышал, Рекн отказался вступить в Федерацию, Тарк взял время на размышление, которое, учитывая их способ мышления, протянется лет на тридцать, не меньше. Так что никаких обязательств на себя они брать не хотят. Клиоты вообще не хотят иметь с нами политических контактов, они туристы по натуре, мы их интересуем скорее как экзотика, только лениты с самого начала стали нашими полными и безоговорочными союзниками, но это и понятно, биологически они наши братья. И, кстати, в последнее время Федерация сильно разрослась и не так уж хорошо защищена... особенно дальние колонии. А наши политики усердно передают тому же Рекну любые технологии, в том числе и военные. Я, кстати, недавно читал, что они начали у себя выпуск "Алебард" - слышал про такие? То-то. Им нет смысла тратить годы на разработку и запуск в серию, имеют все готовое. И имеют этого, думаю, очень много - они по сути еще не вышли из феодального строя, поэтому оружие им милее любых других игрушек. Так что, если что случиться, Патрулю будет весьма жарко. И надежные люди ему нужны, причем не "скоро", а именно сейчас.
- А что ты сказал родителям? Что-то они быстро сдались...
- У твоей мамаши исключительно сильно развит дух противоречия, я просто этим воспользовался. Ты только не обижайся, но энтузиазма у тебя не меряно, а ума... Я сказал, что через пару месяцев тренировок из тебя выбьют дурь и ты, как миленький, вернешься в это гнездо. Это, кстати, убедило их гораздо больше, чем все твои заявления об "окончательном и бесповоротном решении".
- Я надеюсь, ты не...
- Да верю я в тебя, верю. А Элен, вообще говоря, надо нервы беречь. Это, кстати, тебя в первую очередь касается - такой удар матери нанести, да еще безо всякой подготовки. Она же спит и видит тебя модным дизайнером. Ну или, на худой конец, преуспевающим бизнесменом. Или вообще лишь бы кем, только чтобы у нее под крылом. А так... глядишь, со временем и свыкнется с этой мыслью. Постепенно...
- Спасибо дед. Я жутко боялся этого разговора. Честно признаться, уже думал, что все, труба.
- Не за что. Только... - дед внимательно посмотрел на внука - Ты уж постарайся, чтоб я оказался неправ с точки зрения Элен. Понял?
- Понял! Я справлюсь...

Дик прибыл на сбор примерно в половине восьмого. Этой ночью он спал мало и поднялся еще затемно. Флаер доставил его к Академии и на автопилоте улетел домой - в этот раз возвращаться ему не придется. Третий корпус, куда ему надлежало явиться, большой купол, рассчитанный на одновременное посещение трехсот человек, стоял несколько в стороне от других зданий Академии. Со всех сторон к куполу тоненькими ручейками стекались курсанты.
На всей планете было всего двадцать регистрационных пунктов Академии. Как правило, они находились вдалеке от больших городов. Это, кстати, преследовало определенную цель. Было замечено, что часто молодые парни подавали заявления под воздействием минутного настроения, или просто за компанию, или "на слабо". Как правило некоторые потом довольно сильно сожалели о скоропалительном решении, служба в армии никогда не была сахаром, а уж сейчас тем более. Поэтому все эти филиалы и разместили в провинциях - даже удивительно, насколько меньше людей оказались готовы добираться до регистрации несколько часов. А тех, кто действительно желал стать в ряды патрульных, столь жалкое препятствие удержать не могло.
Сборный пункт слегка оглушил Дика. Хотя он знал, что далеко не каждый год Академии удавалось провести полный набор и сейчас здесь было далеко не три сотни человек, тем не менее гул голосов довольно существенно давил на уши. Повсюду стояли небольшие группы оживленно переговаривающихся абитуриентов - Дик остро почувствовал свое одиночество, большинство остальных имели здесь не одного хорошего знакомого, с кем можно было перемолвиться словом.
Он протолкался к табло, где ожидалось появление сообщений для новоиспеченных курсантов. Было еще рано, до назначенного срока оставалось минут двадцать. Люди продолжали пребывать. Табло было пустым, и тем не менее около полусотни молодых людей жадно следили за ним, напряженно ожидая указаний. Про себя Старк отметил, что подавляющее большинство здесь составляют молодые парни, девушек было относительно мало, хотя Патруль всячески приветствовал тех, кто желал служить в медицинских или контактерских частях - по крайней мере в последних еще никогда не было полного комплекта. Встречались и люди постарше - особых ограничений не было, можно было и в тридцать лет поступить в Академию, однако эти "старички" редко достигали выпускного курса, молодым всегда легче усваивать новые знания, поэтому подавляющее большинство все-таки составляли выпускники колледжей. Поскольку в округе не было солидных университетов, которые издавна поставляли Патрулю самые ценные кадры, то в среднем возраст абитуриентов колебался между 18 и 20 годами.
Стоявшая рядом с Диком высокая стройная брюнетка примерно его возраста внезапно повернулась к нему. Некоторое время она рассеянно осматривала Старка, затем поинтересовалась:
- Ты зарегистрировался, парень?
- Зарегистрировался? - Дик удивленно посмотрел на красотку - В смысле?
- Тебе майор сказал, что ты можешь и не приходить, если передумаешь в последний момент?
- Ну.
- Ну так если до восьми ноль-пять не зарегистрируешься у автомата во-он там, у тех дверей, то это как раз и будет означать, что ты "не пришел"...
- Спасибо, я не знал... - Дик бросился в указанном девушкой направлении. У автомата собралась довольно большая очередь, а времени было в запасе не так уж и много.
- Не знал... - снисходительно обронила ему вслед брюнетка - Балда, объявление на входе прочитать не мог, технарь недоделанный...
Дик протолкался к автомату и вставил личную карточку в прорезь. На табло мигнули цифры: 07:54. Карточка вылезла обратно. Дик вынул ее и аккуратно уложил в бумажник. Внезапно его слегка оттолкнули в сторону. Он оглянулся. Сзади стоял высокий стройный парень в темно-зеленом комби, явно на пару лет постарше Старка, поглядывавший на него с легким оттенком превосходства.
- Не задерживай будущих коллег, мальчик... - ехидно сказал он, вставляя в прорезь свой жетон - Давай, давай, вали, не создавай толпу.
Сзади засмеялись. Дик подумал, что этого выскочку можно было бы слегка помять, но справедливо решил, что в первый же день не стоит ввязываться в конфликты.
- Ладно, ладно, ухожу уже, дедушка - как можно более ядовитым тоном бросил он высокому и двинулся в обратный путь к информационному табло.
К его величайшему сожалению, брюнетки на старом месте уже не было. Впрочем, толпа собралась большая и он вряд ли разглядел бы ее уже в трех метрах от себя. Он даже расстроился - девчонка безусловно была хороша. Наверное, пойдет в группу психологов, просто создана для них. Жаль, встретиться, очевидно, больше не придется.
Время! На табло внезапно вспыхнули слова: "Уважаемые кадеты! Вас приветствует Академия Патруля". Буквы горели на экране долгих пять минут. "А, она же сказала, что отмечаться можно до 8.05"- вспомнил Дик. Он оглянулся - у автомата на входе никого не было, все, кто пришел, вовремя прошли процедуру регистрации.
Толпа затихла, все разговоры временно прекратились. Надпись на табло исчезла и через мгновение появилась другая:
"Просим стажеров разобраться по группам:
Сектор 1 - Астронавигация
Сектор 2 - Научное обеспечение
Сектор 3 - Ксенология
Сектор 4 - Универсалисты
Сектор 5 - Техническое обеспечение
Сектор 6 - Морская пехота
Сектор 7 - Медперсонал
Погрузка в транспорты для доставки в учебные центры через двадцать минут. На посадку вас проводят офицеры Патруля."
По периметру зала вспыхнули цифры секторов. "Сектор 4 - думал Дик, проталкиваясь к своему участку - А почему не 1? Или не 7? Интересно, имеет ли какое-нибудь значение эта нумерация. А ангелы - в секторе 1, и тут их выделяют...". По дороге он заметил, как неприятный высокий блондин, с которым он "познакомился" у регистрационного автомата, свернул к первому сектору. "Конечно, следовало этого ожидать. Но не рано ли у него гонор полез? Надо было бы все-таки его слегка остудить..."
По дороге он с интересом наблюдал, какой сектор сколько собрал кандидатов. Как и ожидалось, больше всего людей было в шестом секторе, у морских пехотинцев. Вообще, в Патруле морская пехота (ее все еще называли морской, хотя, пожалуй, давно пора было переименовать в "звездную", но против были сами пехотинцы) составляла порядка 70% от численного состава. Вот уж где почти никогда не наблюдалось дефицита кадров, доморощенные культуристы просто обожали этот род войск. Как правило, многих из них ожидало глубокое разочарование - быть самым "крутым" в поселке не означало сохранить за собой этот статус среди нескольких сотен не менее развитых молодых людей.
В секторе "научников" было всего трое - явный недобор, и, похоже, большой. Не удивительно, сюда в основном шли выпускники Гарварда, Оксфорда и других подобных заведений. Как правило, это были парни постарше, хотя попадались и мужчины лет под тридцать - здесь же явно простые выпускники местной школы, бороться на равных с юными дарованиями из престижных университетов им будет довольно сложно. Впрочем, этот факультет не гнался за количеством - рады были заполучить хоть кого-нибудь из талантливой молодежи. Избытка кадров у них никогда не было, но то, что они имели, составляло цвет мировой науки.
Неожиданно много было будущих контактеров - видимо, на общественном мнении сказалось обнаружение в прошлом году еще двух разумных рас, хотя и находившихся примерно на уровне раннего периода железного века. Как правило, такое событие сопровождалось мощным притоком кадров на этот факультет, однако далеко не все желающие изучать, к примеру, ленитов, действительно попадали туда, куда хотели. Хотя, конечно, личные пожелания в какой-то мере учитывались, но на первом месте всегда стояли соображения руководства по наиболее полноценному использованию возможностей своего персонала.
Медики, как всегда, собрали более чем достаточно желающих - служба медперсонала в Патруле, как правило, мало чем отличалась от аналогичной работы на планете, но выше оплачивалась и давала возможность раньше выйти на пенсию. Кроме того, уровень подготовки в Академии был несколько выше, чем в гражданских университетах, хотя и обучение было сложнее. Случаи, когда после окончания Академии новоиспеченные врачи покидали Патруль и приступали к частной практике, разумеется были, и не так уж и редко. Академия закрывала на это глаза - на службе оставалось вполне достаточное количество специалистов. Медицинский факультет был единственным, где ставилось жесткое условие - после окончания отработать во Флоте не менее трех лет. С точки зрения тех, кто заведомо не собирался посвятить свою жизни Патрулю, эта задержка была вполне приемлема, уровень подготовки того стоил.
Дик наконец добрался до своего участка. В четвертом секторе было немноголюдно - многих отпугивала сложность курса и тот факт, что универфак предполагал пятилетний курс обучения, на год больше всех остальных. Около десятка парней и девушек, среди которых Дик с внутренней радостью (хоть одно знакомое лицо) увидел девушку, с которой разговаривал у табло, ожидали офицера. Брюнетка тоже его заметила и, судя по выражению лица, была несколько удивлена.
- А тебя как сюда занесло? Я была уверена, что ты идешь на техфак...
- Почему это? - Дик в глубине души слегка обиделся, хотя понимал, что при первом знакомстве проявил себя не с лучшей стороны. Если бы не она, он вообще не отметился бы...
- Да так... Может представишься?
- Ричард Старк... то есть Дик, конечно. Рост сто восемьдесят пять, вес девяносто три, девятнадцать лет и один месяц, глаза зеленые, Лев, холост... но вы можете это поправить. Что еще угодно знать миледи...?
- Джоанна Диксон, можно Джоан или Диди. Овен, чуть пониже, немного моложе, гораздо легче... А насчет поправить, так тебе еще надо меня в этом убедить.
- А я Рихард Ауэрбах - вмешался невысокий светловолосый парень, явно не знавший, к какой компании примкнуть и не желавший стоять один - Почти тезка, между прочим. Два года назад приехал с предками из Новой Германии. Кстати, меня обычно зовут Рич... Миледи, который час?
- 8.23... - Джоанна взглянула на миниатюрные часики - У тебя что, часов нет?
- Есть, конечно, только хочется твой голос услышать.
- Еще наслушаешься, за пять лет.
- Внимание, господа универ-стажеры - в открывшейся двери стоял офицер со знаками различия лейтенанта. Он был официален просто до отвращения, а выправка сразу выдавала новичка, слишком уж старался - прошу пройти на посадку в транспорт, стоянка номер четыре. Отправление через 6 минут. Прошу не задерживаться.
Вся группа вышла из здания. В полусотне метрах от входа стоял десятиместный стратоплан с эмблемой универсалистов. Дик попутно обратил внимание, что размеры аппаратов были разными, в зависимости от числа кандидатов. Видимо, спланировано заранее, для будущих маринеров подогнали довольно крупный транспорт, одним махом вмещавший в себя не менее полутора сотен человек. Тех, впрочем, было немногим меньше.
После того, как все расселись и машина стартовала, в проход между креслами вышел уже знакомый лейтенант.
- Прошу внимания. Наш полет продлится четыре часа. Основная база факультета универсалистов находится в Средней Азии, в пятидесяти километрах от города Канибадама. По прибытию всем вам надлежит зарегистрироваться в первом корпусе, второй этаж, кабинет 203. После этого получите форму и снаряжение - корпус 6, склад, подвал. Жилой корпус - третий, вам укажут ваши комнаты. На все обустройство вам дается полтора часа. В 14-00 - сбор всего потока, корпус 2, второй этаж, большой зал. Вопросы есть?
- А кормить будут? - вопрос задал худой как щепка парень с последнего ряда. Собственно, эта тема волновала и Дика, но не настолько, чтобы лесть с вопросами к подчеркнуто официальному лейтенанту.
- Прежде всего, обращаясь к старшему по званию, вы должны встать и представиться. Кроме того, принято говорить "Сэр". Вы поняли?
- Да...
- Я должен повторить?
Худой вскочил и, не рассчитав усилия, вписался головой в потолок - он был сантиметров на двадцать выше Дика, и стратоплан на его рост явно рассчитан не был. По всему салону послышались смешки, но на лице лейтенанта не отразилось никаких эмоций.
- Да, сэр! Понял, сэр! Кадет Дженнингс, сэр! Нас будут кормить, сэр!?
- Прежде всего, вы еще не кадет, а если не научитесь себя вести, то никогда им не станете. До тех пор, пока тесты не показали вашу пригодность к службе универсалиста, вы - стажеры. И не более. Питание вам будет обеспечено на базе, после общего собрания. - Лейтенант повернулся и вышел из салона, спиной выражая недовольство.
- Слышь, бедняга, хочешь гамбургер? - Рич явно получал удовольствие от происходящего, однако делал героические усилия, чтобы скрыть иронию в голосе - А то, глядя на тебя, я боюсь, что ты не доживешь до обеда.
- Давай - В глазах Дженнингса появилось чувство глубокого удовлетворения.
- Да, позвольте представиться. Меня зовут Боб...
Пока Дженнингс уничтожал запасы из сумки Рича, он рассказал, что родился в Вашингтоне, окончил колледж и намерен сделать карьеру в Патруле. Что касается его худобы, так это у него от рождения. Почти постоянно испытывая чувство голода, он никак не может поправиться, что, впрочем, нисколько ему не мешает. И вообще, он очень рад познакомиться, и ... Тут, в очередной раз сунув руку в сумку, он понял, что ничего съедобного там не осталось.
- Ой, я, кажется, все смел... - он даже слегка покраснел. - Спасибо... Извини...
- Да ладно, на здоровье - Рич сунул опустевшую сумку под кресло. "Ну, и лопает - подумал он - тут на троих хватило бы..." - А почему ты, собственно, подался в универсалисты?
Дик все это время был поглощен видом, открывающимся с высоты полета стратоплана. Поднимаясь на высоту восьмидесяти километров, аппарат пикировал со все нарастающей скоростью к конечной точке маршрута и тормозился буквально в сотне метров над землей. Гражданский транспорт обычно летал на более низких высотах и, конечно, всячески избегал перегрузок. Пилоты Патруля, напротив, на первое место ставили скорость, а удобство пассажиров отходили на второй план, если не дальше. Сейчас машина набирала высоту и находилась уже километрах в пятидесяти над землей.
Джоан, несколько возмущенная тем, что ее сосед пялится в иллюминатор, вместо того, чтобы уделять ей внимание, наконец не выдержала.
- Послушай, Дик, а почему все-таки ты выбрал универфак?
- А ты?
- Ну, прежде всего отвечать вопросом на вопрос нехорошо, воспитанные мальчики так не поступают... А вообще-то у меня вся семья служит в Патруле. Мать работала в медотделе на авианосце "Камилла"...
- А я знаю одного капитана с "Камиллы" - Дику было очень приятно показать свою осведомленность, хотя это знакомство носило уж очень кратковременный характер - Игорь... не помню фамилию...
Тут он слегка слукавил - фамилии капитана он и не знал, однако как все же здорово было козырнуть таким интересным знакомством. Однако торжество было недолгим - девушка усмехнулась, пожимая плечами.
- Снегов, конечно... Папа говорил, что он его видел неделю назад. "Тренер" перегонял "Палаш" и отец отвел душу, перестрелял все мишени на полигоне...
- Постой-ка, так твой отец, случайно не тот майор в приемной Академии??? - от этой мысли Дик сразу забыл про панораму за иллюминатором и повернулся к соседке - А то что-то мне твое лицо знакомым показалось... Джеймс Диксон, верно?
- Верно... Кажется, я догадалась - ты тот парень, которого "Тренер" впустил в свою машину... Однако тебе повезло, видимо, Игорь был уж в очень хорошем настроении. Ну что ж, поздравляю, папа сказал, что ты неплохо справился для желторотика... Во всяком случае, "Тренер" оценил.
- А почему "Тренер"...?
- Ну он, еще на гражданке, до Патруля, работал тренером на спортивных флаерах... Вот и взял такой позывной. А оказалось пророческим - последние полгода он только и занимается переобучением пилотов на новых машинах. Кстати, он признан лучшим пилотом Флота, поэтому, собственно, ему и предложили это занятие.
- На "Палаше"?
- Нет, "Палаш" только поступил, это он сейчас его осваивает... А так в основном гонял "Шестоперы". "Бердыш" официально снимается с вооружения, всем пилотам-тяжеловозам приходится переквалифицироваться...
- Я смотрю, ты неплохо разбираешься в кораблях... - Дик почувствовал легкую зависть, его знакомство с истребителями, если не считать "утиный тест", носило чисто книжный характер.
- Еще бы. Я даже "Алебарду" водила... правда, не стреляла. Игорь часто к нам заезжает, он когда-то у папы учился, когда еще кадетом был. Отец тогда был инструктором на базе, куда мы сейчас летим... Потом, правда, перевелся во Флот, на "Камиллу". Там и с мамой познакомился... Так ты мне так и не ответил, что тебя судя затянуло?
- Да что тут ответишь... Не знаю, наверное мне хочется чего-нибудь интересного в жизни. Отец все хочет из меня коммерсанта сделать, а я эту его бумажную работу... Да и очень хочется путешествовать, побольше увидеть... Я же, если честно, за всю жизнь даже на Луне не был, не то что где-нибудь на Клио или на Тарке...
- Там я тоже не была... Правда, в прошлом году на мой день рождения папа устроил мне туристическую поездку на Марс. Впечатлений... море! Ты знаешь, меня даже сводили в "Дельту", хотя туда мало кого пускают, но Диксона там помнят и уважают, так что сделали исключение. Я, кстати, с тех пор начала учить эланский язык - он, в общем-то простой, а вдруг пригодится.
- Может и пригодится, вдруг когда-нибудь на Элу попадем...
- Честно говоря, вряд ли... - Диди с сожалением покачала головой - мне говорили, что на Элу можно попасть только в составе научной экспедиции... Я не думаю, что в ее состав включат универа... Разве что сэйн-спеца, то есть я хочу сказать, специалиста из группы научной поддержки...
- Кстати, коллеги - вмешался в разговор Боб - что там этот... сэр говорил о тестах? Что они там проверять будут?
- Слушай, я тебе поражаюсь - Джоан была возмущена до глубины души - как ты вообще попал на этот факультет? Тебя в школе читать учили?
- Учили - похоже, либо Боб не понимал, когда над ним смеются, либо не обращал на это ровным счетом никакого внимания - А на универфак мне приятель предложил поступить... Сказал, что это самый лучший. А сам, гад, зашел в кабинет после меня и сдал документы на астронавигацию. А я только сегодня об этом узнал... думал, будем вместе, а теперь... даже на разных континентах.
- Давай, я угадаю? - У Дика мелькнула мысль, что с этим "гадом" он сегодня уже успел познакомиться - Высокий такой, блондинистый, в зеленом комбинезоне...
- Ну насчет высокого, это смотря относительно кого... Но наверное он. Ну, попадись он мне...
- А это ты, кстати, зря - Джоан решила слегка утешить парня - Универфак ведь на самом деле лучший, что бы там не говорили ангелы... И, между прочим, все, что умеют ангелы, будем уметь и мы, а вот наоборот... Да и морская пехота не сравнится с универом - может у них тренинг и побольше, но к истребителям их не подпускают, а для нас их ШТ - всего лишь один из курсов. Так что куда ни посмотри, а интересней чем у нас, нигде не будет.
- А что касается тестов - уверенно заявил Рич - это ерунда, это мы все пройдем без проблем... Ну проверят там устойчивость к перегрузкам, наличие разных заболеваний... вернее, их отсутствие. Ну там еще пару тестов на психологическую совместимость, на математические способности - эти требования пониже, чем у ангелов и сэйнсов. Там, говорят, сыпятся восемь из десяти, особенно у научников. Да, еще выносливость, умение терпеть голод... и жажду...
- Шутишь?! - полуутвердительно, полувопросительно сказал Боб и, немного подумав, решил - Конечно шутишь... А голод я, кстати, могу терпеть сколько угодно... если нет другого выхода. Но очень уж не люблю. Два года назад, помню, поспорили мы на одной вечеринке, что я один съем весь запас сэндвичей. На триста баксов.
- И что? - заинтересованно спросил Рич.
- Я выиграл... - Боб на мгновение задумался - Вот только на вечеринки меня после этого приглашать перестали.
Все дружно расхохотались - очень уж удивленный вид был у Дженнингса, Джоанна вытирала слезы, Рич согнулся в кресле. Боб, похоже, ничуть не обиделся - было очевидно, что он вообще был предельно добродушным человеком, который все шпильки в свой адрес умел спокойно пропускать мимо ушей. Такой способности стоило позавидовать, Дик в подобных случаях зачастую лез в бутылку, о чем потом неоднократно жалел.
"Юмора он не понимает... - подумал он, хотя поймал себя на мысли, что Роберт ему чем-то нравится, - Но вроде парень не вредный, сработаемся... Рич - славный малый, с ним приятно общаться, правда любит уколоть ближнего... Он с Новой Германии - из за высокой гравитации они там все настолько физически развиты, что я не удивлюсь, если он способен кулаком проломить стенку стратоплана... При таком развитии у них у всех вынужденно мирный характер. Джоанна ... - Дик не знал, как относиться к этой не в меру эрудированной красотке из семьи потомственных Патрульных, с детства вращавшейся среди того, о чем он мог только мечтать. Диди ему, безусловно, нравилась. Она вообще не могла не нравится парням и Дик мог поклясться, что и Рич, и Боб уже втайне мечтают завоевать ее сердце... Он поймал себя на мысли, что такая мечта и ему не чужда.
- Посмотрим, она, похоже, не заносчива... И, черт, до чего же хороша...".

Кадет

Уже седьмой день стажеров терзали самыми разнообразными исследованиями. Многочисленные тесты на компьютере, центрифуга, после которой вообще жить не хочется, медики с их иглами и громоздкими установками... Каждый вечер, добравшись до своей койки, Дик с ужасом думал, что это же еще не обучение, это только предварительные испытания, которые предназначены для отсеивания непригодных по тем или иным причинам.
За прошедшее время он сильно упал в собственных глазах. Со всей очевидностью бросалось в глаза, что Дженнингс куда грамотнее в области математики и всего, что с ней связано, Ауэрбах физически развит настолько, что вызвал щенячий восторг у эксперта по физподготовке, а Джоанна обладает немалой способностью к языкам и изумительной памятью, позволявшей ей щелкать тесты, как орехи. Сам он, похоже, не обладал ни одним талантом, и время от времени искренне недоумевал, почему его все еще здесь держат. Доброжелательный Рич, с которым он поделился сомнениями, ласково объяснил, что куда проще выгнать всех непригодных скопом, чем возиться с каждым в отдельности. После такого разъяснения Дик совсем было пал духом, и только врожденное упрямство заставляло его вновь и вновь набрасываться на неподдающиеся задачи или до изнеможения гонять себя в спортзале.
Много позже он узнал, что его упрямство и сослужило ему неплохую службу - настойчивость в достижении цели ценилось так же высоко, как и генетически заложенные таланты.
Не обошлось без казусов... То Боб, как всегда мучимый чувством вечного голода, плотно позавтракал остатками вчерашнего ужина перед тем, как получить назначение на день... после чего раздались громогласные проклятия, и он с дрожью в коленках пошел на центрифугу. А потом до двенадцати ночи отскребал свой завтрак от стен узкой круглой камеры, в которой ему и повернуться-то было сложно. То Рич, которого медик неосторожно попросил "изо всех сил" сжать датчик силомера, раздавил в лепешку сам силомер и заодно согнул в дугу стойку, к которой тот крепился, и потом долго извинялся и сетовал на непрочность сделанных на Земле вещей... То Джоанна проспала медицинский тест и с удивлением узнала, что теперь надо повторять исследования сначала, то есть с того, что они проходили три дня назад... Дику тоже не очень повезло... Вчера на кроссе он подвернул ногу и был с позором доставлен на медфлаере в Академию, где его за пару часов привели в норму... а потом бежал кросс один, и не утром, как все остальные, а в полдень, по сорокаградусной жаре. Самое досадное в этом было то, что рядом с ним спокойно бежал инструктор, и когда на финише Дик, добравшись до заветной черты, рухнул плашмя на бетон, инструктор спокойно стоял рядом и, похоже, даже почти не вспотел.
Поначалу тяжелее всего переносился ранний подъем - с точки зрения Дика и восемь утра - это слишком рано, а тут курсантов поднимали в шесть. Однако, к своему глубочайшему удивлению, он быстро понял, что часовая гимнастика на плацу
способна запросто выбить из его головы остатки сна. На шестой день он благополучно открыл глаза примерно за минуту до сирены, которая будила стажеров каждое утро, и понял, что вошел в ритм. Дальше будет легче.
В общем, все испытали огромное облегчение, когда наконец вечером на седьмой день было объявлено, что исследования завершены. Вся группа, сто пятьдесят человек, собралась в большом лекционном зале. Настроение у большинства было приподнятое, в основном каждый примерно знал, чего ему ожидать, хотя инструкторы до последнего дня хранили гробовое молчание. Кое-кого мучили дурные предчувствия...
Здесь собрались все, кто измывался над стажерами в течение этой недели. Офицеры прибыли в парадной форме, даже со шпагами - признак исключительной торжественности момента. Многие мундиры сверкали наградами. Дик чуть не потерял дар речи - сухонький старичок, который ощупывал и осматривал его перед каждым прохождением центрифуги, и обычно был одет в довольно потертый, но всегда снежно белый халат, теперь тоже находился в президиуме, только сейчас в его петлицах сверкала эмблема полковника медицинской службы, высшее звание, которого можно было достигнуть в этой отрасли. Как минимум это означало не один десяток серьезных работ в области теоретической или прикладной медицины. И на груди у него, на темно-красной бархатной ленте, огнем горели золотые звездочки - каждая из них означала участие в исследовательской экспедиции. Их было очень много...
На трибуну поднялся начальник Академии, адмирал Франк Ченнинг, шесть лет назад переведенный на эту должность с поста командира второй эскадры (всего было четыре эскадры - Первая, Нептунианская, Меркурианская и Четвертая, корабли которой не имели постоянной базы и, как правило, занимались исследованиями, конвоированием транспортов. Большая часть Четвертой была рассредоточена по колониям).
- Леди и джентльмены, прошу тишины. С вашего позволения, я зачитаю результаты исследований, которые должны были показать вашу пригодность к выбранной профессии... Напоминаю, что отчисленные по состоянию здоровья имеют первоочередное право на получение работы на планетарных станциях Патруля. Вопросы?... Отлично, итак, приступим...
Адмирал взял со стола список, и объявил:
- Альтов, Владимир...
- Я! - поднялся невысокий парень с рыжими волосами и широким веснушчатым лицом.
- Годен к службе в корпусе универсалистов Патруля. Поздравляю, кадет!
- Спасибо, сэр!
- Ауэрбах, Рихард ... годен к службе ...
- Дамбровский, Вацлав ... годен к службе ...
- Дженнингс, Роберт ... годен к службе ...
- Диксон, Джоанна ... годна к службе ...
- Дюбуа, Иветта ... годна к службе ...
- Форсайт, Пол ... не годен к службе в Патруле по причине плохой сопротивляемости перегрузкам... Сожалею, молодой человек, но это требование для универсалиста - одно из самых важных...
- Келадзе, Шота ... годен к службе ...
- Юн-Си, Ким ... не годен к службе в корпусе универсалистов Патруля по причине непрохождения теста на математические способности... Рекомендую перевод в корпус морской пехоты, или, если пожелаете, в корпус ксенологов. Сожалею...
- Петров, Степан ... годен к службе ...
- Старк, Ричард ... годен к службе ...
- Томсон, Джон ... годен к службе ...
- Такэда, Анна ... годна к службе ...
Через час, когда церемония закончилась, четверка приятелей собралась в комнате у Рича... Все находились под впечатлением, переживали за товарищей, которым придется расстаться с мечтой о кабине истребителя... Особенно было жалко Кима, крошечный кореец обладал железным здоровьем и великолепными физическими данными. Правда, при поступлении в Морскую пехоту ему вряд ли что-то светит, там предпочитали брать высоких парней с эффектными мускулами... Хотя как-то в спортивном зале Юн-Си за три минуты уложил Рича, которого, кажется, не взяла бы даже пушка. Рич, кстати, принял это близко к сердцу и дал Дику слово, что он будет заниматься до седьмого пота, но когда-нибудь еще возьмет реванш у этой мартышки... Впрочем, Юн-Си все любили и его уход очень огорчил компанию.
- Ну, что у нас по плану? - прервал общее молчание Рич, который обычно не умел долго находиться в плохом настроении - Что нос повесили, кадеты? Мы все еще вместе и теперь вряд ли у нас будут проблемы. Можете считать, что Звезда уже висит у вас на груди... И вообще, я же говорил, что мы все нормально пройдем тесты! Говорил же?
- Ну говорил... - Дик был расстроен. Он сильно привязался к Киму, да и к Форсайту, оба были отличными парнями и было чертовски досадно, что они провалились на этих идиотских тестах... Впрочем, с Полом сразу все стало ясно, он терял сознание даже при трех "же", а перегрузка в истребителе, который отнюдь не предназначался для обеспечения комфорта пилоту, бывала и гораздо больше...
- Ну и хватит кукситься... В конце концов, не наша вина, что Юн-Си вылетел... Я, кстати, жалею об этом еще больше вас всех, у меня еще к нему вопросы остались. Так чем мы сейчас намерены заниматься?
- Курс лекций начинается с завтрашнего дня, сегодня вечером банкет в честь присвоения статуса кадетов. А до того надо решить вопрос с позывными. - Джоанна встала и двинулась к выходу - Составите компанию, мальчики?
Мальчики, конечно составили. Все, хором. И вообще, никакие переживания не могли помешать им смотреть на Диди влюбленными глазами. Компания прошла в зал, где стояло несколько компьютеров. Дик вызвал программу "Позывные", вызвал режим "Свободные коды". На экран выполз список позывных, которые в настоящее время никем не использовались. "Игл", "Бродяга", "Ягуар", "Тень", "Призрак"... Позывной "Тень" мигнул и исчез, кто-то его выбрал. Дик оглянулся - Боб вставал из за компьютера, уступая место Ричу. Дик усмехнулся - "Тень" ему более чем подходит, худой, бледный... Он снова повернулся к экрану. "Шутник", "Дьявол", "Пират", "Барс", "Дельфин", "Фалькон"... Пойдет! Он подвел курсор к позывному "Фалькон" и нажал на ввод. Теперь его позывной записан на личную магнитную карточку, и, конечно, исчез со всех компьютеров Патруля.
Дик встал и подошел к Ричу. Тот разглядывал список позывных, не проявляя к нему ни малейшего интереса. Потом запустил режим "Ввод нового кода" и снова задумался.
- Помочь?
- Помоги - Рич повернулся к Дику - Понимаешь, ничего в голову не идет... Весь этот зверинец... или бандитская шайка... В общем, хочется что-нибудь такое... ну, в общем, мое, личное.
- Назовись кувалдой - Дик изо всех сил старался не улыбнуться, обидевшийся Рич был очень опасным существом - Во всяком случае это очень тебе подходит... Могучий, крутой...
- ... тупой, железноголовый... - съязвил Рич.- Сам то хорош, сокол недостреленный. Впрочем - он на секунду задумался - ты меня, кажется, уговорил. Всякие, вроде тебя, меньше приставать будут... и звучит солидно, веско. Решено, да будет так...
Он набрал новый позывной "Кувалда" и нажал на ввод. Мгновение компьютер сверял код с заложенными в его памяти на предмет повтора и наконец выдал O'k. Позывной был введен, магнитная карточка с тихим шелестом вылезла из приемной прорези компьютера.
Кадеты подошли к Джоан, которая так же, как и Рич, задумчиво рассматривала окошко ввода нового кода. Погрузившись в раздумья, она даже не заметила стоящих у нее за спиной приятелей. Взглянув на нее, Дик заметил, что размышлять девушка предпочитает с закрытыми глазами. Бессовестно этим воспользовавшись, он легонько прикасаясь к клавишам, набрал слово "МИЛЕДИ" и хлопнул по клавише ввода за мгновение до того, как локоть Диди вошел ему под ребро. Дик сложился пополам, а рука Джоан метнулась к кнопке сброса... Но поздно, уже выезжала карточка с записанным позывным. Красная от возмущения Диди повернулась к Дику, который все еще безуспешно пытался восстановить дыхание.
- Ты... ты... я тебя... Да как ты посмел... Какое твое дело...! - бешенство Джоанны усиливалось еще и тем, что она твердо знала - изменить введенный позывной можно только с письменного разрешения начальника факультета, которому придется объяснять эту идиотскую ситуацию - Ну куда ты лезешь... без мыла, тебе что, кто-нибудь мешал!? Что мне теперь делать? - теперь она готова была расплакаться.
- А ничего не делать - флегматично заметил Рич, который предусмотрительно отодвинулся в сторону, чтобы его не зацепили эти двое при своих разборках - кстати, чудесный позывной. Красивый. И очень тебе подходит - к твоей исключительно эффектной внешности. Хотя, как мне помнится, у Дюма миледи была блондинкой. Так что тебе остается только нежно поблагодарить нашего дорогого Ричарда и, если сочтешь нужным, чмокнуть его в ухо за оказанную услугу. Он наверняка тут же потеряет от счастья сознание и этот нокаут будет засчитан в твою пользу...
- Чмокнуть!? Я его кувалдой по голове сейчас чмокну так, что его сразу отчислят за внезапно возникшее отсутствие мозгов.
- Это не выйдет... Особенно учитывая, что отныне "кувалда" - это я, ты меня не поднимешь, а сам я его бить по башке не намерен... пока.
Джоанна мгновение непонимающе смотрела на Рича, потом захохотала. К ней присоединился пришедший в себя Дик, а заодно и Боб, который не знал, над чем смеются друзья, но был просто захвачен общим весельем. Дик был немедленно прощен, получил вышеуказанный поцелуй в ухо, ойкнул (Диди все-таки слегка цапнула его зубами) и компания направилась по своим комнатам, готовиться к вечернему банкету.

Дни были заполнены до предела. Лекции чередовались с практическими занятиями по управлению истребителями. Рукопашный бой сменялся занятиями с холодным оружием, а потом курсанты интенсивно дырявили мишени из целой кучи различного оружия, от примитивных, но весьма эффективных пулевых автоматических винтовок, до импульсных ручных бластеров, посылавших разряд на расстояние до трехсот метров или режущий луч - до ста. А потом снова рукопашный бой или дуэль на вибромечах, к счастью, имитаторах. Длинные нудные лекции по астронавигации, тренажер, имитирующий управление ТАКРом и ехидный голос инструктора "Глубокоуважаемый кадет Старк. Вы снова привели корабль в фотосферу звезды. Ваши обугленные кости будут напоминанием другим об основных правилах вычисления точки схода со струны".
Время от времени Дик с тоской вспоминал ту первую неделю, теперь она казалась ему чуть ли не каникулами. С некоторым удивлением он понял, что если подъем в шесть утра (а не раньше) ему в общем-то гарантировался, то отбой в двадцать три ноль-ноль был вещью чисто теоретической. Непременно находилось что-нибудь очень срочное, что никак нельзя было сделать раньше.

В настоящий момент он был один. Остальные бойцы взвода либо погибли, либо также, как и он, задворками пробирались к своим. В основном те, кто выжил, опередили его и были где-то впереди, самому Старку пришлось задержаться... Десантный модуль был сбит над территорией противника, пилот сумел посадить машину, однако сам выбраться уже не смог. Боль в руках напомнила ему, что попытка вытащить искалеченного пилота из горящей машины не прошла бесследно, кожа покрылась волдырями, некоторые из которых уже лопнули. Тем не менее, он считал, что поступил правильно - не его вина, что было уже поздно и раны Дженнингса, которому в этот раз выпало вести модуль, оказались смертельными. Если бы Боб не сумел уйти от второй ракеты, они все сейчас представляли бы собой жалкое зрелище. Однако он успел, но только лишь ценой своей жизни.
Дик прислушался, его основательно беспокоило еле слышное бряцанье, доносившееся откуда-то справа. Однако прежде чем выяснять, что там скрежещет, надо принять кое-какие меры - он отстегнул с пояса аптечку и ввел себе болеутоляющее. Стало легче, однако, как он прекрасно понимал, ненадолго. А впереди еще много километров через зону разрушений...
Звук, не дававший ему покоя усилился. Теперь ЭТО было почти рядом. После недолгих раздумий он пришел к выводу, что слышит скрежет металла о камень - вывод напрашивался сам собой, это "Шагающий танк". Чертовски неприятно, сенсоры этой образины вполне способны запеленговать десантников, а вслед за этим боевая машина без особых сложностей их перебьет. Где-то там впереди, среди развалин, также как и он, пробираются в безопасную зону Джоанна и Рич, а также не менее двух десятков парней и девушек его взвода. И теперь всем им угрожает опасность.
Надо было срочно что-то делать, однако в арсенале у него не было ничего, чем можно уложить ШТ. Бесполезный бластер болтался за плечами, обойма иссякла еще минут пятнадцать назад, когда он натолкнулся на патруль противника - три человека в грязно-зеленой форме оказались неплохими бойцами, однако его подготовка была лучше. Тем не менее, теперь он почти обезоружен, бластер способен сделать еще не более пары выстрелов.
Он затравленно оглянулся по сторонам. В глаза бросилась бухта толстого металлического троса, брошенная, видимо, при поспешном отступлении. То, что надо! Скрипя зубами от боли в обожженных ладонях, он размотал трос, одним концом уже закрепленный кем-то у огромной, вкопанной в землю балки, и, напрягая все силы, потащил эту тускло блестящую змею через улицу.
Здесь закрепить трос было не на чем. Времени оставалось мало, и Дик, обернув его вокруг полусгоревшего остова толстенного дерева, выпустил в стык предпоследний заряд бластера. Луч расплавил метал, намертво приварив петлю. Трос завис над улицей на высоте около сорока сантиметров.
В том, что водитель танка увидит препятствие, сомнений не было. Единственный способ этого избежать, отвлечь внимание противника, а отвлечь его можно только на себя.
Из-за угла показался "Скаут" - шагоходы мерно впечатывались в бетон дорожного покрытия, боевая башня хищно вращалась по сторонам, выискивая цель. Дождавшись, когда ощетинившаяся орудиями башня отвернется, Дик выскочил на дорогу в полусотне метрах от "Скаута" и, спокойно прицелившись, выпустил луч по рубке водителя. Лазер, разумеется, безо всякого эффекта отразился от толстой брони, а орудия начали стремительно разворачиваться в его сторону.
Дик бросился бежать, по возможности петляя, тем самым затрудняя танку прицеливание. Мощный лазерный луч прошел чуть левее, пропахав глубокую борозду в бетоне, следующий ударил ближе, так что на Дика пахнуло жаром. Он метнулся влево, и в ту же секунду третий луч пронзил то место, где он стоял еще мгновение тому назад.
Внезапно огонь прекратился, Старк почувствовал это сразу. Оглянувшись, он увидел отрадную картину - "Скаут", ускоривший ход, чтобы догнать нахального стрелка, зацепился сразу обеими шагоходами за растянутый канат, и теперь медленно, словно нехотя падал "лицом" вперед. Вот он рухнул с чудовищным грохотом, от удара боевая башня отвалилась, оттуда кубарем вылетел наводчик, ткнулся головой в мостовую и остался лежать неподвижно.
Дик удовлетворенно хмыкнул и повернулся... Прямо перед ним стояли трое молодчиков в пятнистой форме, стволы их бластеров были направлены ему в грудь. Понимая, что уже не успеет, он бросился в сторону, уходя из-под кинжального огня, однако какой-то доли секунды ему не хватило. Луч ударил в бедро, нога сразу отказалась повиноваться и Старк рухнул на мостовую.
Один из "пятнистых" что-то рявкнул на непонятном языке. Второй кивнул, подошел к лежащему на земле Дику, тщательно прицелился ему в голову и медленно, явно получая от этого удовольствие, нажал на курок...

Дик открыл глаза - оператор уже снимал с него шлем ВР1. Парень смертельно ненавидел эти тесты, двадцать минут под шлемом виртуальной реальности выматывали больше, чем марш-бросок километров на двадцать. К тому же садисты-программисты каждый раз старались сделать его смерть особенно неприятной. Руки, которые он "обжег" в ходе выполнения операции, теперь будут ныть часа два, пока мозг не отсеет эту информацию, как ложную.
Вдоль стены располагались другие ВР - кресла, около десятка из которых было еще занято - это были те, кто еще не успел принять смерть жуткую, лютую. С некоторым облегчением Дик отметил, что от первоначальной группы осталось меньше половины, значит, большинство выбыло раньше. Приятно осознавать, что он продержался так долго, еще приятнее - что ему не придется переигрывать, в отличие от тех, кто не попал в пятьдесят процентов уцелевших. К Дику подошел доктор Смит, который непосредственно отвечал за виртуальный тренинг и был наибольшим пакостником, расправиться с которым втайне мечтал каждый второй курсант потока.
- Неплохо, кадет, неплохо - по лицу Смита было видно, что он придерживается иного мнения, но не хочет огорчать курсанта - но могло быть и лучше, разумеется. В частности, вместо того, чтобы упиваться победой, вы могли бы и посмотреть по сторонам.
- Мне же все равно было нечем стрелять - обиделся Дик. Ему-то казалось, что он все сделал хорошо.
- Вы невнимательны, юноша. Надо было заглянуть в тот домик, возле которого вы закрепляли трос, там внутри находился умирающий солдат, вы могли позаимствовать его батарею. Так что у вас были шансы, а вы ими не воспользовались... Но в целом я удовлетворен, вы свободны. Передайте вашему приятелю Дженнингсу, что я прописываю ему шесть дополнительных часов на виртуальное пилотирование, он явно слабоват еще в этой области.

Дик сидел на лекции по методам использования ШТ в наступательных операциях. Лектор, полковник Мэрдок со знаками отличия Морской пехоты увлеченно объяснял:
- Когда впервые была выдвинута идея создания шагающих танков, многие выступали против. Действительно, ряд параметров последней к тому времени модели гусеничного танка - "Асмодей" заметно превышали параметры первых ШТ - скорость была выше, надежность систем - тоже. С другой стороны, никакая система, кроме шагоходов, не обеспечивала высочайшую проходимость, сравнимую с проходимостью ШТ. Были проведены полевые испытания, где стало ясно, что "Командор" способен успешно бороться на равнинной местности с четырьмя танками "Асмодей", на пересеченной местности - с десятью, в сложнопроходимой - ШТ практически недосягаем для гусеничных танков. Способность легких ШТ преодолевать препятствия прыжком - еще один довод в пользу этого класса машин.
В настоящее время последняя разработка - "Скорпион", который благодаря своему вооружению способен выдержать одновременную атаку трех машин класса "Командор", обладает еще одной отличительной чертой. Имея восемь шагоходов, он способен передвигаться, правда, на пониженной скорости, при наличии даже четырех из них, по два с каждой стороны. Также это влияет на повышенную устойчивость и проходимость данной модели - пожалуй, единственное для него препятствие - высокая вертикальная стена. "Скорпион" - единственный из ШТ, снабжен АМ-генератором. На планетах с атмосферой он пригоден только для ближнего боя, на безатмосферных - способен разрушать цели с любых дистанций. К сожалению, машины этого класса все еще проходят испытания и в серию пока не пошли.
- Извините, сэр! Можно вопрос?
- Слушаю...
- Почему ШТ не несут гейген-полей? Это ведь существенно увеличило бы их живучесть...
- Вы, видимо, были не слишком внимательны на лекциях по устройству и принципам работы гейгена. - Полковник подошел к доске световым карандашом нарисовал на ней окружность. - Гейген, как мыльный пузырь, стремится создать фигуру с наименьшей площадью поверхности при заданном объеме. То есть сферу. Теперь вспомним принцип его действия - поле гасит любое, я подчеркиваю, любое энергетическое воздействие извне. Между прочим, даже ветер - энергетическое воздействие, пусть и незначительное. В общем картина выглядит следующим образом: при воздействии на гейген воздушных масс, они расщепляются и уничтожаются полем, на что тратится его энергия... Испытания показали, что обычный ветер скоростью 20 метров в секунду - бывает и хуже, полностью гасит одинарное поле гейгена за пятнадцать минут. Это при условии, что объект висит в воздухе... А если он стоит на земле, то картина несколько иная. Как я уже говорил, поле представляет собой сферу, часть которой, в данном случае, находится ниже поверхности земли. Поле начинает разрушать материю и, если у вас достаточно мощности, то объект просто погрузится под землю и будет погружаться до центра ядра, либо пока не иссякнут аккумуляторы.
- Спасибо, сэр, я понял...
- Именно поэтому вам рекомендуется выключать энергию гейгена при входе истребителя в атмосферу. И именно поэтому вы обязаны выключить поле при посадке, даже если посадка в вакууме - иначе вы разрушите посадочную площадку. Кстати, для крейсеров и авианосцев самый опасный момент в бою - это прием на борт своих истребителей. В этот момент тяжелые корабли вынуждены отключать поля, прикрывающие доки.
- Еще один вопрос, сэр - поднялся Рич.
- Да?
- Если мощность и проходимость ШТ столь высока, а вооружение наших истребителей настолько смертоносно, то почему мы столько занимаемся рукопашным боем и холодным оружием, всеми этими мечами, топорами, кинжалами и прочим. Разве сейчас так ведут войну...?
- Мы несколько уклонились от темы лекции, но я хотел бы внести ясность. Прежде всего, вы не правы - войну ведут любыми средствами. Если вас собьют над вражеской территорией, то у вас не будет ни истребителя, ни, тем более, ШТ...
- У меня наверняка будет бластер...
- Не перебивайте. Будет... наверное. Какое-то время. Он может сломаться, могут кончиться заряды, в конце концов, вы можете счесть нецелесообразным убивать противника, а бластером можно только убить. Или искалечить, что почти то же самое. Каждый офицер слишком ценная фигура, чтобы позволить ему погибнуть от ножа в пьяной драке просто потому, что у него не оказалось под рукой бластера. Поэтому вас учат нападать и защищаться с использованием любых подручных средств, любого оружия. Кроме того, есть некоторые этические ограничения... Например, если вас отправят в составе дипломатической миссии на планету, скажем, феодального типа, то вам не будет позволено взять с собой высокотехнологичное оружие... Разве что вибромеч, да и то сомнительно. Так что в случае конфликта вам придется взять меч и сюрикены. У вас еще есть вопросы?
- Нет, сэр... - Дику показалось, что в кои-то веки Ричу стало стыдно. Ответ полковника напрашивался сам собой... Действительно, если к тебе в темном переулке прицепится пара-тройка молодых парней, которым плевать на цвет твоей формы, и у которых просто чешутся кулаки и имеется острая потребность с кем-нибудь подраться, не будешь же палить в них из бластера или еще чего-нибудь похлеще... И отрубать им эти самые чешущиеся руки вибромечом тоже не станешь.
- Отлично, итак, вернемся к теме лекции. Рекомендуемый порядок наступления с использованием ШТ на пересеченной и сложнопроходимой местности следующий...

- Перед вами макеты основных истребителей Патруля, которые составляют его ударную и оборонительную мощь. Это "Крис" - Ченнинг подошел к одному из трех проекторов, которые демонстрировали трехмерные изображения боевых машин. - Истребитель относится к классу легких, а это означает, что он имеет не слишком сильную защиту и относительно слабое вооружение. Найдется ли среди вас желающий объяснить остальным, почему несмотря на очевидную слабость этих машин мы продолжаем их производить, а вы продолжаете на них летать? Вот вы, прошу...
Один из курсантов с видом великомученика встал и неуверенно начал:
- Думаю, сэр, дело в том, что... ну, в общем, видимо, "Крисы" имеют другие преимущества...
- С вами все ясно, можете сесть - поморщился Ченнинг и усевшись в кресло продолжил - Видите ли, истребитель как боевой аппарат должен сочетать в себе три основных качества: скорость, вооружение, защиту. Как не бывает женщин, которым бы природа дала и ум, и красоту, и ангельский характер... прошу прощения у присутствующих, я всего лишь констатирую факт, так и в конструкции истребителей до сих пор не удается совместить эти три качества в полной мере. "Крис" представляет из себя "скорость и маневр". Это самый быстрый корабль, который когда-либо поступал на вооружение Патруля. Прежняя машины этого типа, "Стилет", уступает ему по всем статьям. Однако высокая скорость и небольшие размеры истребителя, что повышает его живучесть, заставили отказаться от двух других пунктов - от скорости и вооружения. Да, "Крис" имеет всего четыре лазера, однако он, заметьте, всегда может уклониться от невыгодного боя, чего нельзя сказать о машинах других классов. В то же время ему нет равных тогда, когда надо преследовать противника, или когда надо нанести хирургически точный удар и вовремя унести ноги.
Ченнинг снова поднялся и подошел к третьему проектору, который показывал массивный аппарат, превосходящий юркого "Криса" по размерам в несколько раз. Переключив режим проектора на плавное вращение объекта, он продолжал:
- Это "Шестопер", новый тяжелый истребитель, который постепенно приходит на смену несколько устаревшему "Бердышу". Здесь ярко выражена иная составляющая идеальной боевой машины - защита. Его гейген-щиты в двенадцать раз мощнее, чем у легкого истребителя, однако в этом случае пришлось пожертвовать скоростью - машина довольно тихоходна, правда этот недостаток вполне искуплен серьезным бортовым вооружением. Тем не менее машины этого класса всегда следует применять с использованием прикрытия из легких истребителей, поскольку тяжелые недостаточно хорошо выдерживают массированные атаки "Стилетов" вероятного противника.
Дик даже не подумал уточнить, кто является этим самым "вероятным противником". Только один народ скупал устаревшие и снятые с вооружения "Стилеты" вместе с подробной технической документацией на них. Снова вспомнился тот разговор с дедом, состоявшийся накануне его зачисления в кадеты. Похоже, старый Лесли как в воду глядел - противник у Земли действительно есть, и из "вероятного" он может в любой момент превратиться в фактического. И, говоря объективно, противник был весьма опасен.
- История войн середины двадцатого века показывает, что наибольшую силу представляют машины среднего класса, достаточно маневренные для ведения самостоятельного боя, и в то же время достаточно защищенные, чтобы этот бой с гарантией не стал для них последним. На основании прошлого опыта Патруль всегда стремился укомплектоваться истребителями именно такого уровня. Здесь вы видите плод трудов наших конструкторов - Ченнинг перешел к среднему изображению. Дик усмехнулся - этот красавец был ему знаком.
- Перед вами самая лучшая боевая машина, когда-либо создававшаяся в КБ Патруля. "Палаш" разработан сравнительно недавно и призван заменить стоящие на вооружении "Ятаганы", которые он превосходит по всем параметрам. Имея неплохую защиту, "Палаш" несет на борту тяжелое вооружение, которое делает его опасным противником для машин любых других марок. И, однако, вновь вступает в силу закон трех качеств. Прекрасно подходя для ведения боя в режиме перехвата, "Палаш", уступая в скорости "Стилетам" и "Крисам", не сможет в случае острой необходимости уйти от преследования, а не обладая мощной защитой "Шестопера", подвергается серьезной опасности при участии в штурмовках. Таким образом, думаю, вам понятно, почему ТАКРы и авианосцы оснащаются истребителями разных типов. Тем самым командир получает возможность применять те или иные машины, как того требует складывающаяся обстановка.
Ченнинг выключил голопроекторы, оставив лишь первый. Дик с некоторым сожалением подумал, что полетать на "Палаше" в ближайшее время ему не светит - адмирал явно был намерен тренировать будущих пилотах на машинах разных типов, и начать был намерен, похоже, с "Криса". Ну что ж, пусть будет "Крис", в конце концов надо же с чего-то начинать.
Скоро он изменил свое первоначально не слишком-то лестное мнение о юрком истребителе, потрясающая маневренность которого в сочетании с мастерством пилота делала "Крис" исключительно живучим. Он быстро понял, что слаженной атаке звена легких истребителей очень трудно противостоять, особенно тяжеловозу, неуклюжесть которого в известной степени обесценивала мощь бортового вооружения.
Впрочем, Ченнинг уделил должное внимание и другим классам боевых машин. Постепенно Дик постиг и возможности "Шестопера", понял, что то, кто сидит за штурвалом тяжелого истребителя, должен помнить один очень важный факт. Зачастую его жизнь зависит от одного залпа - и этот залп должен быть точен, поскольку давал реальный шанс сократить число противников на единицу. Теперь он уже не относился к тяжелым с таким пренебрежением, это была мощная ударная сила, но наибольший эффект достигался именно тогда, когда штурмовые дивизионы тяжеловозов могли не отвлекаться на оборону от атак противника, предоставив это занятие своим более подвижным собратьям, а идти прямо к цели.
И все-таки сердце его было целиком отдано "Палашу". Это действительно была великолепная машина, и, поднимая ее в воздух, он испытывал какой-то совершенно детский восторг, вся душа его пела от счастья. Неизвестно, чем руководствовался Ченнинг, но когда началась специализация, Дик с чувством глубокого удовлетворения узнал, что и он сам, и его друзья приписаны к бригаде средних истребителей. Не было никаких сомнений, что в самом ближайшем будущем именно эти машины составят костяк боевых сил Патруля.

Но не только полетами были заполнены учебные дни. Месяц за месяцем Дик и его друзья постигали искусство лишать ближнего жизни самыми различными способами. Тяжелейший курс тренировок рукопашного боя включал не только изучение и отработку уязвимых точек человека, но и знакомил с методами нападения и защиты применительно ко всем известным расам, кроме, разве что ленитов, которые были даже с точки зрения генетики практически неотличимы от человека (на этот счет возникла масса различных теорий, ни одна из которых не объясняла подобного сходства достаточно реалистично. Последнее время наиболее популярным было мнение о том, что предки ленитов были переправлены эланами на Ленн с Земли... или наоборот). Не раз потерявшего сознание Дика окатывали холодной водой, но однажды он вдруг осознал, что стоит посреди ринга на полусогнутых ногах, а тренер, непосредственно проводивший спарринг, лежит у его ног неподвижной массой, и именно для него теперь волокут ведро холодной воды.
Основное же внимание, разумеется, уделялось управлению истребителем в бою. Схватки на тренажере сменились реальными дуэлями, а потом и групповыми боями в атмосфере и космосе, только вместо пушек на истребителях стояли фотопулеметы, фиксирующие точные попадания и передававшие "сбитую" машину под управление автопилоту, который уводил ее на посадку. Тут среди курсантов Дику равных не было. И снова Дик, который теперь чаще летал на "Крисе", убеждался, что в поединке один на один тяжеловоз практически не имеет никаких шансов справиться со своим высокоманевренным противником. Раз за разом фотопулеметы фиксировали наносимые в борт "Шестопера" удары, пока компьютер не отключал "избитую" машину и не отправлял ее на посадку. В то же время самому Старку довольно редко приходилось возвращаться домой "на автопилоте", хотя время от времени это и происходило. Как правило, поражение он терпел тогда, когда в бой ввязывались инструкторы, которые набирались среди лучших пилотов Флота. Но неудачи лишь заставляли его больше тренироваться, и он верил, рано или поздно он сможет победить любого соперника. Его друзья показывали куда более скромные результаты в пилотировании, однако вся компания упорно держалась в десятке лучших пилотов курса.

Однако изучение теории не ограничивалось истребительной авиацией - универы на то и универы, что обязаны знать все. Много времени уделялось даже тем системам вооружения, которыми им вряд ли когда придется воспользоваться. Один раз курсантом довелось пострелять даже из мезонной пушки крейсера. Когда с двенадцати километров удар луча в пыль разнес астероид около десяти километров в диаметре, это произвело на всех неизгладимый эффект. Однако Ченнинг, проводивший этот курс стрельб, быстро утихомирил восторженных курсантов.
- Да, мезонное орудие все еще остается наиболее сильным видом из вооружения тяжелых кораблей. Однако при всей его мощи оно все же менее эффективно, чем хотелось бы. Кстати, никто не хочет мне сказать, почему именно?
- Разрешите я, сэр - поднялся Дженнингс - Насколько я понимаю, объекты защищенные гейген-полями невидимы для радаров и могут быть лишь приблизительно запеленгованы масс-детекторами. Поэтому наведение орудие на цель весьма приблизительно.
- Совершенно верно. Масс-детектор позволит засечь ТАКР с расстояния приблизительно километров пятьдесят, но приблизительно определить координаты цели сможет лишь на дистанции до трех километров. Естественно, что боевые действия начнутся раньше. Поэтому в космическом сражении наибольшую роль играют управляемые ракеты, которые идут к цели, захваченной видоискателем. А вот кинжальный удар мезонного орудия, особенно с небольшого расстояния - это очень эффективная вещь, и практически неотразимая. Бедой многих капитанов является стремление использовать это оружие раньше, чем это сделает противник. Такое желание понятно, ведь если в крейсер попадет концентрированный мезонный луч, то он может просто-напросто взорваться. Однако слишком несвоевременное использование этого оружия может привести к банальному промаху. К сожалению, бой, как правило, закончится прежде, чем аккумуляторы корабля накопят энергию для следующего выстрела.
- А веерный залп, сэр? Разве он не может причинить серьезный ущерб? - у Дика никак не укладывалось в голове, что столь мощное орудие на самом деле не играет в реальном бою принципиальной роли.
- Веерный залп разделяет мезонный луч на пятьдесят импульсов с самостоятельным наведением каждого. Но с падением мощности уменьшается и дистанция поражения. Испытания показали, что залп по пятидесяти целей, класса "Крис", окруженных гейген-полем, дает поражение лишь десяти из них. Если цели меньше, то ниже и процент попаданий. Разумеется, если вести огонь по объектам, не имеющим гейген-генератора, то гарантировано 100% попаданий, благо компьютер может определить координаты целей с точностью до третьего знака. Ну, теперь ваша очередь, кадет Старк. Я хочу, чтобы вы дали упомянутый вами веерный залп по этому метеоритному потоку. Ваша задача - поразить наиболее крупные объекты. Хочу напомнить, что этот поток в будущем пересечет трассу регулярных сообщений Земля - Марс и может создать проблемы... если мы что-нибудь от него сегодня оставим.
Дик занял место оператора у пульта управления орудием. Засветился сигнал готовности батарей...

Как-то в Академию прилетел Снегов. К тихой ярости приятелей, он куда-то увел Джоан и вернулся лишь часа через два. Дик строил самые возмутительные предположения, хотя, в принципе, Джоан никогда не давала ему повода, позволяющего предъявлять на нее какие-то особые права. Впрочем, это никак не умаляло ревность парня... как и его друзей.
Снегов насмешливо оглядел столпившихся у него на пути пилотов, каждый из которых, очевидно, мечтал намылить ему шею, причем причина этого бурного желания была у каждого написана на лбу. Затем он подошел к Дику и, явно не собираясь замечать бешенство в его глазах, спокойно предложил:
- Давай слетаем на дуэль? Хочу посмотреть, что ты из себя в настоящий момент представляешь...
- Давай - Дик верил в свои силы и просто мечтал доказать капитану, что с ним стоит считаться - на чем?
- На чем хочешь.
- Тогда... - Он на минуту задумался, потом принял решение - Пусть будет "Крис", без ракет, в вакууме.
- Отлично - Игорь оценил выбор противника. Относительно новый легкий истребитель "Крис", заменивший уже устаревший "Стилет", был чрезвычайно быстрой и маневренной машиной. Управление им требовало высокого мастерства, а легкое вооружение не позволяло "покончить" с противником одним выстрелом, что делало победу всецело зависящей от мастерства пилота. Бой должен был быть долгим и интересным.
Дик поднял истребитель и на форсаже вывел его за пределы атмосферы. Скоро на экране радара показалась красная точка - машина Снегова. Дик пошел в атаку, но скоро понял, что этот противник "несколько отличается" от его коллег по Академии и, тем более, от электроники, управляющей тренажером. Игорь мастерски уклонялся от атак, и бортовой компьютер уже дважды давал сообщение о полученных Старком попаданиях, правда, пока "не смертельных".
Бой продолжался уже пятнадцать минут, но ему никак не удавалось достать противника, Игорь казался заговоренным и пропустил всего несколько легких "повреждений", тогда как истребитель Дика, повинуясь сигналам компьютера, уже на двадцать процентов снизил скорость и отключил одну пару "лазеров". Больше всего огорчало то, что он уже выложился до предела и начал уставать, а атаки Снегова были по прежнему безукоризненно точны, идеально своевременны и быстры, как удар молнии.
Противник зашел в хвост. Дик сделал мертвую петлю в надежде, что Игорь хоть раз ошибется и проскочит вперед, подставив свой хвост под пушки его истребителя... Зря, конечно. Снегов, как всегда, моментально ушел из прицела, а уже через минуту Дик понял, что его взяли в прицел и уйти он уже не успеет... Вдавив до упора рычаг форсажа, он закрутил истребитель в штопор, в надежде получить минимум повреждений. Компьютер сообщил о снижении скорости еще на двадцать процентов и о том, что в распоряжении Дика осталась один лазер, второй "ствол" спарки вышел из строя.
Дику удалось еще пару раз достать Игоря, когда бой неожиданно закончился. Наслаждаясь удачным выстрелом, который, как сообщил компьютер, "повредил" двигатель противника, он всего на долю секунды отвлекся, за что немедленно был наказан, очутившись в прицеле всех четырех лазеров Снегова.
Оставалось только сложить руки и ждать... Истребитель до самой посадки не подчинится никаким командам, да еще и непрерывно сообщал окружающим, что идет на автопилоте. "Проклятие - думал он, еще раз прокручивая в памяти поединок - сколько же мне еще учиться, чтобы достичь такого уровня... Сопляк, на аса замахнулся... Поделом... Но все-таки пару раз я его припечатал! Жаль только, что мало."
Когда автопилот неторопясь приземлил условно сбитый "Крис" на летной площадке, Боб и Рич уже знали о результатах дуэли и были готовы тут же навязать капитану дуэль на кулаках или на чем покрепче... Но Дик смиренно подошел к Снегову и, опустив очи долу, вежливо выразил восхищение мастерством пилота. Тот добродушно пожал руку парню.
- Не куксись, кадет, у тебя еще все впереди... Учись, мы еще покрутимся, через год. У тебя, думаю, получится лучше... Только никогда не надейся на ошибку противника. Лучше считай, что он вообще не умеет ошибаться - дольше будешь жить...

Игорь и Джоанна сидели в ее комнате. Времени на разговор у них оставалось мало - Снегов через час улетал на "Камиллу" и следующий его визит мог состояться очень не скоро. Да и сейчас он выкроил время для визита буквально из ничего, но тому были веские причины, причем совершенно не те, которые рисовал в своем воображении Дик.
- Ну, что ты думаешь об этом парне, о Старке? - Игорь взглянул на девушку - Он ведь явно с тебя глаз не сводит, чуть со мной в драку не полез, несмотря на последствия... Пришлось ему быстренько дуэль предложить, чтобы мальчик пар спустил.
- Кстати, а как он... показал себя?
- Не заложишь?
- Слово!
- Ты знаешь, не хочу хвастаться, но еще ни один пилот, даже из числа асов, не выдерживал такого боя больше десяти минут... Ну, кроме твоего отца, он выдержал в свое время двенадцать. Мальчик не знает, что в его машину пока встроен ограничитель маневренности... хотя ему он уже не нужен, только руки связывает. Так вот, он выдержал девятнадцать минут, хотя я должен был сбить его примерно на шестой - седьмой минуте поединка. Я вообще ничего не понимаю, то ли ему ревность глаза закрыла, и он стал совершенно непредсказуем, то ли он очень далеко пойдет... Я хочу раскрыть тебе один секрет, но очень надеюсь на твою сдержанность...
- Игорь, ты меня что, плохо знаешь? - обиделась Джоанна. Они были знакомы уже много лет, еще с тех пор, как Снегов окончил Академию. Все это время они оставались добрыми друзьями и их связывало немало общих секретов, поскольку Снегову Диди часто могла доверить то, о чем ни за что не рассказала бы родителям. Игорь, никогда не бывший особо влюбленным в девушку, относился к ней как к обожаемой младшей сестренке, заранее поддерживал все ее самые сумасшедшие выдумки и всегда был готов грудью защитить ее от гнева родителей и принять удар на себя.
- Ну не сердись, это так, для красного словца - Снегов внезапно стал совершенно серьезным, из чего Джоан сделала вывод, что старый друг действительно намерен сказать что-то очень важное - Дело в том, что программирование бортовых компьютеров поставлено так, что курсант НЕ МОЖЕТ сбить инструктора. Курсантам всегда надо видеть пример для подражания, к которому можно приблизиться... И их уверяют, что со временем, они смогут достичь уровня ветеранов. В общем, твой Дик...
- Он не "мой Дик"!
- Хорошо, наш Дик... И не красней, я и так вижу, что ты к нему не ровно дышишь... Так вот, наш Дик НЕ МОГ меня сбить, даже если бы я остановил машину и позволил бы ему палить в меня в упор, компьютер наверняка что-нибудь придумал бы... Ну, например, сообщил бы о неисправности моей машины и прервал бы бой. Но если бы у меня стоял обычный компьютер, как у любого курсанта, то он СБИЛ бы меня на девятой минуте, как я ни старался этого избежать. У парня талант, он уже далеко превзошел твоего отца, и это всего к концу первого года обучения... А что будет дальше?
- Ты когда приедешь?
- Не скоро... Хотя мы с Джеймсом обсуждали твоего... нашего парня и решили, что за его обучением стоит проследить. У меня к тебе просьба... Думаю, она не пойдет в разрез с твоими желаниями... Присмотри за парнем, он молодец, к концу обучения, возможно, будет лучшим пилотом Флота. Так что послушай моего совета, девочка, не отпускай его далеко...
- Знаешь, куда ты иди со своими советами - вспыхнула Джоан, в глубине души прекрасно понимая, что Игорь в своих намеках слишком близко подошел к ее действительному настроению - Нечего мне тут сваху разыгрывать, универ-капитан...
- Ну-ну, мое дело сказать... А то, что ты краснеешь и голос у тебя дрожит, так это, видимо, от злости, верно? А может и не от злости... - Игорь усмехнулся. Крошка еще сама не понимает своих эмоций. А постороннему наблюдателю за милю видно. - Ну ладно, я полетел. Будут новости - звони, благо переговоры внутри Патруля оплачиваются Федерацией...

Дик ходил мрачнее тучи. Мало того, что он опростоволосился перед этим капитаном, так еще и Диди опять заперлась с ним у себя и сидит там битый час. "Нет, ну что я в ней нашел? - думал он, пытаясь переключиться на недостатки девушки и никак не мог придумать ни одного - Ну вот, наконец-то..."
Игорь вышел из комнаты Диди, махнул рукой Дику и ушел к выходу из корпуса. Через несколько минут уже знакомый "Палаш" с воем ушел на форсаже почти отвесно вверх. Он проводил истребитель взглядом и лишь когда тот скрылся за облаками, почувствовал, что рядом кто-то стоит. Оглянулся и от неожиданности даже слегка отшатнулся, увидев Джоан.
- И что во мне такого страшного?
- Провожаешь? - вопросом на вопрос ответил Дик, стараясь вложить в голос побольше сарказма - Улетел твой капитан...
- Прежде всего он не "мой капитан"... А ты, надо понимать, просто облака разглядываешь? И вообще, ведешь себя как... мальчишка.
- А как я должен себя вести, когда ты с этим... туристом в комнате запираешься? Может, это и не мое дело...
- А вот это совершенно точно, сэр! Не твое! И вообще, с чего это ты стал на меня права предъявлять? Какое, черт возьми, тебе дело до моих отношений с кем бы то ни было? - Диди почувствовала, что начинает заводиться, но остановиться уже не могла, даже прекрасно осознавая, что сейчас они крупно поругаются. Но тут Дик решил изменить тон разговора.
- Ну что ж, извини, - голос звучал сухо. - В самом деле, меня это не должно касаться, так что я постараюсь в твои дела не вмешиваться... Это не мое дело и...
- Ах, значит мои дела тебя не касаются! - Джоан совершенно не улавливала, что говорит уже прямо противоположное тому, что высказала пару секунд назад, ее несло без руля и свои мысли она уже не контролировала - Не касаются, ой-ой, какие мы гордые и возвышенные! Пока мы одна команда, нас всех должны касаться дела друг друга, тебя, меня, Рича, Боба! А ты видимо сильно возгордился - еще бы, с одним из лучших пилотов Флота сразился! Теперь к вам, мистер "Фалькон" уже и не подступиться, да? Дела друзей вас не затрагивают, верно? Мерзкий, заносчивый ублюдок! - девушка уже хотела влепить приятелю пощечину, но тот перехватил ее руку.
- Момент - Дик сделал паузу, давая Диди прийти в себя - Джоан, ты хоть сама понимаешь, что ты говоришь?
Джоан замолчала, пытаясь вспомнить свою пламенную речь. Через некоторое время до нее дошла анекдотичность ситуации. Постепенно ей становилось все труднее сдерживать смех, который так откровенно проступил на ее лице, что Дик захохотал первым. Через мгновение ее смех вырвался наружу с такой силой, что ей пришлось обхватить парня руками, чтобы не согнуться в припадке. Этот момент доставил тому особое удовольствие.
Отсмеявшись и слегка успокоившись, Джоан в знак примирения чмокнула Дика в щеку.
- Кстати, твои приступы ревности беспочвенны. Мы с Игорем, в основном, говорили о папе, Снегов недавно к ним залетал. Он ведь вернулся во Флот, на авианосец "Изабелла", Меркурианская эскадра. У них большой некомплект пилотов, тем более ветеранов. Последние годы из Академии выходит не так много универов. Сам посмотри, норма набора на факультет - сто семьдесят человек, а нас, после отсева, сто двадцать три. И еще неизвестно, сколько будет к концу курса. Вчера отчислили Вацлава...
- Да ты что? Вот уж не ожидал... А почему, собственно? Дамбровский здоров, как бык, и к тому же умница...
- Сам подал заявление... Черт его знает, что там у него в голове, но служить он больше не хочет. То ли кроссы ему надоели, то ли наследство получил. В общем, не знаю. Жаль, конечно, неплохой был бы пилот.
- А Снегов не говорил, какой из меня был бы пилот?
- Последний час он только об этом и говорил. - Диди вовремя спохватилась, вспомнив просьбу Игоря. Придется что-то сочинять на ходу - Ну, он сказал, что ты неплохой боец... для кадета. До мастера, конечно, еще учиться и учиться, но в общем-то кое кому из молодых ты уже можешь составить некоторую конкуренцию. В общем, ты был "на уровне"...

Сержант: 2254

Сержант Старк вел "Снайпера" по ущелью с почти отвесными стенами. Задача - обнаружить и уничтожить цели "синих" - предположительно четыре "Асмодея" и, возможно, один или два легких ШТ. Совместно с ним действовал еще один такой же танк под управлением Рича. Но тот не успел вовремя среагировать, и неожиданно появившийся "Асмодей" успел влепить импульс в коленный сустав его "Снайпера", а потом и добавить два луча из лазерной турели. И, хотя Рич все же достал противника и один танк можно было списать со счета, продолжать выполнение задания он уже не мог, машина имела "тяжелое повреждение" и, согласно команде компьютера, лишилась подвижности. Правда, если Ауэрбах засечет какую-нибудь цель "синих", он сможет поддержать Дика своим вооружением. Но не более. Так что в конечном итоге Старку придется действовать одному.
"Обнаружена цель. Тип - наземный, класс - средний" - сообщил компьютер, и почти сразу - "Импульс - атака, ноги". Дик практически мгновенно вдавил кнопку прыжка и "Снайпер" взлетел на двадцать метров вверх. "Асмодей" промахнулся, иначе бы компьютер тут же доложил бы о "повреждениях". Сейчас у него около трех секунд, пока танк перезарядит ИП. Руки метались по пульту управления. Цель в захват, запуск ракеты, сопровождение... левее, чуть выше... есть попадание! Вся операция заняла две с половиной секунды, еще через секунду "Снайпер" завершил прыжок и с грохотом приземлился. "Цель поражена успешно" - доложил компьютер и тут же добавил -"Обнаружена цель. Тип - наземный, класс - средний. Импульс - атака, рубка". Повинуясь командам сержанта, "Снайпер" резко остановился, могучие шагоходы подогнулись, корпус наклонился вперед, сразу уменьшив высоту ШТ почти вполовину. Одновременно Дик выпустил еще одну ракету, понимая, что достать противника лазерами не сможет - далеко, по дальномеру метров шестьсот. Старк вел ПТУР по направлению к цели, но чуть в сторону - летящую в лоб ракету довольно легко сбить. Так... теперь вираж... пике... Есть! "Цель поражена успешно" - значит, остался один "Асмодей" и ШТ. Правда, инструкторы могут добавить любую неприятность, если решат, что курсант слишком легко справляется...
Ага, вот и неприятность... "Обнаружена цель. Тип - воздушная, низколетящая, скоростная, дистанция 2000 метров, ракетная атака... система перехвата... ракета поражена... Лазер - атака... Повреждение левого сервомотора, снижение скорости 10%" - пока боевой компьютер отражал ракетную атаку (человеку тут было нечего делать, не та реакция), Дик навел на цель и запустил "Зенит" вслед уходящему истребителю. "Цель поражена успешно... Обнаружена цель. Тип - ШТ, класс - легкий, дистанция 100 метров, арт - атака... Цель поражена успешно".
"Что за черт, как поражена!" - Дик не успел даже дернуться к экрану контроля лазеров. Компьютер сейчас запрограммирован только на отражение ракетных атак...
- Эй, приятель, это я тебе слегка помог... - голос Рича в наушниках оказался полнейшей неожиданностью для Дика, который мысленно уже списал его в расход.
- Ты же меня не видишь...
- Ну и не вижу... Подумаешь, мелочи какие. Я поднял ракету в воздух и наблюдал через ее камеру, пока хватало топлива. Две штуки впустую грохнулись в ущелье, а третья, как видишь, пригодилась, когда "Скаут" выскочил у тебя за спиной.
- Благодарю! - Помощь была кстати. Пока Дик развернул бы боевую башню "Снайпера", "Скаут" его изрешетил бы.
- Не за что. Ты и сам отлично справляешься. Продолжай движение, только на мою помощь особо не рассчитывай, ресурс у ракет ограничен.
- О'кей, еду дальше.
Дик двинул машину вперед, но тут у него мелькнула мысль. Два "Асмодея" в ущелье, один выведен из строя раньше, его можно не считать. "Скаут" тоже в ущелье, торчал за скалой. Остался один... и инструкторы постараются его разместить так, чтобы курсант не заметил противника до последнего... А что, мысль Рича удачна. Так, старт ракеты... Поднять ее повыше, вперед... левее, так а за скалой? Пусто, а здесь... чисто! Так, ракету по кругу... Противника не видно... Все, ресурс исчерпан.
Ракета грохнулась в расселину, но Дик уже имел представление о полукилометре предстоящего пути и был почти уверен, что его никто не подстерегает. Пока ситуация не изменилась, надо было ловить момент. "Снайпер" на полной оставшейся мощности двигателей рванулся вперед, камни крошились под могучими бронированными шагоходами. Метров через четыреста Дик послал танк в огромный прыжок практически на пределе мощности. С почти стометровой высоты полета он обозревал окрестности, так и не находя цели. Значит, последний противник дальше, практически у конца маршрута... Брызнуло каменное крошево из под приземлившегося ШТ, правда, в рубке почти не было слышно скрежета металла о гранит. Танк продолжал движение.
Через несколько сот метров Старк запустил еще одну ракету, поднял ее над ущельем... и тут же потерял - вспышка лазерного выстрела с компьютерным наведением легко достала медленно летящий объект. "Так, отлично - подумал Дик - значит ракет прошла в пределах досягаемости лазерной батареи танка... Пожертвуем еще одной". Предпоследняя ракета взмыла в направлении предполагаемой цели и через две секунды была столь же успешно сбита. Дик успел заметить противника - "Асмодей" стоял в небольшой ложбине, практически не видимый сбоку, до обрыва ему было метров сто пятьдесят. Сержант понял замысел инструкторов - сейчас его танк пройдет дальше по ущелью... и получит импульс в спину, и, скорее всего, не успеет увернуться - слишком малая дистанция. "Ну ладно, а мы попробуем так..." - Дик развернул "Снайпера" рубкой к стене ущелья и отправил танк в огромный прыжок почти без смещения вперед. Как только боевая рубка "Снайпера" поднялась над краем обрыва, он врубил одновременно все свои восемь лазеров. "Асмодей" успел произвести залп, однако все еще продолжающийся прыжок вынес Дика из зоны поражения импульсной пушки, его машина получила два незначительных повреждения от лазерной спарки противника. "Цель поражена успешно. Обнаружена цель. Тип - ШТ, класс - легкий, дистанция 700 метров. Арт - атака". Отлично, благодаря высоте компьютер заметил еще одну цель. "Скаут" принялся было стрелять, но попасть в движущуюся цель было трудно, а вот Дик выпустил последнюю ракету и, чуть ли не выполнив на ней комплекс фигур высшего пилотажа, все же влепил болванку в броню противника. "Цель поражена успешно. Уровень повреждений: лазер-3 разрушен, левый сервомотор - снижение скорости 14%, запас ПТУР исчерпан".
- О'кей, Рич, спасибо за идею! Я, кажется, достал все цели.
- Неплохо, Старк - раздался в наушниках голос полковника Мэрдока. - Ваша задача выполнена, можете возвращаться на базу. Кстати, Ауэрбах, рекомендую не зазнаваться - идея с использованием ПТУРа для наблюдения и внезапной атаки не нова. Вы как думаете, зачем у ракет, работающих по малоподвижным наземным целям, трехсотсекундный ресурс?
- Но этого не было на лекции, сэр!
- Вот для этого вам и дана соображалка! - Мэрдок был явно доволен, его вообще всегда радовало, когда курсанты успешно справлялись с заданиями. - Между прочим, если бы вы не нащупали эту великую мысль, то Старк не прошел бы даже первого "Скаута". Кстати, вы первые прошли ущелье. Петров с Такэдой вчера дошли до последнего "Асмодея", и он достал их обоих. Да, большая просьба - завтра по этому маршруту пойдут Диксон с Дженнингсом, постарайтесь не докладывать им о вашей идее... дайте ребятам возможность изобретать самим.
- Есть, сэр! - Рич и Дик совсем не возражали - учиться на чужих ошибках конечно приятней, но не так полезно. Так что Диди завтра предстоит самой решать возникающие проблемы.
- Ваше пребывание в Колорадо на этом заканчивается и вы можете возвращаться на базу... Хотя я не буду возражать, если вы подождете своих приятелей...
Боб и Диди также успешно прошли маршрут, даже лучше, если учесть тот факт, что там, где Рич был "подбит", Диди успела среагировать быстрее. "Скаут" нанес обоим довольно серьезные повреждения, прежде чем был "уничтожен" - "Снайпер" Джоанны потерял почти шестьдесят процентов мощности хода и половину лазеров, Боб лишился ракетной установки "Зенит". После этого им надоело попадать в засады и они быстро сообразили, как использовать ПТУР для разведки. Экспериментировать с прыжками им не пришлось - стоящий в капонире последний "Асмодей" не смог отразить одновременную атаку двух ракет с разных направлений. Оставшийся "Скаут", конечно, не мог тягаться с двумя "Снайперами", хотя один из которых и порядком покалечен.
В конечном итоге оказалось, что только четверка друзей, да еще пара Альтов - Келадзе успешно прошли полигон. Остальные были либо разбиты стоявшим в засаде "Скаутом", либо не смогли переиграть последнее препятствие - окопавшийся танк. В целом, Мэрдок остался доволен - испытания показали, что курсанты вполне могут драться.

Занятия продолжались. Еще в позапрошлом году, когда завершился базовый курс подготовки и началось чтение дополнительных курсов, друзья определились в своем выборе. Джоанна серьезно занялась эланским языком, делая заметные успехи.
Имея врожденные способности к лингвистике, она заодно освоила и языки так называемых "вероятных противников" - тарков и рекнов, на уровне свободного общения. Ее особенно увлекали лекции по ксенопсихологии, особенно применительно к Рекну и Тарку - Дик в свое время рассказал ей о последнем разговоре с дедом и Диди восприняла мысли старого Лесли слишком серьезно.
Дженнингс неожиданно проявил огромный интерес к компьютерам, чему немало способствовали его выдающиеся математические способности, постепенно снискав себе среди коллег славу непревзойденного хакера. Для него стало делом принципа взломать защищенную всеми мыслимыми и немыслимыми паролями программу Большого Компьютера Академии Патруля, хранящую информацию о месте проведения выпускного экзамена... Блокировку он взломал за три месяца только для того, чтобы прочитать: "Уважаемый мистер Дженнингс, из уважения к Вам информация о предстоящем экзамене удалена из компьютера и находится у меня в сейфе. Искренне ваш, адмирал Ченнинг. P.S. Если Вы получили это сообщение, можете считать, что экзамен по компьютерному анализу Вами успешно сдан". Вся компания неделю потешалась над Бобом, который уже начал серьезно подумывать о возможности взлома адмиральского сейфа физически.
Рич в свободное время практически не вылазил из спортивного зала и тира. Огромная физическая сила в сочетании с развившейся гибкостью и мгновенной реакцией сделала его чрезвычайно опасным противником для любого числа нападающих. Навсегда запомнив полученную на лекции горькую пилюлю от Мэрдока, Рич упорно овладевал всеми доступными видами оружия, заметно отдавая предпочтение Японии - мечу и сюрикенам. Впрочем, это не мешало ему прочно занять первое место на факультете по пулевой стрельбе. Бластер он не уважал, заявив как-то Дику что лазеры - оружие для ленивых и тупых. Джоанна была с этим в корне не согласна - на тестовых испытаниях она умудрилась "перестрелять" робота, получив всего пару "условных" ранений. Кроме нее, никто пройти этот этап не смог. Собственно, инструктора и не рассчитывали на это - оценка ставилась по сумме набранных очков, никто и не думал, что можно вести огонь точнее и быстрее компьютера.
Примкнувшая в последнее время к их компании Анечка Такэда, изящная миниатюрная японка, имя которой было единственным свидетельством наличия в роду выходцев из России, быстро и эффектно доказала Ричу, что физическая сила - далеко не самая важная вещь, когда речь идет о самурайском оружии. Могучий немец был сражен наповал - и не только в прямом смысле. После этого он в буквальном смысле слова боготворил свою Анни (по мнению Дика, немаловажную роль в этом сыграл тот факт, что девушка была заметно ниже Рича, который слегка комплексовал, общаясь с большинством особ женского пола), и та, в свою очередь, не сводила глаз с "Кувалды". Как и ожидалось, в начале четвертого курса парочка объявила о своем намерении сочетаться браком. Поскольку руководство Патруля ни коим образом не приветствовало варианты семьи, когда одна половина "остается на берегу", то в честь новобрачных был устроен грандиозный банкет, после которого им пришлось переехать в двухместный "номер". Большую часть времени Анна торчала в спортзале вместе с мужем.
Сам Дик долгое время тренировался вместе с Ричем, питая беспочвенную надежду хоть раз достать немца мечом. И до сих пор время от времени появлялся в спортзале, чтобы несколько часов позаниматься в спарринге с кем-нибудь из мастеров. Особенное удовольствие доставляли ему занятие с Хакаси, тренером по восточным единоборствам. В первый день знакомства маленький японец за считанные секунды буквально размазал Дика по полу, после чего вежливо предложил посещать его курс, чтобы избежать подобного в дальнейшем.
На некоторое время он присоединился к Джоанне, больше из желания быть поближе к ней, чем из тяги к языкам, однако скоро понял, что достичь высот на ниве лингвистики ему не суждено и ограничился умением кое-как изъясняться на языке рекнов. На довольно простой в произношении, но очень богатый в оттенках язык элан сил ему уже не хватило. Его это не сильно огорчило - изучение мертвого языка не казалось ему задачей первостепенной важности.
Разумеется, основную часть времени он уделял горячо любимым истребителям. Тут уж он чувствовал себя в своей стихии - любая машина великолепно слушалась его, а ощущение полета по-прежнему доставляло истинное наслаждение. Пожалуй, его "налет" был больше, чем у любых трех курсантов вместе взятых - Ченнинг, заметивший тягу парня, всемерно ему покровительствовал, время от времени подбрасывая головоломные тестовые программы. Любимым занятием был учебный бой с пятью-шестью управляемыми БКАПом мишенями, хотя далеко не всегда ему удавалось выйти из поединка не на автопилоте.
Где-то к середине четвертого курса у Дика уже стало зарождаться подозрение, что далеко не все его удачные попадания фиксируются компьютером... Впрочем его это мало интересовало, основной задачей было оттачивание мастерства пилотирования всех доступных марок боевых машин.
Особое предпочтение он упорно отдавал "Палашу", который, безусловно, был лучшим из машин среднего класса, а в реальном бою мог успешно потягаться и с тяжелыми машинами. Но наибольший интерес представлял поединок "Палаша" с несколькими "Крисами" одновременно. Легкие машины, несмотря на относительную слабость вооружения, обладали особенно высокой маневренностью и стоило хоть на мгновение ослабить внимание, как один из них оказывался в хвосте и бортовой компьютер ехидным, как всегда казалось парню, голосом сообщал "Истребитель условно сбит, автопилот включен, возвращаюсь на базу". Впрочем, в последнее время такие сообщения стали поступать заметно реже.
Как то раз, в один из очередных появлений в Академии Снегова, они снова повторили дуэль, и снова Дик оказался сбит, правда в этот раз ему удалось продержаться почти полчаса. Его несколько успокоил тот факт, что к финалу "Крис" Игоря потерял половину вооружения и почти сорок процентов скорости. К счастью, появление капитана в этот раз не испортило парню настроение - Джоанна к тому времени уже неделю находилась на Марсе, ей, как универ-сержанту Патруля позволили пятнадцатидневный доступ к "Дельте" для продолжения образования. Внешне, как показалось Дику, Игорь был не слишком огорчен отсутствием Диди, и парень несколько подзабыл свои опасения... Впрочем, отношения с Джоан оставались слишком дружескими, что порядком его беспокоило.

Был июль, конец четвертого курса, оставалась неделя до предстоящих месячных каникул и Дик уже предвкушал удовольствие вместе с Джоан слетать домой... и, возможно, познакомить ее с родителями и дедом. Рич собирался вместе с Анни лететь в Нагасаки, где жила его теща - отец Анечки погиб шесть лет назад - он был капитаном "Быстрого", исследовательского эсминца Патруля, приписанного к Четвертой эскадре, пропавшего без вести в одном из рейсов. В общем, Дик сидел в своей комнате и строил планы на ближайшее время, когда объявили общий сбор.
В Большом зале он с удивлением увидел Диди, которая даже не успела снять боевой скафандр, обязательное обмундирование для пилота, занимающего место в рубке истребителя.
- Ты как здесь оказалась? Я думал, тебе еще неделю на Марсе прохлаждаться... - Дик был слегка уязвлен тем, что она не предупредила его о своем прилете. - Чему посвящено мероприятие?
- Я надеялась, ты мне скажешь... Меня неожиданно отзывают с "Дельты", я бросаю работу, прыгаю в "Бердыш" и по струне гоню его к Земле. И все это без каких-либо объяснений. Рич, ты не в курсе, в чем дело?
- Нет, я тоже ничего не знаю... Боб, ты там ничего не выкопал?
- Выкопал... - Дженнингс был дико рад первым сообщить приятелям новость - Правда я не знаю подробностей... Но, похоже, нам сейчас кто-то предложит бо-о-ольшую бяку. Что-то вроде экзамена на выживание во враждебных природных условиях. Они давно что-то в этом роде планировали, но решили отложить на последнюю неделю курса. В смысле - отвоевался, и езжай домой отдыхать. Как вам к примеру идея на пяток дней попасть в Антарктиду с одним спальным мешком и сухим пайком? Или куда-нибудь в джунгли?
- Бр-р-р - передернула плечиками Анни - предпочитаю в джунгли, там хоть тепло. Терпеть не могу холода, я южный человек.
- Джунгли тоже не подарок - вздохнул Дик - как представлю себе змей и всякую подобную нечисть - мороз по коже... А это точно?
- Насчет экзамена - точно. А вот куда, - Боб развел руками - Извините, друзья, но взлом информационных файлов БКАПа - занятие долгое и неблагодарное... Тем более, что они теперь научены горьким опытом.
- О, смотрите, адмирал...
На трибуну поднялся адмирал Ченнинг и постучал по столу, требуя тишины. После того, как аудитория успокоилась, он достал из папки большой запечатанный конверт.
- Господа кадеты и господа сержанты. Позвольте объяснить причину этого собрания. Судя по возбужденным взглядам компании с четвертого ряда, я могу с уверенностью сказать, что глубокоуважаемый сержант Дженнингс уже частично ввел своих товарищей в курс дела. В таком случае позволю себе сообщить всем то, что кое-кому уже известно. Как вы все безусловно знаете, курс обучения в Академии Патруля включает в себя не только освоение техники и получение специальных знаний, но и повышение вашей выносливости и жизнестойкости. Для проверки достигнутых вами результатов, руководством Факультета проводится экзамен, которым завершается четвертый год обучения. Испытание будет заключаться в том, что вы будете высажены в незнакомой местности, где перед вами будет стоять задача добраться до посадочного аппарата, который будет ждать вас ровно пять суток с момента высадки. Наиболее существенным препятствием на пути к капсуле для вас, кроме незнакомой и довольно опасной местности, будет рота морской пехоты, цель действий которой состоит в том, чтобы любой ценой, кроме убийства и откровенного членовредительства помешать вам добраться до цели. Вы имеете возможность самим выбирать тактику просачивания через боевые порядки роты. Имейте в виду, что солдаты могут применять любые средства обнаружения и задержания, ловушки и ... впрочем, методы работы разведки Морской пехоты вы проходили.
Адмирал некоторое время помолчал, наблюдая реакцию аудитории. Курсанты особо не нервничали... пока. Он усмехнулся и продолжил:
- С сожалением должен сообщить что, поскольку экзамен является одним из основополагающих принципов универсалистов Патруля, то курсанты, показавшие наиболее плохие результаты при выполнении задания, а именно, задержанные в первые двадцать четыре часа после высадки, будут, к величайшему нашему огорчению, отчислены из Универфака. Впрочем, в качестве утешительной меры - с возможным переводом в другие подразделения. А теперь я хочу предоставить слово полковнику Мэрдоку, который объявит о месте проведения испытания. Кстати, должен заметить, что с этой минуты работа Большого Компьютера блокирована во избежание получения вами излишней информации о точке высадки.
На трибуну поднялся Мэрдок и взял протянутый адмиралом конверт. Полковник, как и остальные инструкторы, держался исключительно торжественно, всем своим видом давая понять, сколь серьезно предстоящее испытание. Заняв место на трибуне, он оглядел курсантов тяжелым взглядом и медленно начал свою речь.
- Поскольку кое-кто из вас имеет не слишком достойную, хотя в некотором роде и поощряемую привычку копаться в секретных файлах БКАПа, мы решили прибегнуть к обычной бумаге и адмиральскому сейфу. Таким образом - он надорвал конверт и вынул лист бумаги - Таким образом позвольте объявить. Зона высадки - Тарк, северное полушарие, сороковая параллель. Погодные условия - разгар осенних бурь, средняя температура воздуха днем - +10°С, ночью -2°С. Местность местами гористая, частично смешанный лес. Встреча с опасными животными не ожидается, но и не исключается. Снаряжение - по выбору, оружие - учебный игломет с парализующими иглами, дальность действия сто метров, боекомплект - 500 выстрелов. Пехотинцы имеют то же вооружение. Боевая броня и вибромечи запрещены. Вы можете объединяться в группы, но имейте в виду - группу легче обнаружить. На рассредотачивание вам дается три часа, после чего в игру вступают рейнджеры. Попытки перехватить вас прекращаются за один километр до капсулы. Все. Есть вопросы ?
Вопросов было море, и потом, вспоминая ход обсуждения, Дик не мог не восхититься изворотливостью Ченнинга и Мэрдока - обрушив на головы курсантов массу информации, они умудрились при этом не сказать ничего полезного. Видимо, это и правильно - тот же Ченнинг не раз подчеркивал часто встречавшееся у курсантов заблуждение - универ не столько пилот боевого истребителя, сколько именно "универ" - мастер на все руки, специалист по ведению боя и выживанию в любых условиях. Не зря эта категория Патрульных проходила самый жестокий отбор, самое длительное и напряженное обучение.

Дик и Джоан готовили снаряжение - спальный мешок, сухой паек, прибор ночного видения, инфрадатчики, аптечка и еще целая куча всего того, что придется взять с собой. Упаковав рюкзак, Дик повернулся к Диди:
- Пойдем вместе?
- Конечно... и, думаю, ВСЕ вместе, что бы там ни говорил Мэрдок. В конце концов, рейнджеры также уязвимы, как и мы, особенно в отсутствии брони, а пять иглометов - не один. Так что зови Ауэрбахов и Боба, будем выдвигать идеи...

Когда шум десантного бота стих вдали, Дик распечатал конверт с картой. Карты были вручены каждой группе или, соответственно, одиночке, непосредственно перед высадкой. Согласно схеме, до капсулы было чуть больше восьмидесяти километров - очень скромно, если бы эти километры надо было просто пройти по хорошей дороге, однако легкого пути им никто не обещал. Напротив, Ченнинг в своем напутствии еще раз напомнил, что рейнджеры сделают все от них зависящее, чтобы помешать курсантам прорваться к цели.
Он оглядел друзей. Они высадились на небольшой поляне в относительно густом лесу. На всех были "хаки" - хамелеон-костюмы, уже принявшие грязно-зеленый цвет травы.
- Все помнят свои задачи?
- Все-таки, Дик, я не совсем уверена в том, что мы поступаем вполне законно... - Анни самого начала испытывала некоторые сомнения относительно предложенного Старком плана. Она пыталась возражать еще на базе, когда шло обсуждение, однако более конструктивных мыслей в голову никому не пришло. Дик и сам несколько сомневался в том, что его план в полной мере соответствует понятию о честной борьбе, но иного выхода он не видел.
- Согласно условиям экзамена, мы должны добраться до капсулы любыми путями... и единственным ограничением является не калечить пехоту. Насколько я знаю, мы сейчас находимся в "реальной боевой ситуации", а значит исходить должны именно из этой предпосылки. Разумеется, можно отсидеться сутки в кустах, а затем просто сдаться - тем самым будет соблюдено минимальное условие выживания, но наша цель - победа. Этот план, кстати сказать, и может позволить нам этого добиться. Или у тебя есть идея лучше?
- Да нету, к сожалению... Свою задачу я помню. - Анни выглядела расстроенной, однако спорить перестала.
- Отлично. В нашем распоряжении три часа... Нет, два часа пятьдесят минут на обнаружение цели. Вперед, и тихо!
Команда россыпью двинулась в чащу, стараясь двигаться беззвучно, но предельно быстро. Мрачный лес поражал почти полным отсутствием какой бы то ни было живности - только ветер свистел среди веток. Что, кстати, было на руку кадетам - свист маскировал неосторожные шаги. План предполагал, что задача будет выполнена до темноты - ночью засечь в лесу человека гораздо легче, чем днем, когда ткань "хаков" почти выравнивает температуру тела и окружающей среды, делая инфракрасное обнаружение почти невозможным... Иное дело ночью - слишком большой разрыв температур костюм не потянет. Рейнджеры почти наверняка не попрут в лоб курсантам - просто из чувства самосохранения, попадание в тело парализующей иглы чертовски неприятно.
Почти к концу третьего часа Дик начал сомневаться в реализации своего проекта. Со всеми мыслимыми мерами предосторожности они продвинулись к цели километров на восемь, но пока не встретили никаких признаков противника. Старк даже стал надеяться, что так будет и дальше, и тогда не придется претворять в жизнь его не вполне честный план, однако совершенно неожиданно шедший впереди Рич предостерегающе поднял руку. Быстрый обмен жестами - впереди поляна, двое слева, один справа, чуть дальше в кустах ШТ... Рич поднес к глазам бинокль... показал три пальца - "Командор". Отлично, теперь действовать. Дик махнул Ричу и Бобу по направлению в обход поляны, Джоан вместе с Диком - в резерве с иглометами, Анни - ждать команды. Парни беззвучно скрылись в кустах. Дик считал минуты. Время! Он махнул Анне - пошла!

Сержант Эдвард Уинтерс, развалившись в кресле первого пилота "Командора", довольно посасывал трубку. Наконец-то хоть какое-то развлечение. Господи, как надоело торчать на этой планете с ее погодкой, будь она неладна. Сидевший сзади рядовой (черт, как его фамилия? Забыл...) похоже намеревался задремать. Ну и черт с ним, потом можно будет наказать за сон на боевом посту... слегка. А пока пусть отдыхает. Интересно, на что вообще универы рассчитывают? Просочиться через боевые порядки роты рейнджеров, тем более готовых к этому - ну-ну, посмотрим. Во всяком случае эта охота интереснее муштры или тренинга на базе.
Он с удовольствием вспомнил такие же учения, в которых он принимал самое активное участие года четыре назад. Тогда тактика, которую он предпринял, обернулась полным успехом - выставив на показ свой танк, он спрятал большую часть своего взвода в кустах. Естественно, эти гордецы - универы думали только о том, чтобы не попасть в поле зрения его сенсоров... и попадали в руки его парней. Может быть, немалую роль сыграл тот факт, что в тот раз он охранял ближайшие подступы к капсуле и эти мальчишки и девчонки настолько уже верили в свой успех, что почти забывали об осторожности. Так почему бы хорошей идее не сработать еще раз.
По опыту он знал, что абсолютное большинство курсантов сделают попытку на сутки затаиться - стандартная тактика, которая, разумеется, была известна Академии. Что ж, разумная трусость иногда куда полезнее неразумной отваги. В общем, времени было еще много. Если бы его спросили, то он вообще бы не выставлял постов в ближайшие двадцать часов после выброски - зачем лишний раз морозить людей. Однако раз уж приказ был отдан, то его необходимо было выполнять со всем возможным прилежанием.
Уинтерс зевнул и уже хотел было связаться с кем-нибудь из соседей, как вдруг замер. "А это что такое?" - На поляну выскочила, озираясь по сторонам, девочка в хаке, с иглометом в руке. Внезапно она увидела слегка замаскированного "Командора" и от неожиданности на мгновение замерла на месте, открыв рот. И не заметила, как из-за кустов за ее спиной беззвучно поднялись трое рослых - "Боже, какая же она крошка...! Парни на две головы выше ее" - рейнджеров и спустя мгновение сопротивлявшейся девчонке завернули руки за спину. "Отлично, одна есть. И как таких полудетей берут в армию... А она хороша, ничего не скажешь!" - Сержант разглядывал ее через бронестекло боевой рубки. - "Японка... или китаянка... В общем, что-то азиатское... Ну чему их учат, так позорно напороться на засаду"
Сзади кто-то восхищенно присвистнул. Сержант раздраженно дернул плечом - проснулся (как там его, черт, не помню), чучело, пропустил самое интересное... Так ему и надо, балбесу, нечего дрыхнуть на посту. Он уже хотел было обернуться и... но тут его внимание привлекло движение и Уинтерс снова посмотрел на поляну

- О, дьявол!!! - непроизвольно вырвался возглас. Девчонка, как смерч вертелась на месте, а двое его ребят лежали пластом у ее ног и в это же самое мгновение третий кубарем улетал в кусты... - Проклятие!
Над головой раздался треск игломета. - Молодец, рядовой (как же его зовут? Вспомнил, Мэйсон его зовут, рядовой Мэйсон, три дня назад прибыл с пополнением), умница, представлю к поощрению за оперативность... Не попал, идиот, с двадцати метров не попал... Черт, и я бы не попал, девочка качает маятник вполне профессионально, без ошибок... И ведь уйдет, зараза! Хотя это мы еще посмотрим. Так, прежде всего обезопасить машину...
- Мэйсон, убери башку из люка, ты в нее не попадешь, сейчас мы ее достанем отсюда (любая боевая машина имела амбразуры для стрельбы из ручного оружия), ну, живо! - Уинтерс ткнул пальцем в кнопку, закрывавшую массивный люк. Загудели сервомоторы, перемещавшие толстую заслонку на отведенное ей место, затем обиженно взвыли и виновато замолкли.
"Команда не выполнена, встречено препятствие" - забубнил компьютер. "Идиот этот Мэйсон, люк не закроется, пока он не уберет оттуда свою тупую башку... Все еще пытается поймать крошку в прицел?" - Уинтерс крутанулся на кресле, намереваясь стащить этого придурка вниз за ноги, если понадобится... И оторопел...
Рядовой Мэйсон мирно спал в кресле второго пилота. Ну, впрочем, не совсем спал, из его хака, в районе плеча, торчала тоненькая игла парализатора. Уинтерс увидел и препятствие, мешавшее закрыться крышке. Препятствие сидело на краю люка, свесив ноги внутрь машины. Препятствие оказалось низкорослым рыжим парнем в "хамелеоне" со знаками отличия универ-сержанта. Его игломет был нацелен в живот Эдварду.
- Тихо, серж... без паники и резких движений... Знаешь ли, после этих игл дико болит голова. И, между прочим, не надейся на помощь... твои мальчики сейчас больше похожи на ежей. Теперь очень медленно подними руки... Только очень-очень медленно, и так, чтобы я их видел. Умница! - парень отодвинулся в десантное отделение танка, увеличивая дистанцию - А теперь так же медленно повернись ко мне спиной, плавно заведи руки за спину. Вот, хорошо. Теперь, солнышко, раздвинь ножки... пошире, дорогой. И не шали, ладно? А вот и веревочка, сейчас мы ее на тебя наденем, и все будет хорошо.
Рич вытащил из танка связанного Уинтерса, и аккуратно посадил того под деревом. Из кустов вышел Дик.
- Последний готов. Еще двое лежат во-он там, в кустах. Троих уложила Анни... одного Диди. Боб?
- Двое... один сидел на дереве в двадцати метрах за машиной... Еле его поймал. Второй рядом, в кустах.
- Сколько было в машине, Рич?
- Тоже двое, серж и еще один... Рядового я усыпил, а с этим мы еще побеседуем... Сейчас принесу второго.
- Давай, потом поможешь мне притащить остальных, сложим их вместе... Анни, крошка, ты не перестаралась?
- Дышат... - пожала плечами японка - Смертельно не люблю, когда меня трогают без разрешения. В следующий раз будут знать, как набрасываться на беззащитную женщину.
- Беззащитную, как же - хохотнул Дик. Сам он ни за какие коврижки не стал бы соваться к Анни, поскольку довольно часто был свидетелем (а иногда и жертвой) ее талантов - Ладно, значит десять рядовых и серж - полное отделение. Значит, все... Слышишь, сержант... Как к тебе обращаться?
- Уинтерс... - сержант от злости кусал себе губы, "это же надо - провели как желторотика. На приманку купили..."
- Отлично, Уинтерс. Так скажи, родной, как у вас с транспортом? "Командор" возьмет ведь максимум шестерых...
- Нету транспорта... - сквозь зубы прорычал сержант. "О боже, их же пятеро... как раз... ведь уведут танк, как пить дать" - Нету. Нас утром высадили, сказали, завтра перебросят в другое место, если потребуется.
- Ладно, а карту доступа к компьютеру "Командора" ты нам сам отдашь, или тебя обыскивать?
Сержант ненавидящим взглядом посмотрел на высокого русоволосого парня, явно руководившего операцией. "Ведь обыщут - с тоской подумал он - только этого не хватало... Все равно ведь найдут. Пусть подавятся...". Рядом с Уинтерсом на травку рыжий аккуратно опустил Мэйсона. "Сгною гада, заснул на посту, козел...".
- В верхнем кармане, слева...
- Вот и ладушки - Высокий вынул магнитную карту, перебросил ее худому парню, - Боб, посмотри, у них там никаких сюрпризов для нас нет?
- О'кей, Дик - Худой исчез в люке танка.
- Ну, в общем так, серж. Ты здесь полежи немного, а через часик очнутся твои солдатики. Они тебя развяжут, я тут тебе паек оставил, фляжки... А вот насчет рации - извини, не могу. Иглометы твои я тоже рядом положил, мало ли что. Может, здесь зверье какое ходит... В общем, счастливо оставаться, Уинтерс... ШТ я оставлю в точке посадки капсулы, найдете. Чао!
- Эй, парень!
- Да?
- Ты не представишься напоследок? Встретиться бы...
- Отчего же, изволь. Старк, универ-сержант Ричард Старк. Встретимся, серж, мир тесен...

Команда погрузилась в "Командора" и через несколько секунд танк, расталкивая, а то и ломая деревья, полным ходом ушел на север. А еще через пару минут Уинтерс заметил несколько теней, промелькнувших на фоне деревьев - это в образовавшуюся щель в обороне рейнджеров прорывались кадеты... "Я еще найду тебя, Старк... Я запомню тебя!".
Эта мысль некоторое время согревала сержанта, но затем ушла. Будучи по сути неплохим парнем, он нашел все же в себе силы восхититься тем мастерством, с которым его, опытнейшего сержанта рейнджеров прославленной Шестой дивизии, оставили в дураках. Но Мэйсона он все равно накажет, ох как накажет... Этот придурок надолго запомнит учения.
Он попытался развязать руки, даже удивляясь, почему не сделал этого раньше. Наверное, был слишком зол, чтобы подумать об этом. Петля подозрительно легко спала с кистей - похоже, его и не старались особо связывать. Ну да, как же, негуманно - нельзя оставить беззащитного солдата на съедение местной фауне. "Опять на понт взяли - восхитился он - Нет, ну не молодцы ли? Господи, почему же в пехоту идут одни дебилы, вроде этого кретина Мэйсона?"
Что ж, теперь можно взять игломет и спокойно посмотреть по сторонам. Так сказать, охраняя сон товарищей. Ну погодите, товарищи, ужо вы у меня проснетесь...

Приятели сидели в каюте Рича и Анни, как самой большой. Они отмечали успешное окончание испытания - захват танка был засчитан как успешно спланированная и проведенная операция, экзамен сдан. Собственно, создав прорыв в обороне первой линии рейнджеров и порядком спутав во время короткого, но интенсивного марша остальные линии перехвата, команда Дика создала всем остальным благоприятные условия для выполнения задания - к точке сбора пришли почти все, правда аж на четверо суток позже. Трое были взяты за несколько километров до капсулы, но экзаменаторы засчитали это как сданный зачет - в первые сутки пехота не задержала никого.
На "разборе полетов" Мэрдок тепло поздравил команду с блестящей идеей, отметив хорошую организацию нападения и любезно заметил, что его стараниями впредь такая хохма ни у кого не пройдет. Рейнджеры дважды на одни грабли не наступают.
Дик уже договорился с Джоан, что они заедут к нему в гости - девушка была не прочь познакомиться со стариком Лесли, поболтать о перспективах межпланетных отношений. Рич уговорил адмирала позволить ему посетить тещу на "Бердыше" - надо же произвести впечатление... Ченнинг сначала сопротивлялся, потом все же разрешил - герои дня, как никак. Джоан предвкушала встречу с мамой, да и отец вроде что-то про отпуск упоминал в последнем письме...
Внезапно тишину разорвал пронзительный вой боевой тревоги. Через несколько секунд сирена смолкла и загрохотали динамики... "Боевая тревога! Боевая тревога! Всем курсантам второго года и выше немедленно прибыть к ангарам в полной полетной форме! Повторяю, это не учебная тревога! Всем курсантам приготовиться к бою! Земля атакована!..."

Столкновение

Альфред Беннер, посол Земли на Рекне, умер тихо, не проснувшись... Стальные челюсти, сомкнувшись на его горле, почти перекусили шейные позвонки... Охрана - двое морских пехотинцев у дверей посольства, погибла шестью минутами раньше - повседневная камуфляжная форма не могла защитить от лазера, ударившего из руки обычного с виду прохожего. И эти молодые парни уже не смогли поднять тревогу, когда несколько десятков вооруженных рекнов вошли в посольство... Остальную охрану перебили так же быстро и эффективно - никто не ожидал нападения. Командир взвода охраны, капитан Сташков успел метнуться из постели к пистолету, даже успел сделать два выстрела, а потом долгих три секунды смотрел на свою руку, осеченную в районе локтя и вместе с пистолетом отлетевшую в угол, пока другой луч не рассек его пополам... Только капитан оказал сопротивление, других потерь у нападающих не было... С остальными сотрудниками посольства покончили быстро.

Капитан туристического лайнера "Галилей", на борту которого находилось сто шестьдесят человек, прилетевших полюбоваться достопримечательностями Рекна, обратился в центр управления за разрешением на посадку... Получив приказ ожидать на орбите, он был очень удивлен, заметив на экране приближающийся корабль класса "эсминец". С корабля поступил сигнал - "Приготовиться к таможенному досмотру". Это было несколько необычно, как правило досмотр осуществлялся на планете... Решив, что связываться с рекнами не стоит, он отключил защитное поле и передал приглашение таможенной команде прибыть на борт... Последнее, что видел капитан "Галилея" - вспышки АМ-генераторов эсминца... Дотянуться до кнопки включения гейгена он уже не успел...

ТАКР "Грант", приписанный к Четвертой эскадре, патрулировал орбиту "Новой Германии", когда небольшое транспортное судно рекнов обратилось к капитану с просьбой о помощи в ремонте двигателя... утверждая, что корабль в противном случае может полностью потерять управление и врезаться в планету. После того, как транспорт был притянут к борту "Гранта", капитан отдал приказ техперсоналу приступить к работе... Ровно через шесть минут начиненный под завязку контейнерами с антиматерией транспортник взорвался, уничтожив ТАКР и находившийся слишком близко истребитель... Два оставшихся "Криса" уже не смогли помешать огромному авианосцу, который вышел со струны через шесть минут после взрыва, методично расстрелять тяжелыми торпедами все населенные пункты на планете...

Находившийся на боевом дежурстве авианосец "Камилла" зарегистрировал появление на орбите Юпитера неопознанного объекта, не отвечавшего на запросы. По тревоге было поднято звено "Палашей" под командованием капитана Снегова. Патруль облетел объект, опознал в нем транспорт Рекнов и, поскольку на сигналы тот по-прежнему не отвечал, намеревался состыковаться с ним и попробовать проникнуть внутрь. В это время транспорт выплюнул в подошедшую довольно близко "Камиллу" сразу не менее полутора десятков ракет класса "Смерч". Три ракеты удалось перехватить пилотам истребителей, остальные попали в цель - авианосец не ждал нападения. Поле гейгена оказалось пробитым в трех местах, почти сразу в открывшиеся окна нырнула еще одна партия ракет. "Камилла" была моментально уничтожена вместе со всем находившемся на борту персоналом. Оставшиеся в живых трое пилотов подвергнулись массированному обстрелу ракет класса "Пурга". Две машины были сбиты, третья, под управлением Снегова, выпустив оба "Смерча" по транспорту, который сразу превратился в радиоактивное облако, на форсаже попыталась уйти к ближайшей орбитальной станции Патруля, передавая во всех диапазонах боевую тревогу... Через семь секунд после гибели транспорта на орбите материализовался боевой флот Рекнов. Последний "Палаш" был вынужден прекратить отступление и ввязаться в безнадежный бой с десятью легкими истребителями, уступавшими ему по вооружению, но заметно превосходящими в скорости. После восьмиминутного боя рекны, потеряв шесть истребителей, все же сбили Снегова... Капитан остался в живых совершенно случайно - катапультировавшись в последний момент, он сразу затерялся в хаосе летящих в разные стороны обломков сбитых машин... А у эскадры были другие задачи...

Сигнал тревоги был услышан, но времени осталось слишком мало... Первая эскадра находилась на учебных маневрах в районе Венеры, Вторая - на своем обычном месте, на Нептуне. Землю, фактически, охраняли всего два корабля, первый из которых был уже уничтожен. Второй дежурный корабль, ТАКР "Цезарь" фактически пошел на верную гибель, пытаясь перекрыть эскадре подход к Земле... Крейсер устоял против мощи всей эскадры почти двадцать минут, что само по себе было полной фантастикой, после чего "смерчи" все же его достали... Спустя десять минут погибли и все поднятые с него истребители... Но их смерть дала Патрулю немного времени. Первая эскадра снялась с орбиты Венеры и шла на выручку...

С тяжелых кораблей рекнов была выпущена стая торпед по крупнейшим городам Земли. Мощные компьютеры "смерчей" прекрасно знали свои цели и умели уходить от преследования. К тому же их было очень много, больше, чем пилотов, вставших у них на пути. Поднятые по тревоге истребители Патруля пытались перехватить и разрушить торпеды до контакта с поверхностью, но их было недостаточно. Именно сейчас сказались непрерывно урезаемые фонды, непрерывно падающий под влиянием пропаганды престиж профессии - мало новых кадров и чертовски мало современных машин. Наземные части Патруля были укомплектованы едва на шестьдесят процентов, космические - чуть больше, но тоже далеко не полностью. И тем не менее Патруль принял неравный бой, а вслед за торпедами первой волны уже готовились к старту истребители, которые должны были пройти по следам "смерчей", уничтожая то, что могло чудом уцелеть среди ядерных взрывов.
Легкий "Стилет", которым управлял курсант Академии Жан Семур, гнался за ракетой, наведенной на Москву, безнадежно пытаясь поразить ее своим устаревшим вооружением... Когда до цели оставалось несколько минут полета, Семур таранил ракету.

Большая часть спутниковых систем защиты были сбиты в первые же минуты нападения - похоже, рекны хорошо знали их орбиты. В последнее время были разработаны новые проекты, получившие условное название "Цербер", сочетавшие в себе новейшие достижения современных технологий, однако три первых орбитальных платформы в настоящее время все еще не вышли из доков - причина простая, нехватка средств. Оставшиеся спутники, устаревшие настолько, что многие их системы отказывали просто от возраста, вели огонь по многочисленным целям в атмосфере. Благодаря усилиям Патруля и орбитальным огневым средствам подавляющее число ракет было сбито на подлете к целям. Но некоторые все же достигли поверхности...

Токио перестал существовать. Часть ракет, получившие повреждения, отклонились от курса, но сила взрыва вызвала сильнейшие разрушения и землетрясения... Почти весь Хоккайдо и большая часть Хонсю погрузились в океан, цунами прокатились по малым островам, сметая с них все живое... Четыре ракеты из тринадцати прорвались к Киеву... практически оставив на месте города огромную воронку. К Риму прорвалась только одна, упавшая в пригороде - чудовищным взрывом была разрушена большая часть города, погибли четыре миллиона человек...

Одна из ракет, нацеленная на Вашингтон, была серьезно повреждена задолго до подлета к цели. Компьютерное наведение, проанализировав ситуация, направило ракету на ближайший населенный пункт, но и до него она не долетела... Дом Старков испарился в пламени аннигиляции вместе с хозяином - Элен и Лесли накануне опять уехали в Париж, до которого не добралась ни одна торпеда. Вспышка взрыва испепелила все на многие мили вокруг, пламя ворвалось в городок, сжигая все на своем пути. Энн Диксон сгорела прямо во дворе возле своего дома - она занималась стрижкой газонов перед ожидаемым приездом мужа - ему был положен отпуск.

Первая волна истребителей рванулась в атмосферу, но неожиданно напоролась на глухую защиту Патруля. Аккра2 подняла в воздух все свои истребители. На данный момент это было самое крупное соединение на планете, хотя гарнизоны Патруля и были разбросаны по земному шару довольно густо. Увы, все снова упиралось в средства - большинство блок - постов имело всего по десятку боевых машин, и только построенный в прошлом веке испытательно-тренировочный полигон в Гане мог выпустить до трех сотен истребителей одновременно. Рекны располагали неплохими разведданными, да никто, собственно, и не скрывал места расположения основных сил Флота наземного базирования - почитай, каждый мальчишка знал про Центральный полигон, где испытывались, обкатывались новые машины, и проходили капитальный ремонт старые, но все еще остающиеся на вооружении.
Эскадрилья за эскадрильей поднимались навстречу волнам имперских истребителей, но это были не мощные "Палаши" или стремительные "Крисы" - новая техника в первую очередь шла на укомплектование кораблей Первой и Второй эскадр. И сейчас Землю защищали в основном устаревшие машины, да еще порядком выработавшие свой ресурс. И тем не менее пилоты творили чудеса, зачастую вступая с рекнами в неравны бой и выходя из него победителями. Как жаль, что это было не всегда.

Ран Макумба на своем "Крисе" летел в составе большой группы легких истребителей, которые непосредственно прикрывали полигон. Душа пела - вот он, то самое, ради чего он покинул свой родной Кемт и несмотря на уговоры матери поступил в Патруль. Разумеется мамочка могла здорово помешать сыну, могла даже добиться его отчисления - еще бы, член совета федерации, фигура, с которой считаются многие. Однако по зрелому размышлению она решила не ставить сыну палки в колеса, и год назад Ран Макумба в звании универ-лейтенанта гордо подставил грудь, на которую сам Ченнинг приколол звезду универсалиста.
Однако с тех пор блеск звезды несколько потускнел, а блеск в глазах новоявленного пилота и вовсе пропал. Оказывается, как ему пытались вдолбить в голову и раньше (а он, понятное дело, и не собирался к этому прислушиваться), работа пилотов - это не череда сплошных подвигов и приключений. И мечтающий о героическом будущем пилот был направлен на перегонку требующих ремонта машин в доки Аккры.
Боги, как он страдал, выполняя скучную и нудную работу, как вспоминал правоту мамочки и как близок был к тому, чтобы навсегда расстаться со звездой и с Патрулем вообще. И только теперь, впервые за несколько последних месяцев, он был счастлив. Вот оно - то, ради чего он вынес пять лет изнурительной учебы и этот последний нуднейший год, стоивший ему куда больше сил и нервов.
- Я "Аккра", группе прикрытия. Мы зафиксировали группу "Алебард" с эскортом, идут к полигону. Запомните, главное - не пропустите тяжеловозов. Как поняли?
- Я "Иблис" - жизнерадостно сообщил базе Ран - Задачу понял, иду на перехват.
Вскоре на горизонте показались точки - одна... пять... двадцать... В общем, много. Не менее пяти десятков "Стилетов" окружало плотный строй тяжелых "Алебард", медленно, но уверенно ползущих к цели. Разношерстная толпа защитников полигона рванулась в атаку - рекны практически проигнорировали препятствие, только небольшие группы истребителей прикрытия отрывались от основной массы, чтобы остановить и, по возможности, уничтожить машины универов.
Внезапно Ран заметил, что один из истребителей противника внезапно развернулся, вышел из боя и на полной скорости стал удаляться с места схватки. Инстинктивно пилот врубил форсаж и погнался за рекном, который явно намеревался вернуться на свой корабль. У пилота мелькнула мысль, что это, должно быть, важная шишка - не хочет рисковать и предпочитает скрыться за толстыми стенами крейсера. О том, что важные шишки обычно там сидят постоянно, он как-то не подумал.
Похоже, либо "Стилетом" управлял дерьмовый пилот, либо этот идиот полностью перестал смотреть по сторонам, однако стремительно нагоняющий его "Крис" Рама он не заметил. Рука негра задумчиво легла на кнопку пуска ракеты, однако в последнюю секунду он передумал - ракеты еще пригодятся, а этого оболтуса можно сбить и так.
Теперь оба истребителя находились чуть ли не в полусотне метров друг от друга - и Рам нажал на гашетку. Иглы лазерных лучей пробили защиту "Стилета", кромсая тонкую броню. Отлетел в сторону блистер кабины, и катапульта выбросила из машины кресло пилота, а через долю секунды остатки истребителя взорвались - видимо, детонировала одна из ракет.
Раму было отлично видно беспомощно болтавшегося среди обломков рекна - он даже махнул ему рукой на прощание. Почему-то парень еще не осознал, что война ведется не на жизнь, а на смерть, и воспринимал это все скорее как захватывающее состязание. Добить сбитого пилота ему и в голову не пришло, настолько он был горд своей победой, первой на его счету. Что ж, рекну повезло, теперь его, возможно, подберут свои. А ему, Раму, пора на свое место, тем более, что бой там разгорелся нешуточный и "Алебарды" могли вот-вот прорваться к цели.
Вспышка ослепила его - спасая своего пилота, сработала катапульта, выбрасывая его кресло сквозь осколки разлетевшегося вдребезги блистера. Рам только успел про себя отметить, что в его машину попала ракета, причем серьезная, "пурга". Удар "бурана" истребитель еще выдержал бы, а вот эту... И вот теперь он болтался буквально в нескольких десятках метров от минутой ранее сбитого рекна. Вот же невезение.
Кресло немилосердно вращалось, так, что у Рама началась уже слегка кружиться голова. Внезапно он напрягся, стараясь в этой круговерти разглядеть то, что привлекло его внимание. Столь заинтересовавшим его объектом оказалась громоздкая "Алебарда", которая явно собиралась взять на борт рекна. "Что ж поделаешь - с философским смирением подумал Рам - В данном случае ему повезло. Когда-нибудь повезет мне, все должно быть в равновесии". Однако судьба уготовила слишком короткую для реализации этого справедливого принципа жизнь. Приняв на борт сбитого пилота, "Алебарда" навела орудия на кресло Рама и открыла огонь. Парень, так мечтавший о героических подвигах, исчез в пламени лазерного разряда, так и не успев осознать, что с ним произошло. И вряд ли его сильно утешил бы тот факт, что расстрелявший его истребитель был взорван буквально спустя несколько секунд...

Адмирал Бразраар, командующий имперским флотом, сыпал проклятиями - ситуация явно выходила из-под контроля. Несмотря на отчаянные усилия рекнов, атака на Аккру провалилась - из первой волны истребителей только нескольким искалеченным "Стилетам" удалось выйти из боя, но и они не сумели вернуться на свои базовые корабли - там, где еще несколько минут назад безраздельно господствовали тяжелые имперские крейсера и авианосцы, теперь разверзся ад. Ни первый, ни второй ракетные удары не нанесли Земле смертельной раны - хотя значительные разрушения имели место, но до наиболее важных объектов эти чертовы патрульные умудрились ракеты не допустить. А время было упущено, теперь Патруль уже готов вступить в бой всеми своими силами, а это значит, что Империя понесет тяжелые потери. И все же адмирал сознавал - второго шанса вот так легко подавить планетарную оборону ему не дадут, поэтому сейчас он должен сделать все, что только возможно.

Первая эскадра в составе десяти авианосцев и шестнадцати ТАКРов вышла к орбите Земли и на дальних дистанциях открыла огонь по вражеским кораблям... Рекны уже ждали земные силы и немедленно ответили ураганом ракет и облаками антиматерии. Обе стороны понесли чудовищные потери буквально в первые минуты сражения, однако Флот упорно продолжал атаку, не давая противнику ни мгновения передышки. Даже в ясный день с земли были видны всполохи огня, каждый из которых, как правило, означал гибель боевого корабля. К счастью, зачастую удары Патруля оказывались сильнее - вооружение имперского флота было еще более устаревшим. И тем не менее, Первая теряла корабли, а жизнь истребителей вообще измерялась минутами - тем более, что пилоты бросались в бой очертя голову с единственной надеждой - унести с собой как можно больше противников. Сказывалось преимущество "Крисов" - рекны потеряли массу легких истребителей прежде всего из-за недостатка скорости.
Получив прямое попадание "смерча", которое разрушило почти все вооружение, ТАКР "Жуков" продолжал вести огонь из последнего АМ-генератора и, когда разрушения достигли критической точки, на полном ходу врезался в борт самого крупного авианосца противника... Оба корабля исчезли в ядерной вспышке...
"Роксана" ударила сразу из двух мезонных орудий в упор по имперскому крейсеру, который неосторожно подставил бок. Голубые лучи без особого труда пронзили изрядно потрепанную защиту и зацепили главный топливный бункер. Взрыв, на мгновение затмивший солнце, сжег четыре эсминца прикрытия и все истребители ближнего охранения. А уже через несколько минут корпус авианосца начал содрогаться от прямых попаданий, взрывы торпед пробивали огромные бреши в броне, превращая в ад сразу по нескольку палуб. Корабль продолжал сражаться до последнего, хотя был уже обречен - защитные поля почти погасли, из строя выходила одна система за другой. Скоро все было кончено, но этот успех стоил рекнам очень дорого.
Постепенно сказывался технический, а с прибытием кораблей Второй эскадры и количественный перевес Патруля. Все больше боевых кораблей Флота появлялось на орбите Земли, с ходу вступая в бой. Одна за другой волны истребителей ныряли в атмосферу и гнались за торпедами. Среди имперского флота медленно, но верно начиналась паника, и наконец они не выдержали.

Потеряв семьдесят процентов флота, корабли Рекнов отступили, уйдя на струну. Остатки эскадр Патруля начали чистку, уничтожая замешкавшихся и поврежденных имперцев, которых было достаточно много, чтобы обеспечить работой озверевших от ненависти пилотов. А на Землю поступали сообщения о нападениях на колонии, о гибели Марсианской станции "Фобос" и полном уничтожении Марсотауна, сигналы SOS с преследуемых истребителями рекнов гражданских кораблей...

- "Фалькон", "Фалькон", это база, доложите обстановку!
- База, я "Фалькон", сбил три торпеды, сейчас преследую четвертую, идет курсом на Баку.
- "Фалькон", возвращайтесь на базу, нужна ваша помощь. Ракету перехватят и без вас.
- Понял, база, возвращаюсь!
- Внимание всем пилотам! Напоминаю, старайтесь вести огонь по двигательным отсекам торпед. Там же расположены системы наведения. Замечено, что некоторые сбитые ракеты взрываются на земле. Повторяю, старайтесь поразить центры управления!
- "Тень", торпеда чуть ниже тебя, вали ее!
- Внимание всем! Говорит база! Приближаются истребители противника, прошу помощи!
- База, это "Фалькон". Вас понял, атакую...
- Анни, у тебя бандит на хвосте... Вот так, умница!
- "Миледи", прикрой, иду на прорыв.
- Давай, Рич, я за тобой!
- "Кувалда", куда тебя понесло? Диди, проследи, чтоб его не грохнули!
- О себе беспокойся, Дик... О черт, у тебя на хвосте два "Стилета"...
- Я "Тень", Дик, иду к тебе на выручку!
- Сам справлюсь, Боб, присмотри за "Миледи", она, кажется несколько увлеклась... "Кувалда", к тебе идет звено "Рапир", будь осторожен!
- Я база! Фиксирую вторую волну торпед! Четвертый курс, не отвлекайтесь! Второй и третий - на перехват!
- Я "Койот", вас понял, иду за торпедами!
- База, это "Бродяга", вас понял!
- Рич, где Аня?
- Когда я взлетал, ее машина стояла на заправке... Скоро появится.
- Я "Сакура", вступаю в бой!
- Анни, прикрой Рича, на него сильно давят!
- Я "Дельфин"... катапультируюсь...
- Ребята, Альтова сбили!
- Всем истребителям! Я база! Внимание, на подходе вторая волна истребителей противника! По предварительным оценкам, десять "Стилетов" и сорок "Алебард". Будьте осторожны, они несут АМГ.
- Я "Мираж", отсекаю истребителей прикрытия. "Сакура", "Тень" - за мной! Остальные, берите в оборот тяжеловозов!
- А кто это - "Мираж", я не в курсе...
- Это Ченнинг, чучело! В смысле, ты чучело...
- Я "Тень", выполняю!
- "Сакура", приказ поняла, атакую прикрытие!
- Я "Фалькон", атакую "Алебард", Диди, прикрой!
- Есть, сержант, можешь не оглядываться.
- Я база! Держитесь, кадеты, Первая идет к Земле по струне... Ожидаемое время подхода десять минут.
- Я "Сакура"! Последний "Стилет" готов! Атакую "Алебарду"... Рич, присмотри за моим хвостом.
- Непременно, счастье мое! Гаси ее!
- Я "Тень", имею повреж...дения, выхожу из боя....
- Боб, мне не нравится твой голос... Ты ранен?
- Ерунда... царапина... до свадьбы...
- Эй, Степан, Дженнингс потерял сознание. Переключи его на дистанционку и посади на базу!
- О'кей, "Фалькон", выполняю...
- Анечка, смени курс! Зайди сбоку, чтобы кормовая спарка тебя не достала! Блин, я кому говорю! Вот, другое дело...
- Отличный выстрел, "Фалькон"! Похоже, ты зацепил ее АМГ, так красиво рванула! Анни, пикируй, бандит на хвосте, я его сниму!
- Спасибо, Диди! Век не забуду.
- Алло, база, я "Фалькон"... Оставшиеся "Алебарды" уходят!
- Всем кораблям! Говорит база! Прибыли силы Первой эскадры! На подходе Вторая. Отличная работа, кадеты! Всем возвращаться домой!

Уже на земле Дик узнал, что не вернулся истребитель Келадзе. Потом общими усилиями удалось восстановить картину происшедшего. Рассыпавшийся строй "Алебард", атакованных кадетами, не позволял базе одновременно следить за всеми своими машинами, поэтому можно было только строить предположения... Похоже, темпераментный грузин излишне увлекся одиночной атакой и не заметил второго тяжеловоза, вышедшего на дистанцию выстрела АМ-пушки. Или заметил, но поздно... Попадание сгустка антипротонов в незащищенную гейген-полем машину - смерть мгновенная и безусловная. Он даже не успел подать сигнал...
Боб был жив, хотя и без сознания. Медцентр Академии уже приступил к реанимации, опасности для жизни или здоровья не было. А вот его машина была искалечена без малейших надежд на ремонт. Залп импульсных орудий почти вдребезги разнес броню и прикончил бортовой компьютер. Счастье, что система передачи поврежденной машины под контроль напарника дублировалась многократно - из четырех систем, выполнявших эту функцию, две были просто уничтожены, а третья серьезно повреждена.
Альтов не получил ни царапины - он попал в перекрестный залп двух "Рапир", почти испаривший его истребителю всю хвостовую часть вместе с Г-драйвом. Рекны не стали расстреливать выбросившегося пилота - им было не до того. Он успешно приземлился и к концу боя почти добрался до базы. Остальные пилоты, машины которых получили повреждения, также успели вовремя их покинуть, хотя им пришлось добираться домой значительно дольше.
По данным компьютера базы, кадеты сбили восемнадцать "Стилетов", шесть "Рапир" и шестнадцать "Алебард", при этом потеряв девять машин, не считая полуразрушенного, но все же приземлившегося "Криса" Дженнингса. Погибли двое курсантов - Семур, почти в самом начале боя, и Келадзе - в самом конце. Далеко не все рекны погибли вместе со своими истребителями - полиции удалось взять четырнадцать имперских пилотов, которым удалось покинуть свои машины до того, как те превратились в пылающие обломки. При задержании было убито девять и ранено пятнадцать офицеров полиции. Еще трое рекнов при этом были убиты.
В целом анализ ситуации показал следующее. После запуска торпед рекны поняли, что большая их часть не доберется до целей, поэтому несколько дивизионов истребителей атаковали центры наиболее ожесточенного сопротивления - Канибадам, где находился Универфак, исследовательский центр Патруля в Калифорнии, поднявший в небо сорок истребителей, испытательный полигон в Гане, где было к началу атаки сосредоточено около трехсот боевых машин, правда в большинстве своем устаревших - "Стилетов" и "Рапир", и ряд других точек. После первой волны истребителей была запущена вторая волна торпед и сразу вслед за ней пошли дивизионы "Алебард". Но к этому времени Патруль уже пришел в себя от шока, и ни одна торпеда второй волны не попала в цель. "Алебардам" особенно не повезло. Даже те, что с боем ушли из атмосферы, были встречены на орбите силами Первой эскадры. Ни одной машине не удалось вернуться.
Основное сражение развернулось на орбите, с подходом сил Первой. Эскадра понесла тяжелые потери - полностью уничтожены ТАКРы "Цезарь", "Жуков", "Ганнибал", "Кромвель", погибли авианосцы "Камилла" и "Роксана". ТАКР "Сципион" получил серьезные повреждения и надолго вышел из строя. Кроме того, Первая потеряла около тридцати процентов истребителей. Потери противника были более существенными. Двенадцать крейсеров и семь авианосцев - более чем две трети атаковавшего флота были частично или полностью уничтожены, в том числе и флагман рекнов, столкнувшийся с "Жуковым".

- Господа кадеты! - адмирал оглядел ряды молодых мужчин и женщин, заполнивших лишь малую часть огромного зала. Сорок... еще вчера их было сорок три. Один в госпитале, двое... Ну что ж, все мы солдаты. - Итак, в этот тяжелый для Земли день... Я не хочу здесь произносить красивые слова. Ребята, Патрулю надлежит выполнить свой долг. Ваши личные карточки отныне имеют пометку о числе сбитых кораблей противника. Особенно хочу поздравить Старка - по данным его бортового компьютера, за ним числится три сбитых "Алебарды", четыре "Стилета" и три торпеды. Сегодня вы доказали, что достойны носить звания универов. Все вы, включая Дженнингса, получаете досрочно звания лейтенантов. Вы будете распределены на боевые корабли Первой, которые понесли особо серьезные потери. Вам даются ровно одни сутки на сборы и прощания с родными. К месту назначения вы прибываете послезавтра. Итак, прошу внимания. Альтов, Петров, Виткявичус - ТАКР "Нахимов". Старк, Ауэрбах... оба, Диксон, Дженнингс - авианосец "Элеонора". Керн, Томсон - авианосец "Сюзанна". Дюбуа, Монтеро - ТАКР "Бонапарт"...

Лейтенант

Уже на подлете к родным местам Дик заметил первые признаки разрушений. Сгоревшие фермы, черные поля где еще недавно росла пшеница. Он заподозрил неладное уже тогда, кода не смог связаться из Академии с домом, правда грешил на связь - многие кабельные линии были повреждены. Теперь в голову лезли совсем иные предположения, одни хуже других.
Большинство пожаров утихли, по крайней мере здесь - ливневые дожди порядком помогли в этом тем людям, которые еще остались живы. Повезло тем виллам, которые находились вдалеке от города, особенно стоящим в окружении деревьев - им досталось меньше всего. "Смерчи" были, как с некоторой издевкой говорили о них разработчики, "экологически чистыми" торпедами, если конечно к оружию массового поражения можно применить такой термин. Радиоактивного заражения они давали относительно мало, зато ударная волна и тепловое излучение были чудовищными.
Ввиду столь исключительной ситуации все способные сражаться истребители были переданы во Флот, потери которого были огромны. Собственно, именно поэтому сейчас Дик и Джоанна находились не в креслах стратосферного лайнера, а в кабинах "Палашей" - их машины, как и сами пилоты, были пополнением для "Элеоноры" - авианосца Первой эскадры. Большинство остальных тоже отбыли на своих истребителях, и только некоторые, как например Альтов, были вынуждены временно довольствоваться креслами бортстрелков на тяжеловозах - в настоящий момент во Флоте боевых машин было больше, чем пилотов, однако сотни истребителей стояли на консервации и на перевод их в рабочее состояние требовалось время. Да и в основном-то это были старые "Стилеты" и "Рапиры", которые не успели продать Рекну.
Они вылетели почти сразу после собрания, на котором получили свои звезды - Анни и Рич проводили их на стартовую площадку. Все были очень обеспокоены отсутствием связи - перед этим Анни пыталась пробиться к матери, но линия была забита помехами и девушке пришлось сдаться. Сейчас они тоже собирались в дорогу - только Аня хотела пару часов поспать - путь предстоял неблизкий, а она сильно вымоталась за последнее время. Дик задерживаться отказался, поскольку лететь ему было гораздо дольше, чем Ауэрбахам, и решил выспаться по дороге - в конце концов, должна же быть хоть какая-то польза от автопилота.
Выспаться ему удалось не так чтобы очень - несколько раз просыпался, когда патрули требовали пароль и цель полета. Но вот, наконец, позади осталось Американское побережье, и скоро уж должен был показаться дом. Только вот почему-то дурные предчувствия терзали душу.

Джоанна, летевшая в своем "Палаше" чуть сзади, почти всю дорогу молчала, погруженная в свои мысли. Ей тоже удалось немного поспать - но сон был тяжелый, заполненный кошмарами, и почти не принесший сил.
"Хорошо, что отец в Третьей, хоть не попал в эту мясорубку... О боже, ведь Игорь был на "Камилле"! Сообщили же, что она погибла со всем экипажем... Господи, значит Игоря больше нет! Почему мама не отвечает, неужели дело в связи... И Дик не пробился к своим. Вряд ли их атаковали торпеды - городок незначительный, разве что... Игорь погиб, какой кошмар! Лучший пилот флота... после моего Дика... Моего...? Господи, что творится, почему? Город... Дым...? В чем дело? Не может быть... мама... ма-моч-ка!!!"
Дик увидел, что истребитель Диди вильнул в сторону и на форсаже понесся к дымному облаку на горизонте. Сам он уже давно все понял. Особенно, когда увидел воронку в том месте, где должен был стоять его дом. Торпеда, похоже, упала всего в нескольких сотнях метров от дома Старков. Парень тоже вдавил кнопку ускорения, и его "Палаш" рванулся вслед за стремительно удаляющейся машиной подруги.
- Джоан! Не снимай шлем! Там радиация, броня защитит тебя! Повторяю, не снимай шлем!!!
Внизу стремительно проносился разрушенный город - несмотря на недавно прошедший ливень, кое-где еще дымились остатки домов. От дома Дика, где упала торпеда, к городу местность постепенно понижалась, поэтому удар был особенно сильным - похоже, ни единого здания не уцелело. Серые купола Академии, стоявшие на отшибе, приняли на себя первый удар - их буквально стерло с лица земли, глыбы бетона, сорванные со своих мест, обрушились на близлежащие дома, довершая их разрушение.
Истребитель Джоанны начал снижение, и Дик догадался, куда она летит. Он знал этот квартал, здесь жили наиболее уважаемые жители города, прекрасные дома, цветники - сейчас везде были руины.
Девушка посадила машину на заваленную обломками улицу возле остатков своего дома. Еще слабо дымились черные остовы деревьев, в одночасье лишившихся веток, а зачастую и большей части стволов. Дом Диксонов был почти полностью разрушен, лишь часть стены, сильно покосившись, продолжала стоять. И сгоревший, обугленный газон... и что-то страшное... черное... рядом... Джоанна неподвижно стояла, не желая верить увиденному. Мама... тебя больше нет... Как же так... Она механически поднесла руку к застежке шлема. Чьи-то сильные руки сжали ее кисть, не подпустив пальцы к клапану.
- Джоан, милая, держись... Родная, еще жив твой отец... он не переживет, если еще и ты... И я не переживу. - Девушка уткнулась в плечо Дика, ее плечи сотрясались от рыданий. Он поднял ее на руки и отнес к кабине "Палаша". - Мы летим на "Элеонору", Джоан, сейчас нам надо отплатить этим ублюдкам... не надо плакать... я понимаю, как тебе тяжело.
- Понимаешь... как ты можешь понять... - тут до нее дошло, что дом Дика находился всего в двух десятках километров от города - твои... тоже...?
- Да. Кратер. Эпицентр. Почти. От дома не осталось ничего. Ни-че-го. - Дик не плакал, в душе кипела ненависть к убийцам, пославшим АМ-торпеды против мирного населения.
- Дик, милый, прости меня, я слабая... - слезы заливали стекло гермошлема и Джоан почти ничего не видела. - Я не могу не плакать... ты сильный... ты хороший... увези меня отсюда... я прошу тебя, сейчас увези, сейчас... Я не могу это больше видеть... не могу... Куда-нибудь, пожалуйста... сейчас...
Дик усадил девушку в кресло, пристегнул ремни и, включив продувку кабины, захлопнул блистер. Подошел к сгоревшему газону, несколько минут стоял и молча смотрел, затем вернулся к истребителю, провозившись долгих пять минут, снял с турели тяжеленный боевой лазер. Подключив к нему переносной кабель, направил луч в центр газона... Потом уложил в образовавшуюся канаву жутко обугленное, скрюченное тело и долго заваливал его обломками кирпича и бетона. Нашел две несгоревшие доски, обломком проволоки связал из них неуклюжий крест и написав на нем куском угля: "Энн Диксон, ...- 2254", старательно водрузил его над единственной пока в городе могилой... Потом сел в свой истребитель, и, переключив управление машиной Диди на себя, поднял "Палаш" в воздух. Когда границы разрушенного города остались позади, Дик включил передатчик дальней связи.
- Вызываю "Элеонору", вызываю "Элеонору", как слышите, прием!
- Я "Элеонора", вас слышу, прием.
- "Фалькон" и "Миледи" просят разрешения прибыть к месту службы. Прошу ваши координаты.
- Ждем вас, ребята. Передаем координаты в ваши компьютеры. Переключайтесь на автопилот. Вы на наших экранах. Будете у нас через полтора часа. Кстати, ваши коллеги, "Кувалда" и "Сакура" уже на борту. Конец связи.
- О'кей, "Элеонора". Конец связи.
Дик перевел управление на автопилот. Компьютер слегка скорректировал курс и машина стала набирать высоту. "Палаш" Джоанны, как привязанный, шел следом. Дик задумался. Что же должно было случиться, что Рич и Анни не воспользовались этим последним днем... Неужели тоже... Он запросил через компьютер информационный центр Патруля и потребовал сводку потерь. Так и есть... Киев, Лос-Анжелес, Токио, Дели, Нагасаки, Пекин... длинный список городов, полностью или частично уничтоженных атакой. Цифры потерь... по предварительным подсчетам около миллиарда человек, данные уточняются. Колонии - Марс, Селеста, Новая Германия... Старк вспомнил, что родители Рича вернулись на родную планету в прошлом году. Зря... хотя здесь их, возможно, ждала бы та же участь...
- Дик, я уже пришла в себя. - голос у Джоанны дрожал - Машина мне не подчиняется, отключись, пожалуйста.
- Нет смысла. Можешь отдохнуть, мы идем к "Элеоноре", скоро будем на месте. Осталось меньше часу лететь, так что скучать долго не придется. Кстати, семейство Ауэрбахов уже на борту.
Некоторое время девушка молчала, затем, видимо, пришла к тем же выводам, что и Старк.
- Ты хочешь сказать... тоже...
- Да, Джоан. Нагасаки уничтожена полностью. Патруль не смог защитить все города - слишком неожиданным и массированным был штурм. И Боб еще ничего не знает... его родители жили в Лос-Анжелесе...
- Мама... Дик...
- Я похоронил ее, родная... Вырыл лазером могилу...
- Спасибо... - Джоан надолго замолчала, снова возвращаясь мыслями к пережитому кошмару, к покосившейся стене, к дымящемуся газону и тому, что она увидела рядом... Дик чувствовал, что никакие слова тут не помогут, поэтому молчал... хотя так хотелось прижать девушку к груди, обнять, защитить от всех бед и опасностей.
- "Элеонора", я "Фалькон"! Прошу разрешения на посадку.
- "Фалькон", я "Элеонора", будьте готовы. Система автоматической посадки сейчас вас захватит.
- Кому мне доложить о прибытии?
- Бригадой истребителей командует полковник Джеймисон. Шестая палуба, каюта 76. Лифтовая шахта в правом крыле ангара.
- Понял вас, "Элеонора".

Дик и Джоанна зашли в кабинет начальника истребительной эскадрильи авианосца. Диди была сильно бледна, на ее щеках еще на совсем просохли слезы. Старк доложил о прибытии на борт. Сидевший за столом офицер поднял голову.
- Приятно познакомиться, господа лейтенанты. Но, насколько я знаю, вы должны были явиться на службу завтра.
- Сэр, мы...
- Вот завтра и явитесь. Вы размещены на третьей палубе, каюты 17 и 18, слева от лифта. Бортовой распорядок дня возьмете в компьютере. Завтра в восемь утра жду вас с докладом о прибытии.
- Но, сэр...
- Лейтенант, я очень не люблю повторять второй раз то, что вы должны были бы понять с первого, но я сделаю вам скидку... на первый раз. Сейчас вы призрак, фантом. Вас здесь нет и до завтра не будет. Можете идти.
- Есть, сэр.
- Старк! - остановил его Джеймисон, когда Джоанна уже вышла из кабинета. Дик взглянул на полковника, и ему бросилось в глаза то, на что он не обратил внимание сразу. Да, офицер выглядел подтянутым и спокойным, однако в уголках глаз таилась боль. Было совершенно очевидно, что командору тоже очень тяжело.
- Поймите меня правильно, юноша. - полковник встал из-за стола и подошел к стоящему навытяжку Старку. Он был на голову ниже парня, но раза в два шире в плечах. Сильно поседевшие вески говорили о солидном возрасте, изрезавшие лицо морщины свидетельствовали о том, что жизнь не раз относилась к полковнику без особой ласки. Голос был тверд и даже резок, однако в нем Дику послышались теплые нотки. - Мы все, или почти все, потеряли на Земле родных и близких. И бешенство, ясно читаемое на вашем лице, мне сейчас не нужно. Мне нужна от вас холодное, трезвое мышление. Вам надо успокоиться. И успокоить вашу девушку, у нее губы трясутся и она почти не воспринимает окружающее. Какие сейчас из вас офицеры... Устраивайтесь, приводите себя в порядок. Нам предстоит воевать, и очень скоро, так что ваше нетерпение будет удовлетворено, не волнуйтесь на этот счет. Но в бой вы должны идти с ясной головой, злость для пилота - прямая дорога в списки погибших, а у нас и так некомплект. Кстати, ваши коллеги размещены рядом, каюта 16. Медцентр академии сообщил, что лечение Дженнингса продвигается успешно, но в этот рейс он, видимо, не попадет. Все, вы свободны.
- Да, сэр!

Дик сидел в кресле в каюте Джоан, девушка спала, обеими руками крепко обхватив его ладонь, даже во сне не желая оставаться одна. Во сне она часто всхлипывала, видимо снова и снова переживая перенесенный ужас. Старк оглядел помещение, его каюта была такой же, в котором ему, возможно, придется провести годы. Маленькая лейтенантская каюта состояла из двух крошечных помещений - "спальни", в которой едва помещалась койка с противоперегрузочными системами, небольшое кресло, узкий стол с встроенной клавиатурой компьютерной консоли. В стене был встроенный шкаф, где хранился боевой скафандр, НЗ и ряд других мелочей. Был еще один шкаф, поменьше, для личных вещей пилота. Рядом со спальней располагался миниатюрный санузел - душ и туалет в помещении метр на полтора. Впрочем, это все же была отдельная каюта... пехота ночевала и большую часть времени проводила в большом бараке, уставленном рядами громоздких трехъярусных коек с амортизаторами. Каюта Рича представляла из себя две таких же клетки, переборка между которыми была снята - при проектировании корабля эта возможность учитывалась.
Дверь с легким шелестом отъехала в сторону и в проеме появился Рич. Дик приложил палец к губам, кивнув в сторону спящей девушки и показал товарищу кулак - "Кувалда" слабо усмехнулся - он мог без особого напряжения завязать приятеля в узел, поэтому со стороны Дика этот жест выглядел слегка комично. Однако улыбка мелькнула и тут же погасла - лицо немца выдавало сильное внутреннее напряжение - губы крепко сжаты, на скулах играют желваки - верный признак того, что Ауэрбаха переполняет бешенство - весьма редкое для него состояние.
- Ну, как там Анни? - шепотом спросил Дик, когда Рич аккуратно присел на краешек койки. - Тяжело?
- Как я понимаю, сводку потерь ты уже видел... - голос товарища звучал глухо - Города нет. Просто нет, совсем. Погрузился в море, живых почти никого. И мои, похоже, тоже. Планету расстреляли без помех - всего один крейсер, и его прикончили, как я понял, еще до атаки... С Нью-Берлина только сообщили, что крейсер не отвечает на сигналы, а потом, что засекли группу мелких объектов... торпеды, видимо... и все. Сейчас туда ушел "Отважный" из Четвертой - на разведку. А Анни - ты знаешь, она молодец. Как-то спокойно пережила - она же в душе самурай, ей не к лицу демонстрировать эмоции. Хотя что там у нее внутри, одному богу известно - она даже мне никогда не признается.
Джоан слабо застонала во сне, застонала, по подушке расползалось мокрое пятно.
- Диди вообще расклеилась...? Ты не оставляй ее одну, ей сейчас нужна помощь, я видел ваш городок в списке. А твои как, целы? Ведь вы же за городом жили, ты как-то рассказывал...?
- За городом... Торпеда попала почти в мой дом, все разрушения в городке - от ее ударной волны. А от моего дома вообще ничего не осталось - только воронка. А Джоан... ты знаешь, она видела свой дом... и мать... возле... В общем, мне легче.
- Но ведь не было никаких признаков готовящейся войны! И рекны всегда были относительно дружелюбны. И посольство не отозвали.
Дик криво усмехнулся, вспоминая отчет, который он просмотрел на подлете к "Элеоноре". Видимо, Рич его еще не видел. Содержимое сводки никак не укладывалось в мозгу, не ассоциировалось с нормальным поведением разумных существ, и тем не менее этот факт имел место.
- А посольства уже нет. Когда началась атака - я в сводке вычитал - все сотрудники стали стрелять из окон... просто так, по мирным жителям. И кто-то их патрульных со злости просто сравнял здание с землей, из АМГ. А спустя несколько минут до Берна добралась торпеда... Своих они не жалеют. Нас, впрочем, тоже.
- А верфи?
- Луне повезло... относительно. В безвоздушном пространстве ущерб от торпед только при прямом попадании. Да и истребителей там было много, правда большая часть пошла в атаку на эскадру. Там мало кто вернулся. А верфи целы. Ребята ни одну торпеду до них не допустили. При наших потерях новые корабли жизненно важны.
Некоторое время оба сидели молча, каждый снова и снова переживал свои личные потери. Джоанна начала метаться во сне, Дик положил руку ей на голову и принялся нежно гладить спутавшиеся волосы. Постепенно девушка успокоилась, возможно, именно это ей сейчас и было необходимо для того, чтобы кошмары прекратили терзать ее разум. Он поднял глаза на Рича.
- Что у нас завтра?
- А ты еще не знаешь? - Рич легонько пробежал пальцами по клавишам компьютера. По экрану побежали строчки последних приказов. - Так, ремонтные работы, повреждения во втором доке, четвертая палуба, это не то... Отзыв из отпусков... А, вот! Читай!
"Приказ по Первой эскадре. 1 августа 2254 года Вторая ударная бригада в составе: авианосцы "Элеонора", "Кларисса", ТАКРы "Нахимов", "Нельсон", "Спартак", "Гаррибальди", "Багратион" выступают в район Рекна. Время выхода - 12.00 по Гринвичу. Задача: авианосцам - блокировать силы противника, крейсерам - разрушить ремонтные доки на спутниках Рекна, координаты: Ррин, квадраты А17, В3, G7; Карр, квадраты C5, J1, J12, K4; Крегг, квадрат В12. Командиру бригады, контр-адмиралу Ф. Алмейде прибыть на флагман "Элеонора" в 10.00. Подписано: командир Первой эскадры, адмирал Шведов." - Дик оторвался от экрана и удовлетворенно хмыкнул. Значит, предстоит бой. И будет возможность хоть немного рассчитаться за родных, за разрушенные города. Рекны даже не могут представить себе, какую волну ненависти подняли они среди людей... ни один пилот теперь не отступит, никогда.
- Алмейда, это кто? - поинтересовался Рич - Ты слышал о нем?
- Слышал. Франциско ди Алмейда, испанец. Потомственный аристократ. Один из немногих офицеров Патруля, закончивший два факультета - он универ и ангел одновременно. Я, кстати, видел в библиотеке его книгу по тактике крейсерского боя. Ченнинг как-то его упоминал, отзывался более чем хорошо. Так что, возможно, с командиром нам повезло.

Утром после завтрака четверо новоиспеченных лейтенантов явились в кабинет полковника Джеймисона с докладом о готовности к прохождению службы. Джоанна была еще несколько бледна, но держалась хорошо. На лице Анни вообще не отражалось никаких эмоций. Полковник удовлетворенно оглядел пилотов - ребятам сегодня предстоит бой, они должны быть в форме.
- Так, господа - полковник взглянул на дисплей и тяжело вздохнул. Некомплект пилотов впечатлял. - Вы входите в состав четвертой эскадрильи средних истребителей. К сожалению, у нас большие потери, поэтому остатки Четвертой были после боя переданы для доукомплектования Первой и Третьей. Так что в настоящий момент вся ваша эскадрилья состоит из всего их вас четверых. По возвращению к вам присоединится Дженнингс. Командира для вас у меня пока нет, поэтому временно исполнять обязанности комэска будете вы, Старк.
- Есть, сэр!
- Отлично. Сейчас вам надлежит проконтролировать заправку и вооружение ваших машин - Кстати, ваши "Палаши" - единственные из средних истребителей "Элеоноры", способные нести на борту "смерчи", так что в случае необходимости будьте готовы поддержать тяжеловозов. Пройдете в четвертый док, боксы с тринадцатого по шестнадцатый. В 11.00 - предполетный инструктаж, в 12.00 - мы уходим в рейд. Об остальном узнаете на инструктаже. Свободны.

Дик и Диди еще возились с боевым компьютером ее "Палаша", когда динамик сообщил: "Всем пилотам немедленно прибыть в зал 3, палуба 2 на инструктаж. Повторяю, всем пилотам прибыть на инструктаж!". Пришлось бросить работу - впрочем, Дик надеялся, что техники доведут компьютер до ума и без них. В "молельне"3 собралось около восьмидесяти человек, хотя по штату полагалось гораздо больше. К огромной трехмерной голографической схеме Рекна и его спутников вышел высокий худой черноволосый мужчина лет сорока пяти. Его орлиный профиль производил впечатление силы и уверенности. "Алмейда - догадался Дик - до истинного испанского гранда ему не хватает только шпаги". Кстати шпага полагалась к парадному мундиру контр-адмирала, однако сейчас было не до церемоний.
- Итак, господа, прошу внимания. - Алмейда взял в руки длинную указку и повернулся к голограмме - По нашим сведениям, силы противника в количестве шести авианосцев и двенадцати крейсеров прикрывают планету здесь - он переместил указку к самой маленькой луне, Креггу, вокруг которого вспыхнули красные точки - и здесь - группа красных точек вспыхнула над северным полюсом планеты. Нашей целью не является атака на эти флоты, более того, желательно избежать огневого контакта с основными силами ударной бригады. Таким образом на ваши плечи ложится задача не подпустить тяжелые корабли противника к нашим авианосцам на расстояние пуска торпед. Пока крейсера будут заниматься ремонтными доками на поверхности спутников, основные ваши обязанности будут распределены следующим образом.
На схеме появились два больших зеленых значка и пять поменьше. Оба больших и один маленький сместились к Креггу, остальные, разделившись, направились к двум другим спутникам.
- Первая группа "Крисов" патрулирует непосредственное пространство возле авианосцев - возле больших значков вспыхнул рой мелких зеленых огней. - Ваша основная цель - торпеды противника. На истребителей не отвлекайтесь, вас прикроют. Будьте аккуратны - не попадите под огонь своих же авианосцев. Оба крыла "Шестоперов" под прикрытием второй группы легких истребителей атакуют основные силы противника.
Схема показала клин зеленых огней, устремившийся по направлению к полюсу. Дик удивленно вскинул брови - верное самоубийство... Как бы в ответ на его мысли, контр-адмирал продолжал.
- Повторяю, ваша задача - не воевать с флотом противника, а отвлечь его. Не требуется даже наносить им потери, хотя это и неплохо. Заставьте их нарушить строй, увертываться от "смерчей". Не экономьте торпеды - необходимо не дать флотам соединиться. "Крисы", ваша задача - прикрывать тяжелых. Не увлекайтесь дуэлями. Постарайтесь избежать лишних потерь. Начнете гоняться за машинами противника - потеряете своих, поэтому все время помните - не отвлекайтесь.
Еще одна маленькая группа зеленых искр возникла вблизи "красного пояса", обозначающего вторую часть флота Рекнов, висящую на орбите Крегга. Два других облачка присоединились к маркерам крейсеров, идущих к спутникам. Зеленые искры истребителей заняли место чуть впереди крейсеров, защищая неповоротливые махины от контратаки противника.
- Первое крыло "Ятаганов" прикрывает авианосцы. Вам поручается не пропустить истребители противника к тяжелым кораблям. Второе крыло - совместно с "Нельсоном" и "Спартаком" атакует Ррин, Третье, "Багратион" и "Гаррибальди", ваша задача - Карр. Четвертое крыло - вас, насколько мне известно, всего четверо, ваша задача поддержать "Нахимова" и авианосцев. Предположительно вам будут противостоять четыре крейсера и "Жейдер" - крупнейший авианосец рекнов. Прежде всего атакуйте "Жейдера", постарайтесь не дать ему возможности спокойно поднять истребители. Вас поддержит звено "Шестоперов" с "Клариссы", их позывные "Фокс" и "Крошка". Это все. Сход со струны и начало операции - в 22.00, время выполнения операции - тридцать минут. В 22.35 независимо от достигнутых результатов авианосцы и ТАКРы уходят, за пять минут до этого всем быть на борту, кроме "Шестоперов" - тяжеловозам уходить из боя своим ходом, по ситуации. Встреча для приема на борт - сектор JP076-A39, дистанция от Рекна - шесть парсек. Вопросы?
- Сэр? - с первого ряда поднялся пожилой офицер - Капитан Лебедев, командир первой эскадрильи "Шестоперов". Мы можем рассчитывать на поддержку истребителей "Клариссы" или должны надеяться только на себя?
- Да. Кроме крыла "Крисов" с "Элеоноры", с вами пойдет пятерка "Ятаганов" и три звена прикрытия с "Клариссы". Все остальные ее истребители совместно с "Нахимовым" атакуют крейсера противника у Крегга. Звенья сопровождения с ТАКРов прикрывают свои корабли. Еще вопросы?... Отлично, все свободны. Выход на струну в 14.00, то есть через сорок минут. Удачи, пилоты.

Дик уже почти полчаса сидел в кабине своего "Палаша". На часах было 21.45. Через пятнадцать минут "Элеонора" материализуется на орбите Рекна, всего в полусотне километров от предполагаемой позиции флота противника. И его команда стартует... вшестером против авианосца. Да-а-а, неслабо. Впрочем, и авианосец можно достать, если очень постараться.
Огромную посадочную палубу могучего корабля прикрывало легкое силовое поле, достаточное, чтобы удержать внутри воздух и слишком слабое, чтобы существенно затормозить стартующий или садящийся истребитель. Слева и справа от него сидели товарищи - Рич, Аня, Диди. Чуть поодаль возвышались громады двух "Шестоперов", переданных Дику в качестве подкрепления с "Клариссы". Мощные машины, имеющие на борту по четыре торпеды "смерч", были слишком неповоротливы и в бою отчаянно нуждались в прикрытии более подвижных истребителей.
- Алло, "Фокс", "Крошка", есть идея! - мысль сформировалась довольно четко и Дик рассчитывал на успех. Особенно, если встретит поддержку товарищей. Впрочем, в них он не сомневался.
- Слушаю тебя, "Фалькон" - это ответила "Крошка", миловидная невысокая женщина примерно тридцати лет, нисколько не огорченная, что отдана под начало зеленого новичка. Дик поймал себя на том, что не помнит, как ее зовут - их представили друг другу слишком быстро и имя "Крошки" напрочь вылетело у него из головы, хотя она назвалась, это он помнил. А спросить было неудобно, оставалось как-то выкручиваться, пользуясь, по возможности, позывным. Ладно, как-нибудь вывернемся...
- "Фокс" на связи. Давай, выкладывай. - молодой парень, всего на год или два старше Дика, был преисполнен энтузиазма, может потому, что был единственным изо всей группы, кто не потерял никого из близких - его родители и девятилетняя сестра жили в Париже, о чем он не замедлил поведать окружающим чуть ли не с восторгом. Полное отсутствие чувства такта несколько покоробило друзей, однако все, даже Джоанна, постарались отнестись к этому спокойно - радость по такому поводу, конечно, естественна, но надо же и о других думать. Ладно, повзрослеет - научится.
Убедившись, что пилоты "Шестоперов" готовы его выслушать, Дик начал излагать свой план, несколько сумбурно, поскольку продумать его в деталях у него не было времени, однако он не без оснований надеялся, что эти самые детали можно будет утрясти на месте.
- Единственная наша надежда - на внезапность. Ваши чудища излишне массивны, нам же не хватает огневой мощи. Поэтому порядок такой. Отключайте автонаведение своих "смерчей", пусть ваши стрелки берут управление на себя. С пятнадцати километров запускаете все четыре ракеты в связке и пусть стрелки сводят их в одну точку. Даже если рекны и поразят пару "смерчей", это не должно сыграть роли. Как только получите сигнал о входе торпед в гейген, рвите их, не дайте им разрушиться. После этого уходите из боя к точке встречи, иначе вам несдобровать.
- Не понял, "Фалькон". Смысл? - в голосе "Фокса" сквозило удивление пополам с возмущением, как же, его намеревались вывести из боя, дав всего один раз стрельнуть, да и то в белый свет.
- В принципе для полного погашения гейген-поля на ограниченном участке достаточно трех торпед. Но я думаю, что компьютерные системы наведения "Жейдера" достаточно хороши, поэтому рассчитываю на перехват по крайней мере половины из запущенных "смерчей". После взрыва ваших ракет мы нырнем в окно до того, как оно закроется, и влепим ракеты ему прямо в борт, в упор. А потом уйдем на форсаже. Иначе..., ребята, шесть истребителей против авианосца - это нонсенс. Так что это, пожалуй, наш единственный шанс.
Некоторое время пилоты молчали, взвешивая предложения Дика и обдумывая возможные варианты. Конечно, Старк номинально был командиром, однако официально назначен на эту должность не был, и фактически любой из его подчиненных мог оспорить любой из его приказов. Сам Дик прекрасно понимал это сложное положение - друзья скорее всего поддержали бы его в любой ситуации, а вот с "новичками" надо было разговаривать на языке веских аргументов, и никак иначе. Теперь он ждал ответа пилотов, вернее "Фокса" - в этом звене он играл роль ведущего, хотя был еще очень молод.
"Фокс" ответил спустя несколько минут:
- О'кей, возражений нет. Только я не завидую тебе и твоей команде, "Фалькон". И вообще, ты весьма рискуешь... если хоть несколько процентов их гейгена уцелеет, от вас не останется и мокрого места - поле ваши машины на атомы разложит! Да и если пройдете, внутри поля на вас обрушатся все лазеры этого монстра.
- А вот в этом-то я как раз и сомневаюсь... Компьютерная система наведения запрограммирована на поражение атакующих, а не бегущих целей. Это у них, как и у нас, стандартная система - цель, повернувшаяся хвостом, в настоящий момент не угрожает, а значит и не заслуживает огня. Разобраться в ситуации смогут только люд... рекны, в данном случае. А сколько у них там живых стрелков - вряд ли много. Поэтому шанс вырваться есть, и очень неплохой. А что касается поля - один или два процента нам не страшны, прорвемся. А если больше... Эй, Рич! Ты ныряешь со мной.
- Нет проблем, Дик.
- Аня, Джоан - ваша задача прикрыть нас сзади. Не очень-то хочется получить разряд в хвост, оглядываться там будет некогда. Добро?
- Вообще-то я предпочла бы составить тебе компанию... - в голосе Джоанны сквозило откровенное неудовольствие и Дик внутренне напрягся, ожидая, что придется долго убеждать упрямую брюнетку, однако та неожиданно уступила без сопротивления - Ладно, буду тебя оберегать. А Анечка и без твоих мудрых указаний с Рича глаз не спустит.
- Ну все, ребята, через три минуты старт. Боевая готовность.
- Я "Кувалда", к старту готов.
- Я "Миледи", к старту готова.
- Я "Фокс", к старту готов.
- Я "Сакура", к старту готова.
- Я "Крошка", к старту готова.
- Всем внимание! Три... два... один... - "Элеонора" вышла со струны, корабль слегка вздрогнул. - Пошли!
Истребители почти одновременно вырвались из раскрытого зева посадочной палубы. Радары обшаривали пространство в поисках целей. Тихоходные "Шестоперы" начали отставать от своих более резвых коллег. Дика это мало волновало - если его план сработает, то торпеды, выпущенные с этих махин опередят на пару секунд его истребители, что, собственно, и требовалось. Постепенно на экране боевого компьютера становилось все больше красных точек противника.
- Я "Сакура", нас атакует "Стилет", иду на перехват.
- Я "Фокс"! Вижу цель. Выход на дистанцию - три минуты.
- Анни, что ты там замешкалась?
- Все в порядке, Рич, догоняю вас. "Стилет" готов.
Где-то чуть в стороне разгорался жестокий бой - "Нахимов" плевался ракетами во все стороны, постоянно вспыхивали многочисленные огни лазерных батарей. Дик на секунду переключился на общий канал. "Элеонора" атакована, пока успешно защищается... Один из ТАКРов противника сильно поврежден, уходит из боя. "Нахимов" получил попадание сквозь пробоину в гейгене - к счастью, обычная ракета, без антиматерии. Незначительно повреждена двигательная установка, есть жертвы. Старк передвинул переключатель назад на свою частоту.
- Я "Крошка", запуск торпед!
- Я "Фокс", торпеды пошли!
- Рич, врубай форсаж! Идем в сотне метров за торпедами. Джоан, Анни - прикрывайте нас! "Фокс", "Крошка" - после подрыва сразу отваливайте, ваша задача выполнена!
- Я "Миледи", у нас гости... Иду в атаку.
- Дик, торпеда сбита... и вторая... третья... Есть подрыв!
- Отлично, Рич! Пять штук дошли, я и не надеялся. Ныряем, залпом все "смерчи" и драпать!!!
- Я "Сакура", мальчики, мы связаны по рукам и ногам. Не задерживайтесь!
- Я "Фокс", иду на выручку! - азарт в голосе парня испугал Дика. Неужели этот остолоп не понимает, что из него сразу сделают бифштекс. Джоанна, видимо, тоже мыслила похоже, потому что завопила так, что у Старка чуть уши не заложило.
- Ты с ума сошел, они же тебя похоронят! Черт, Дик, этот энтузиаст на своем тракторе попер прямо в самую кашу! Эй, Аня, у тебя двое на хвосте!
- Уже только один, Диди - "Фокс" его достал... "Фокс", уходи, тебя свалят... О че-е-е-ерт!!!
На том месте, где еще мгновение назад находился "Шестопер", теперь вертелся вихрь крупных и мелких обломков. Малоподвижная машина не смогла уйти от многочисленных ракет противника.
- "Фалькон", я "Крошка". "Фокс" сбит, иду в атаку.
- "Крошка", я "Фалькон"! Уходи, это приказ! Исполнять!!! Рич, запуск!
- Торпеды пошли.
- Ходу, "Кувалда", ходу...
- Я "Крошка"... выполняю ваш приказ... сэр. На базе лично набью вам морду.
- Если останешься жива, то ради бога!
Торпеды с АМ-начинкой достали "Жейдер". Одна все же была сбита автоматическими лазерными батареями, которые буквально залили огнем пространство вокруг огромного авианосца, но дистанция была слишком мала и компьютерная система наведения смогла-таки найти проход в этом кромешном аду. Три "смерча" почти одновременно врезались в броню колосса. Взрыв суммарной мощностью восемнадцать мегатонн моментально уничтожил огромный корабль, большая часть истребителей которого к этому моменту все еще оставалась на борту. С момента начала боя прошло одиннадцать минут.
Аня и Диди все еще продолжали вести смертельный хоровод с пятью "Стилетами", когда один из них вдребезги разлетелся от одновременного попадания двух "буранов" с кораблей Дика и Рича. Первая легкая ракета полностью погасила гейген-поле рекна, вторая разнесла его в пыль. Почти сразу взорвался второй, попав в перекрестный огонь Рича и Джоан. Дику удалось зайти противнику в хвост и залп импульсных пушек превратил его двигатель в кусок оплавленного металла.
- "Элеонора", я "Фалькон". "Жейдер" готов, задача выполнена.
- Мы видели вашу атаку, поздравляем. Просим поддержать "Нахимова", у него трудности с Г-драйвом.
- "Элеонора", мы попробуем проскочить к точке В12. Имеем еще четыре "смерча", можно попробовать достать доки!
- Добро, но будьте осторожны. Пятнадцать минут до отхода, прошу не забывать. Дерзайте, ребята!
Почти в эту же минуту полыхнуло пламя взрыва в хвостовой части истребителя Анны. Две ракеты, почти одновременно попавшие в "Палаш", пробили-таки защитное поле, полностью угробив Ф-драйв и почти разрушив гравигенераторы. Истребитель потерял почти 80% скорости и, несомненно, стал бы легкой добычей для двух оставшихся "Стилетов" и подошедшей им на помощь "Рапире", если бы не своевременное вмешательство Джоанны, которая бросила свой корабль между искалеченным "Палашом" и атакующими противниками и полностью игнорируя возмущенные сигналы системы компьютерного наведения, выпустила все четыре "пурги" в упор по "Рапире". Относительно слабая защита не справилась с четырехкилотонным взрывом, разорвавшим гейген-поля и почти испарившего всю носовую часть истребителя. Почти одновременно Дик влепил ракету в борт предпоследнего "Стилета", который, хотя и выдержав удар и потерявший при этом почти всю мощность щита, постарался убраться подальше, чтобы получить время на зализывание ран. Времени он не получил... всего один лазерный луч с "Палаша" Рича прошил кабину незащищенной машины, превратив пилота в жаркое.
- Рич, доведи Анни до дока и возвращайся!
- Есть, командир, Анна, уходи, прикрою...
- Диди, последний "Стилет" уходит... Ты это допустишь?
- Никогда... Вот тебе, сука, получи... и еще...
- Кстати, скорее всего, это кобель. Псоглавы, насколько я знаю, обычно не берут самок в армию. Хотя сейчас, возможно, у них будет ощущаться некоторая нехватка самцов. В том числе и нашими усилиями. Что у тебя осталось в наличии?
- Один "буран", два "смерча". Разрушений нет.
- Отлично, у меня две "пурги" и один "буран". Где там Рича носит...
- Здесь я, две минуты на форсаже. Аня благополучно села. Жду ваших указаний, комэск. У меня еще три "пурги". Цел и невредим. Пока мне забава нравится, можно продолжить.
- Так, девочки и мальчики, атакуем клином, Диди впереди, мы прикрываем ее с боков. Ныряем к спутнику, дальше на бреющем в квадрат В12. Джоан, выпускаешь торпеды, и свечкой вверх. Все ясно? Вперед!
Три истребителя в первые несколько минут движения к цели даже оставались незамеченными противником. Не имеющий возможности прорваться к цели "Нахимов", получив с "Элеоноры" информацию об отчаянной попытке пилотов прорваться к докам, постарался отвлечь огонь на себя, получая при этом все новые и новые повреждения. Неослабевающий огонь рекнов не давал полям восстановиться - счастье, что лазерным турелям крейсера пока удавалось отсекать тяжелые торпеды. Потери среди личного состава достигли 14%, ТАКР сильно сбавил ход.
Клин продолжал продвигаться к указанному квадрату. Наконец, их заметили. Сразу осознав опасность прорыва, рекны бросили против отважной тройки последний резерв - крыло "Рапир". Десять хоть и устаревших, но все еще очень опасных машин представляли собой весьма серьезную проблему.
- Внимание всем! Я "Нельсон"! Цель успешно поражена. "Спартак" вышел из боя - серьезные повреждения, жертвы незначительны. Вместе с "Шестоперами" ушел к точке встречи. Иду на помощь "Нахимову".
Одна из атакующих "Рапир" взорвалась - одновременное попадание ракет Дика и Рича. От неожиданности пилот второй рванул штурвал на себя, и врезался в истребитель, идущий в верхнем эшелоне... оба исчезли в ослепительной вспышке. Семеро оставшихся развернулись дугой, стремясь не пропустить наглецов к докам. Дик бросил машину в сторону, увернувшись от ракеты, и тут же дал залп из импульсных пушек. Крайняя в дуге "Рапира" дернулась, и завертелась в штопоре - похоже, управление было разрушено. Залп Рича прошел мимо цели, лишь заставив противника на мгновение нарушить строй. Но тут же в образовавшуюся цель нырнула Джоанна, выжимая последние капли мощности Ф-драйва, попутно влепив оставшийся "буран" в защитное поле ближайшего рекна, полыхнувшее голубым светом и тут же погасшее - мощность щита упала до нуля. Джоанна чертыхнулась - не везет! Однако расстраивалась она рано. "Рапира", правда, выдержала попадание, но тут же была расколота кинжальным залпом Дика - защитное поле уже не могло помешать лазерным трассам.
"Так, осталось пятеро... и одна "пурга" в запасе. Хреново. У Рича, допустим, еще две. Ладно, посмотрим, как вас учили летать...". Дик бросил машину в крутое пикирование, словно нарочно подставляя хвост ближайшему рекну. Тот, конечно, воспользовался моментом, однако вынужден был покинуть строй, вернее то, что от него осталось. Две машины почти вертикально неслись к поверхности. Одно попадание в кормовой щит, второе, третье... Бортовой компьютер докладывал монотонным голосом: "Пробой гейгена, сектор шесть, повреждений нет", "Пробой гейгена, сектор семь, повреждение Ф-драйва. Снижение форсированной скорости - 10%". Всего в сотне метров Дик изо всех сил рванул штурвал на себя, почти теряя сознание от навалившихся перегрузок. Рекн выйти из пике не успел...
- "Фалькон", я "Миледи"! Цель захвачена, торпеды пошли! Есть контакт!
- Умница, девочка, уходи, время почти истекло!
- Рич, как там у вас дела?
- Паршиво, крошка. Дик только что размазал одного по скалам, но их тут еще четверо крутится. Но мы справимся, не переживай.
В этот момент три из четырех атакующих "Рапир" исчезли во вспышках ракетных взрывов. Четвертая бросилась было бежать, но этим пилот продлил свою жизнь лишь на несколько секунд - два попавших в хвост истребителя "бурана" полностью лишили его защиты, а пущенная Старком последняя оставшаяся "пурга" доконала рекна. Дик поднял голову - всего в сотне метров от них неслось полное крыло "Ятаганов".
- Спасибо, ребята! Исключительно вовремя! Кого мне благодарить?
- Я "Шмель", Джеймисон... Поздравляю с завершением операции. Все возвращаемся на борт "Элеоноры", наше время истекло.
- Есть, сэр! "Миледи", "Кувалда", уходим. Еще раз спасибо, полковник.
- Сочтемся, "Фалькон". Торопитесь!
Один за другим истребители возвращались в доки. Сильно искалеченный "Нахимов" уже ушел на струну, "Нельсон" и подошедшие "Багратион" и "Гаррибальди" продолжали поединок с двумя оставшимися крейсерами рекнов. Внезапно один из них исчез с экранов радара - "Багратион" поразил его гроздью "смерчей" сквозь пробитые АМ-пушками щели в защитных полях. Второй, уже к тому времени оставшийся без тяжелых торпед и, следовательно, не имеющий ни единого шанса в поединке с тремя ТАКРами, бросился бежать. Вместе с ним стали отступать и последние истребители... их не преследовали.
Вернулись истребители прикрытия, сопровождавшие "Шестоперов" к основному флоту противника. Командир доложил - полностью уничтожен один крейсер противника, повреждены два авианосца. Истребители прикрытия сбили шестнадцать машин противника, при этом потеряв четыре "Криса" и три "Шестопера". Все цели на спутниках были разрушены.

Дик посадил "Палаш" на палубу и выключил двигатели. Еще несколько минут неподвижно сидел в кресле, закрыв глаза. Мозг снова и снова прокручивал перед мысленным взором картины прошедшего боя. Снова и снова вспоминались лазерные трассы и взрывы ракет, каждый из которых уносил чью-то жизнь. Он поймал себя на мысли, что уж как-то очень легко оказалось стрелять в разумных существ. Впрочем, в бою противники скорее воспринимались как машины, не как живые существа. Анни..., как все же здорово, что она смогла добраться до "Элеоноры". Хотя ей, конечно, досталось. А вот "Фокс"... - Дик так и не знал, как зовут молодого парня, всего лишь на пару лет его старше, видимо из предыдущего выпуска, в Академии они мало общались со старшекурсниками. "Нет, тяжеловозы - неудачная модель. Вооружение хорошее, но подвижность ни к черту - думал лейтенант, снова вспоминая крик Ани, на глазах которой парня разнесли на молекулы - нужна другая машина, с вооружением тяжелого и скоростью хотя бы как у среднего истребителя. Что-то там Снегов говорил... Снегов... да, таких пилотов мало во флоте. Так нелепо, чуть ли не в постели. Или он успел взлететь? Да нет, вряд ли. Сбить Игоря - это вам не по городам торпедами стрелять! Черт, ну почему он погиб... такой пилот!". Дик внезапно осознал, что его трясут за плечо, причем уже довольно долго. Повернув голову, он увидел расширенные от ужаса глаза Джоан.
- Что с тобой... ты ранен? Дик, ну ответь... Тебе плохо...?
- Да нет, все нормально. Я просто задумался... - щеку обожгла увесистая пощечина, глаза Диди метнули молнии.
- Нормально, да? Все хорошо, да? Я тебя уже пять минут докричаться не могу, взломала блистер, не слышал? У меня чуть сердце не остановилось - сидит, как... кукла, не реагирует ни на что... Господи, как я перепугалась! Задумался он, мыслитель великий, стратег недоделанный. А я то, дура... думала, ему плохо, думала, помочь надо, а он...
- Ну извини, дорогая, Джоан, ну не шуми. Ну кто тебя знал, что ты так близко к сердцу все воспримешь. - Дик выбрался из машины притянул к себе девушку и легонько поцеловал ее в нос. - Ну вот, хорошо, ты больше не злишься, да? Больше не будишь бить своего командира?
- Бить тебя Джой будет, она же обещала...
- Джой? Какая Джой, не понял? - Дик действительно понять не мог, о ком она говорит, затем догадался - "Крошка"?
- Ага, вспомнил! Если бы ты мне приказал на исправной машине выйти из боя, я бы тебе еще не то устроила.
- А если бы она не вышла, то сейчас плавала бы... частями... вперемешку с "Фоксом". Я, собственно говоря, об этом и думал, когда ты калечила мою машину - он печально посмотрел на развороченную кабину. - Какой теоретик проектировал эти паровозы? Тяжелые, неповоротливые. Да их же даже одиночный "Стилет" достанет, если никто не прикроет! Не понимаю, как на них вообще воевать можно?
- А ты у Джой спроси. Во-он садится ее "Шестопер"... Только я опасаюсь за целостность твоей физиономии.
- Да? Знаешь, я, пожалуй, пойду доложу о нашей работе Джеймисону. А ты уж как-нибудь успокой ее... Ну, скажи, что я дурак и дорвался до власти. Или еще что придумай, например, сообщи что меня сбили и спасатели не могут меня найти. Или скажи, что Старка разжаловали в ассенизаторы. Ну ладно, я пошел. Встретимся вечером.

Корсары

- Простите, полковник, но... Я, конечно, понимаю, что мое дело исполнять приказы, но должна заявить откровенно, что мне это задание не нравится. Очень уж попахивает обыкновенным пиратством.
- Я не намерен обсуждать с вами тактические планы адмирала. - В глубине души Джеймисон возмущался полученным приказом не менее, чем лейтенант Диксон. С другой стороны он прекрасно осознавал всю необходимость операции, ни для кого не было секретом, что Земле грозил голод. - Тем не менее должен вам заметить, что в настоящее время после столь тяжелых потерь, которые понесла экономика Земли, даже столь незначительный источник дополнительных ресурсов может принести существенную пользу. А особенно, если при этом эти ресурсы недополучат наши противники.
- Но захват гражданских кораблей - неужели ради этого нас четыре года учили пилотированию и искусству управления истребителем в бою? Вы же сами универ, сэр! Вам не кажется, что атаковать беззащитные суда - значит позорить нашу звезду?
Девушка даже покраснела от возмущения и полковник откровенно любовался ею. Что ж, она молода, еще поймет, что война и рыцарство были совместимы разве что в романах Мэллори4. А в реальной войне каждая сторона будет пользоваться любой возможностью, чтобы хоть как-нибудь досадить противнику. Даже если кому-то при этом придется переквалифицироваться в пиратов. Утешает одно - не ему, Джеймисону, лично. Теория теорией, а самому лезть в эту грязь не хотелось. Он постарался придать своему лицу насмешливое выражение и пожал плечами:
- Ну прежде всего, вы зря ожидаете, что они будут незащищенными. Капитаны наших транспортов, кстати, тоже рискуют головой, пытаясь доставить на Землю оборудование или продукты из колоний, поэтому некоторая часть тяжелых истребителей все время сопровождает лихтеры. Между прочим, ТАКР "Нахимов" уже два месяца приписан к Селесте для охраны караванов с зерном. Не надо считать рекнов идиотами - они тоже эскортируют свои грузовики, так что некоторое количество развлечений я вам могу гарантировать... И при это прошу не забывать тот факт, что каждый перехваченный вами транспорт - это продукты, техника или оружие, которое не получат боевые части Рекна. Короче, это приказ, лейтенант Диксон, и, как вы совершенно верно заметили, ваше дело его исполнять.
- Есть, сэр.
- Давно бы так. Вы и лейтенант Дженнингс временно переводитесь на "Надежный". Свой "Палаш" передадите лейтенанту Ауэрбах, ее машина еще долго будет в ремонте. Ваш эсминец сейчас находится на Второй орбитальной станции, экипаж еще недоукомплектован - дверь позади Джоанны с шелестом отъехала в сторону и кто-то зашел в кабинет полковника. - Так, с этим, надеюсь, ясно. Возьмете "Крис" - 2560, в семнадцатом боксе. Отправляетесь через два часа. Да, познакомьтесь - ваш командир на ближайшие недели.
Джоан оглянулась и на несколько секунд лишилась дара речи. У дверей в идеально сидящей форме со знаками отличия универ-майора стоял Снегов и довольно улыбался произведенному эффекту.
- Похоронила меня, крошка? Рановато...
- Игорь... О, боже, Игорь, живой...! - Диди бросилась к майору и повисла у него на шее. - Игорь, как я рада... мы же уже и не надеялись... "Камилла" со всем экипажем погибла, как же ты...
Джеймисон наблюдал эту несколько необычную для его офиса сцену с некоторым удовлетворением. Девочке будет легче работать со старым знакомым, особенно занимаясь каперством... Впрочем, ей вряд ли придется скучать. Полковник довольно много слышал об этом офицере, который - небывалое дело - будучи универом, получил под свое командование эсминец. Если хотя бы половина того, что о нем говорят, правда, то с ним особенно не поскучаешь.
- Стало быть, вы знакомы. Тем лучше. В вашем распоряжении еще есть некоторое время на сборы, так что я вас не задерживаю... Майор, с вашего разрешения нам с вами необходимо решить еще ряд вопросов. Согласно приказу адмирала Шведова, я передаю вам два "Криса" и с ними десять боекомплектов. Челнок с ракетами уже в пути, истребители прибудут своим ходом.
- Благодарю, сэр.
- Не за что, будь моя воля, я не позволил бы ослаблять "Элеонору" ни на одну машину. У нас сейчас и так боеспособны чуть более 50% истребителей. Тем не менее я получил приказ и вынужден его выполнять, несмотря на то, что он мне не нравится - вы забираете у меня чуть ли не лучших пилотов.
- А кто второй? Надеюсь, Старк?
- Вы неплохо осведомлены о составе моей бригады. И, должен отметить, у вас губа не дура. Нет, майор, лейтенант Старк пока останется у нас. Он временно назначен командиром Четвертого крыла средних истребителей... правда, по составу это, к сожалению, звено а не крыло, но я надеюсь на пополнение. Кстати, вы берите, что дают, а не занимайтесь вымогательством.
- Что вы, полковник, и в мыслях не было. И я не имел ни малейшего намерения изучать списки ваших пилотов. Просто я довольно хорошо знаю Джоанну... простите, лейтенанта Диксон, и знаком со многими ее приятелями. Ауэрбахи, Стар, Дженнингс... Как я понимаю, вторым пилотом ко мне пойдет Дженнингс, верно?
- Да, майор. Теперь следующее. Нам надлежит согласовать...

Последние две недели "Элеонора" не выходила из боев. После столь успешной атаки на Имперские доки, фортуна уже не была столь благосклонна к Патрулю, однако и не поворачивалась лицом к Рекну. Скорее обе стороны набирались сил, ограничиваясь короткими малозначительными вылазками. Большинство кораблей Патруля зализывали раны, обстановка у противника была еще хуже, поэтому "Элеонора" по приказу Алмейды, продолжала наносить хирургически точные удары по отдаленным мирам, которые контролировались рекнами. Как правило, каждый такой рейд сопровождался одной-двумя стычками, поэтому в последнее время пилоты порядком вымотались.
Сейчас авианосец вернулся на орбиту Земли за пополнением. Несмотря на отличную выучку пилотов, потери все же были, причем чуть ли не в каждом рейде. Последний раз, прорываясь сквозь зенитный огонь к небольшому заводу, изготавливающему системы наведения "смерчей", атакующая группа потеряла половину личного состава - шесть машин было сбито и две серьезно повреждены, хотя и сумела все же поразить цель. Вести бои далее было уже невозможно, требовались новые пилоты и новые истребители. Однако прежде чем что-нибудь дать, у "Элеоноры" попытались кое-что отнять, а именно - ветеранов. Да, их уже считали ветеранами - по сравнению с теми, кто еще не успел принять участие в реальном бою.
Повсюду на Земле мобилизовывались резервисты, однако мало было просто привести их на корабли и сказать: "Вот ребята, ваши машины. Бейте рекнов". Последний раз эти пятидесяти- шестидесятилетние мужчины садились за штурвал истребителя лет десять назад, а то и больше. И хотя по Земным меркам они были еще относительно молоды, однако требовалось немало времени, чтобы войти в форму. Поэтому именно сейчас Патруль испытывал острейшую нужду в тех, кто может не только летать, но летать успешно.
К тому же сказалась экономическая политика прошлых лет. Выяснилось, что не так уж и много осталось истребителей на консервации - очень много купил Рекн, готовый расплачиваться за боевые машины чем угодно. Конечно, сейчас у империи были в основном старые машины, однако их было много. Патруль форсировал выпуск новых моделей - "Палашей", "Крисов", однако их все еще не хватало. Вот и сейчас Джеймисон едва мог рассчитывать на десяток "Крисов" и столько же "Палашей", хотя до полного комплекта ему требовалось чуть ли не вдвое больше.

Джоанна почти бегом ворвалась в каюту Рича. Как всегда, вся компания была в сборе. Дженнингс копался в компьютере - складывалось такое впечатление, что это занятие было единственным, на что он мог променять ужин... хотя Диди в этом несколько сомневалась. Боб оторвал голову от дисплея и спокойно заметил:
- Ты можешь расслабится, малышка. Мы уже в курсе... "Надежный", кстати, новый корабль, его выпустили с дока Циолковского две недели назад. Так что дыр в стенках там нет, а вот пару гаек второпях могли и не докрутить, поскольку собирали его, я думаю, в дикой спешке.
- Да, Джоан, работку тебе подбросили, не фонтан... - Дик был ужасно расстроен предстоящей разлукой с девушкой, но в глубине души был доволен, что эту работу поручили не ему. "Впрочем, - утешал он себя - может для Диди это занятие будет более безопасным. Слишком уж она рискует в последнее время, часто совершенно напрасно... Транспорты - это все же поспокойней, в каком-то смысле это можно считать своего рода каникулами".
- Господи, ребята, тут такая новость! - девушка все еще не могла отдышаться, но все равно пыталась высказаться - Вы ... вы себе представить не можете, кто командует эсминцем...
- Можем... представить - Боб снова повернулся к дисплею и застучал по клавишам. На экране замелькали строчки текста - Та-а-ак, эсминец "Надежный", год выпуска... тоннаж... это неинтересно, а, вот! Командиром назначен майор Снегов, приказ подпи...
- Кто??? - Дик аж подпрыгнул на месте и схватил приятеля за плечо - Как Снегов... он же погиб на "Камилле" в первый же день. Тут какая-то ошибка, не может быть...
- Может, однофамилец? - предположил Рич - Снегов же был капитаном, а тут указан майор. Да и вообще - он же универ, а капитаны эсминцев обычно ангелы. Имя же не написали. - он взглянул на Диди, которая уже отдышалась, но теперь давилась от смеха, слушая "Кувалду" - Ну-ка девочка, выкладывай! Ты считаешь, что он жив?
- Так я же вам о чем и пытаюсь сказать! Я только что видела Игоря, целого и невредимого. Не знаю, как у него это получилось, у меня не было времени с ним поговорить - Джеймисон выгнал из кабинета, но на призрака он не похож. И действительно носит майорские звезды.
- Да, вот это новость! - Дик, конечно был рад, он неплохо относился к Игорю, которого не без оснований считал лучшим пилотом Флота и в какой-то мере своим учителем, но его несколько беспокоила мысль о том, что Джоан придется пару месяцев провести в слишком тесном общении со Снеговым - эсминец это не авианосец, где запросто можно потеряться. В целом он верил сделанному Джоанной еще во время учебы заявлению, что они с капитаном... то есть уже майором просто давние друзья но... В общем, настроение было безнадежно испорчено. - Передай ему мои искренние поздравления. Будет возможность, свидимся.
Девушка не могла не услышать несколько сухих ноток в голосе Дика, но не придала этому особого значения, хотя прекрасно понимала их причину. "Пусть помучается - мстительно подумала она, - интересно, он что, ждет, что я ему предложение сделаю? Так это он скорее состарится". Джоан не могла не осознавать, что нравится парню, да и сама, пожалуй, более чем симпатизировала Дику, но брать инициативу в свои руки сознательно не хотела. "И вообще - решила она - может это идиотское назначение принесет какую-нибудь пользу, а то этот тихоня за четыре с половиной года знакомства дальше "моя милая" не продвинулся. Правда четыре месяца непрекращающихся боев как-то не способствуют любовной лихорадке, но раньше-то он о чем думал?.."
- О'кей, ребята. Я пошла складываться, времени в обрез. Да, Боб, ты тоже не забывай поглядывать на часы, до отлета чуть больше часа. Анечка, вот тебе мой ключ - Диди протянула подруге миниатюрную магнитную карточку, дававшую доступ к управлению "Палашом". - Разобьешь машину, заставлю тебя одним напильником делать мне новую.
- Что ты, что ты - Анни в притворном испуге закатила глазки - постараюсь летать пореже и поближе и буду каждый день с него пыль вытирать! И духами опрыскаю, самыми лучшими.

Игорь сидел в капитанской каюте "Надежного" и сам для себя делал вид, что старательно изучает файлы полученных приказов. На самом деле информация на экране его компьютера оставалась неизменной уже минут сорок. Он мысленно прокручивал в голове предстоящую операцию, которая предполагала необходимость глубоко забраться на территорию, контролируемую рекнами. Не то, что бы это слишком его волновало, Игорь давно понял, что пилоты рекнов далеко не такие асы, какими их выставляет их собственная пресса и голоэфир. Впрочем, одной из причин того, что человечество пока еще не проиграло кажется основательно затягивающуюся войну являлся тот факт, что при продаже Рекну военных технологий наши "мудрые политики" (слава богу!) не отдали последних разработок. Поэтому флот "шавок", как презрительно стали называть их в последнее время бойцы Патруля, состоял в подавляющем большинстве из машин, либо снятых с вооружения Флота, либо просто устаревших. Основную ударную силу Рекна, имея в виду истребительную авиацию, составляли уже давно ушедшие с кораблей Федерации "Рапиры", в свое время неплохие машины, но на сегодняшний день уступающие и "Ятагану" - несколько более медлительному, но лучше вооруженному, и особенно "Палашу", превосходящему их практически по всем параметрам. Жаль, что к началу войны "Палашей" практически не было во Флоте - в первую очередь обеспечивалась Академия. Хорошо хоть сейчас Академия отдала все свои ресурсы Первой эскадре, иначе авианосцы вообще летали бы пустыми.
Противник имел большое количество "Стилетов", конструкция которых в свое время оказалась столь удачной, что долгое время никто и не пытался вносить в нее улучшения, и лишь относительно недавно появился "Крис" - более быстрый, лучше вооруженный, по прежнему относящийся к классу легких машин, но все еще недостаточно хорошо защищенный - впрочем, в случае опасности он всегда мог просто выйти из боя, чего нельзя сказать о средних и тяжелых истребителях, им этого не позволяла скорость. Псоглавы с удовольствием за бесценок покупали снятые с вооружения "Стилеты", что позволило им оснастить свой флот быстро и дешево. А мудрые политики с не меньшим удовольствие продавали - в любом количестве. Как же, двойная выгода. Не надо тратить деньги на переработку, да еще и покупатель нашелся. Чем они только думали... Никому даже не пришла в голову мысль просто-напросто посчитать, какое количество военной техники успели приобрести имперцы всего за какие-нибудь пять лет - простейший анализ сразу показал бы, что противник явно готовится к войне. Впрочем, сами рекны вовсю кричали о своем миролюбии и о том, что армия нужна им лишь для защиты от гипотетического внешнего противника. Земля принимала эти заявления за чистую монету - сектора, примыкающие к Рекну, были практически не исследованы, поэтому продавали и продавали как непосредственно саму продукцию, так и патенты, техническую документацию и многое другое, что в значительной мере облегчало рекнам подготовку к экспансии. Кроме того, большинство колоний шавок работали на поставки военной техники, поэтому флот Рекна, несмотря на некоторые перенесенные поражения все еще представлял серьезную угрозу Патрулю, будучи несколько больше в количественном исчислении.
В свое время рекнам предложили купить технологию производства "Алебард" - новейшего по тем временам тяжелого истребителя, оснащенного генератором антиматерии и способного переходить на струну. Представитель Рекна по вопросам торговли отказался от предложенной сделки, но выразил готовность своего правительства приобрести некоторое "незначительное" количество готовых машин. При этом подразумевалось, что вооруженные силы Рекна не будут сами производить подобные аппараты. Весь идиотизм этого договора показал тот день, 30 июля 2254 года, когда на планету обрушились десятки оснащенных АМГ тяжелых машин. Шавки даже не сочли нужным менять внешний вид истребителей, чтобы не задерживать серийный выпуск, поэтому в кораблях этого класса недостатка они не испытывали.
Игорь прекрасно представлял, с чем его экипажу придется столкнуться во время рейда. Нападать на хорошо защищенные караваны он, пожалуй, не рискнул бы, хотя рассматривал такую возможность. Идеальная цель - одиночное судно. Редко возникала потребность в отправке сразу целого конвоя, крупнотоннажный транспорт способен был за один прием доставить до пункта назначения чудовищное количество товара. Как правило, такие корабли сопровождали от одного до трех звеньев "Алебард" или "Бердышей", в зависимости от ценности груза. Самое досадное, что посылать на такую работу ТАКРы было слишком дорогостоящим делом, в свою очередь быстрые, но не слишком хорошо защищенные эсминцы были довольно легкой добычей для тяжелых "смерчей", которые был оснащен конвой. Таким образом, каждая атака представляла собой танец на лезвии ножа - всего двум "Крисам" предстояло защитить свой корабль от атаки нескольких тяжеловозов, которые были достаточно неповоротливы, чтобы представлять собой легкую добычу для пилотов Флота и при этом достаточно хорошо защищены, чтобы перед смертью влепить "смерч" в эсминец, поля которого не выдерживали более одного попадания.
- В общем, та еще предстоит работка, - вздохнул майор, поглядывая на часы. Вот-вот должны были прибыть пилоты с "Элеоноры", и в том числе Диди. Боже, как же давно он ее не видел! В этот самый момент раздался тихий стук в дверь. Снегов нажал кнопку переговорного устройства. - Войдите.
На пороге комнаты стояла Джоанна в боевом скафандре и со шлемом в руках. Ее роскошные черные волосы, явно намеренно распущенные, блестящими волнами струились по панцирю приятного голубовато-серого цвета. "Амазонка - усмехнулся про себя Снегов, разглядывая девушку - черт, ей даже броня идет! До чего хороша девчонка..."
- Привет, Игорь! Или я должна теперь обращаться к тебе "майор" и через каждое слово добавлять "сэр"?
- Давай так, когда ты говоришь мне "сэр", я называю тебя "Миледи". Кстати, уже давно порывался тебя спросить, позывной сама выбрала?
- Да так, влез тут... один. Воспользовался доверчивостью беззащитной девушки. Впрочем, я привыкла. Привыкнуть было проще, чем просить разрешения на замену.
- Ох крошка, если бы ты знала, сколько пилотов имеет коды, к выбору которых они не имеют никакого отношения. Если в вашей группе твой случай был единственным, то это скорее исключение, чем правило. Открою тебе большую тайну. Ты думаешь, мой позывной я сам себе придумал? Как же, у меня просто сперли карточку, и когда я сел к компьютеру для регистрации, половина курса собралось, чтобы увидеть мою физиономию, когда на экран вылезло сообщение "Пилот регистрацию прошел, позывной "Тренер". Впрочем, поразмыслив, я пришел к выводу, что ничего не имею против. Тебе, кстати, идет, так что можешь поблагодарить... Дика, я не ошибся?
- Не ошибся. Но ты мне лучше вот что скажи, как тебе удалось остаться живым. Я до сих пор не могу в это поверить - ведь "Камиллу" уничтожили еще до нападения на Землю, полностью.
- Не можешь поверить во что? Что "Камиллу" сожгли, или в то, что я еще жив? Так можешь потрогать.
- А серьезно?
- Скажем так, немного умения, много везения...

Снегов вспомнил свою руку, рванувшую рычаг катапульты. Дальше тянуть было бессмысленно - ракеты выпущены, большая часть основного вооружения вышла из строя, последний живой лазер вряд ли позволит нанести противнику серьезный ущерб. Значит, надо уносить ноги. Он направил машину на ближайшего противника, явно решившего, что у "Палаша" уже вырваны зубы, и до упора вдавил педаль форсажа, благо тот все еще каким-то чудом работал. За мгновение до столкновения катапульта выбросила капитана из кабины и вихрь обломков взорвавшихся машин завертелся вокруг кресла с пристегнутым к нему скафандром. "Шестой" - мелькнула мысль. Ну что ж, если сейчас его добьют, утешительна мысль, что он все же здорово пощипал песиков. Но рекны не стали искать пилота в хаосе летящих во все стороны кусков разбитых истребителей, а может, решили что пилот погиб вместе со своим кораблем. Во всяком случае, оставшиеся "Стилеты" развернулись и пошли назад, оставив Снегова болтаться в космосе без особых надежд на спасение.
- Я был в боевом охранении, когда "Камиллу"... В общем, оставшись один, немного поиграл в пятнашки со "Стилетами". В конечном итоге досталось по соплям всем, но мне перепало больше. Я болтался без крошки во рту почти пять суток, пока меня не подобрал случайно поймавший мой сигнал SOS грузовик, идущий с Ио. И вот я перед тобой, живой и здоровый, правда слегка похудевший.
- Тебе это идет.
- Спасибо... В общем, участвовал в рейде на Рекн, в составе второй эскадрильи Гаррибальди. Затем направили сюда, последние полторы недели принимал корабль с верфи, готовил команду. Где напарник-то?
- Дженнингс пошел в кубрик, устраиваться. "Крисы" пристыкованы к стартовым катапультам, так что в любой момент готовы к бою.
- Хорошо, Джоан. Мы уходи в рейд завтра утром, так что у нас еще есть время поболтать. Как твои дела?
- Знаешь, мама...
- Знаю, Диди. Прими мои соболезнования и поверь, мне тоже очень тяжело, для меня Энн была почти что матерью. Я потерял родителей много лет назад, когда еще пешком под стол ходил, поэтому твоя семья...
- Да, я понимаю... - Джоанна не хотела снова погружаться в пучину воспоминаний, которые еще долго будут причинять острую боль - В общем, после выпуска из Академии получила назначение на "Элеонору", спасибо Ченнингу, нас отправили всех вместе. Потом рейд на Рекн, к лунным докам, ты должно быть знаешь.
- Наслышан. По мнению Шведова, Алмейда блестяще провел операцию и притом с минимальными потерями. Кстати, среди отличившихся, помнится, называли две очень знакомых фамилии. Не уточнишь?
- Ну... В общем, Дику объявили благодарность за хорошо спланированную операцию по уничтожению авианосца "Жейдер". Нас было четверо, и звено "Шестоперов"...
- Шестеро против "Жейдера"... Впечатляет, бесспорно впечатляет. Обычно такие операции требуют по меньшей мере трех - четырех эсминцев и несколько крыльев прикрытия. Да, мальчик далеко пойдет! А ты?
- Ну а я... пока ребята меня прикрывали, я положила торпеды на доки Крегга. Ну понимаешь, торпеды оставались, а "Нахимова" сильно зажали два собачьих ТАКРа и...
- И ты благоразумно сделала работу крейсера. То-то Джеймисон со мной сквозь зубы разговаривал, дескать я у него лучших пилотов увожу. Ну ладно, беги, мне еще надо тут кое-что обмозговать...

Когда Джоанна ушла, Снегов снова включил терминал и вызвал на экран объемную карту района, в котором ему предстоит работать. Красные пунктирные линии обозначали наиболее часто используемые торговые пути Рекнов, известные разведке Флота, слабо светящиеся шарики - места выхода торговцев со струны для перезарядки батарей к следующему прыжку. Именно там и следовало затаиться и ждать, пока какой-нибудь одинокий трейдер не появится в поле зрения. Он приблизил один из участков пространства невдалеке от невзрачного желтого карлика. Так, астероидный пояс, второй... Все-таки есть положительные стороны в том, что нельзя выйти со струны вдалеке от звездных масс, в чистом пространстве. Иначе подобный перехват был бы в принципе невозможен.

Двенадцатые сутки эсминец неподвижно висел в нескольких сотнях метров от огромного астероида, двенадцатые сутки сканеры исследовали пространство в поисках кораблей противника. Команда слегка одурела от затянувшегося безделья, хотя Снегов заставил их проверить в эсминце чуть ли не каждую заклепку на предмет выявления заводских недоработок. Этого занятия, к его сожалению, хватило ненадолго, и последние три дня большинство технарей и офицеров просто не знало, куда себя приткнуть. Джоанна лежала на койке в своей каютке, по сравнению с которой ее "хоромы" на "Элеоноре" казались чуть ли не стадионом, и сонно позевывая, слушала льющуюся из компьютера музыку, когда легкую мелодию перекрыла пронзительная сирена боевой тревоги. Лихорадочно натянув бронескафандр и кое-как уложив волосы, что бы они не мешали в шлеме, она почти бегом бросилась по узким коридорам эсминца к шахте, соединявшей его с кабиной пришвартованного снаружи истребителя - в отличие от авианосцев и ТАКРов, размеры эсминцев не позволяли нести истребители прикрытия внутри корабля.
Уже сидя в кабине, пристегнувшись к креслу и включив все системы крохотного кораблика, Диди слушала сообщения по внутрикорабельной связи, поступающие на интерком ее скафандра, пока не произведена отстыковка. "Внимание, повторяю. Обнаружен конвой противника. Состав - два транспорта, класс 7 и класс 14, эскорт - три звена, предположительно "Бердыши". Расчетное время ухода на струну - 20 минут. Истребителям внимание - отстрел!". Щелкнули захваты стартовой катапульты и "Крис" девушки начал быстро отдаляться от корпуса "Надежного". Она знала, что с другой стороны точно так же отходит от борта машина Боба. Она торопливо переключила приемник на радиосвязь.
- Сэр, "Миледи" готова к атаке
- "Тень" готов к бою - это Дженнингс, все в порядке.
- Ребята, вашу задачу вы знаете - связать боем звенья противника, не подпустить их к "Надежному". Будьте осторожны, суммарная огневая мощь у них немалая. Мы вступаем в игру через пять минут. Удачи!
Истребители рванулись к приближающемуся конвою, видимому уже невооруженным глазом - трейдер класса 14 по размерам слегка перегонял авианосец, второй, "семерка" - был лишь чуть больше эсминца. Судя по усиленной охране, грузовики везли что-то ценное - шесть тяжелых истребителей, это весьма солидно, особенно с учетом того, что трасса находилась глубоко в тылу.
Истребитель Боба вырвался вперед, на полном ходу плюясь лазерным огнем и не особо стараясь прицелиться. Рекны решили расправиться с наглыми выскочками, посмевшими со столь малыми силами покуситься на конвой - одно из звеньев конвоя отклонилось от курса и двинулось к Дженнингсу, через мгновение к ним присоединилась вторая пара "Бердышей", машин когда-то неплохих, но для боя с вертким противником недостаточно хорошо оснащенных. Почти сразу борт одного из них полыхнул яркой голубой вспышкой - это гейген-поле поглотило разрыв "бурана", пущенного пилотом "Криса". Еще один всплеск, более яркий... "Бердыш" вильнул в сторону, стараясь выйти из боя, пока генераторы не приведут защиту в порядок, но Дженнингс был не намерен упускать противника. Собственно технология боя легкого истребителя против тяжелого была проста до идиотизма - молотить в одну точку, пока у того не сдадут поля защиты, после этого жить тяжеловозу оставались мгновения. Данный случай как нельзя лучше подтвердил правильность теории.
Через минуту, когда противников осталось трое и они безуспешно пытались поразить своими залпами вьющихся вокруг них легких и быстрых "Крисов", судьба неожиданно улыбнулась землянам. Удачно пущенная Джоанной ракета пробила уже изрядно поколотую защиту одного из "Бердышей", который не будучи особо сильно поврежден, тем не менее рванулся в сторону и напоролся на своего соседа. На мгновение вспыхнувшая на столкнувшимися машинами голубая шапка борющихся друг с другом гейгенов через мгновение сменилась ослепительной вспышкой взрыва - у одного из рекнов детонировал С-драйв, превратив сцепившиеся машины в пыль.
Оставив последнего противника на попечение Боба, Джоанна на форсаже рванула вслед уходящему конвою. Капитаны трейдеров, не особо надеявшиеся на прочность обороны, старались подальше отойти от места боя, чтобы получить драгоценные минуты, пока перезаряжаются струнные батареи С-драйвов. Если бы они знали, что их курс ведет корабли напрямую к астероиду, за которым притаился "Надежный"!
Последнее звено эскорта покинуло своих подопечных, чтобы уничтожить нахальную крошку, посмевшую атаковать имперские космические вооруженные силы. Ход был верен - главная задача конвоя состояла в обеспечении безопасности транспортов, однако увидев, с какой яростью бросились на нее рекны, Джоанна подумала, что они защищают что-то весьма крутое.
- Пр-р-роклятье! - голос Боба прорвался сквозь треск помех.
- "Тень", у тебя проблемы? - обеспокоено воскликнула девушка, стараясь ускользнуть от гибельных залпов импульсных пушек противника.
- Да так, ничего серьезного... Противник попался неслабый, ему бы чуть скорости, и он бы меня достал. Зацепил импульсом, гейген с хвоста как ветром сдуло... Ты занимайся своим делом, у меня все нормально.
- О'кей, Боб, если что, зови, помогу! - Джоанна выпустила последнюю ракету, с удовольствием наблюдая голубую вспышку - есть попадание. Тут же запищал сигнал ракетной опасности, но, к счастью, истребители рекнов не были оснащены ракетами класса "пурга" - от обычного "бурана" уйти намного проще. Особенно, если... Диди бросила "Крис" в сторону противника и через мгновение рванула штурвал на себя. Высокоманевренная машина резко изменила курс, вдавив девушку в кресло так, что кости под бронекостюмом затрещали от перегрузки. Но маневр сделал свое дело. Ракета, которой надлежало воткнуться в хвостовой сектор гейгена "Криса", проскочила на несколько десятков метров дальше, чем следовало, и врезалась в защитное поле уже "поймавшего" один подарочек рекна. Яркий голубой всплеск - защита на последнем издыхании... а тут и лазерный залп с маленького кораблика добавил масла в огонь - защита "Бердыша" перестала давать блики, поле погасло. А через мгновение четыре почти параллельных луча пронзили боевую рубку, превратив тонкую электронику приборов, а заодно и пилота в кучу горелого дерьма.
- Мой готов - почти одновременно доложил Дженнингс, теоретически выполнявший в бою роль ведомого в звене. Иду на помощь.
- Давай, у меня тут еще один остался... У тебя ракеты остались? У меня пусто, а этот гад еще даже не поцарапан.
- Один "буран"... Но мы его и так достанем. Диди, старайся заходить со стороны движков.
- Яйца курицу не учат. Алло, "Тренер", я "Миледи". От конвоя остался один, мы им займемся. Можете начинать концерт!
- Добро, "Миледи", побыстрее заканчивайте.
Небольшой по сравнению с огромными транспортами, но смертельно для них опасный эсминец вынырнул из-за астероида и быстро наращивая скорость стал догонять караван. В эфире громыхали рыкающие звуки языка рекнов. Джоанна прекрасно понимала, о чем идет речь - сказывались месяцы гипнообучения в Академии.
- Торговым кораблям немедленно остановиться. Повторяю, немедленно остановиться. Погасить С-драйв. При невыполнении приказа через пять минут открываю огонь. Повторяю...
- Мы мирный караван, наши корабли не несут оружия...
- Повторяю, немедленно погасить С-драйв. В вашем распоряжении четыре минуты. В противном случае открою огонь.
Несколько захваченных в плен в последних боях рекнов на допросе вели себя злобно и вызывающе, всем своим видом выражая огромную ненависть (непонятно только, откуда взявшуюся) ко всем людям вообще и к присутствующим в частности. Имперские истребители Рекна редко отступали, однако никто из них самоубийцами не был, тем более капитаны торговых судов, которых, хоть и с некоторой натяжкой, можно было назвать "гражданскими" лицами. Прекрасно понимая, что эсминец может за несколько минут угробить оба транспорта, даже не прибегая к торпедированию, и осознавая, что десяти минут до возможного выхода на струну у них нет и в помине, капитаны приняли единственно возможное решение. Розоватое свечение набирающего мощность С-драйва погасло, слабенькие, чуть сильнее чем у "Криса" гейген-поля трейдеров были выключены. Из подошедшего совсем близко эсминца высыпало два десятка облаченных в скафандры фигур - по случаю довольно необычного рейда "Надежный" принял на борт два взвода морских пехотинцев. Большая часть из них направилась к громадному лихтеру, человек шесть на сверкающих струях выхлопов ранцевых двигателей умчались к его меньшему спутнику.
- "Тень", "Миледи", я "Тренер" - как ваши дела?
Диди поймала себя на мысли, что совсем перестала следить за ходом боя. Боб ее не дергал, пользуясь редким случаем - дуэлью с противником тет-а-тет. В реальной боевой операции такое удовольствие выпадало редко - и противников оказывалось куда больше, и приятели всегда спешили помочь. Теперь же он наслаждался, мастерски уклоняясь от залпов имперца и следя только за тем, чтобы тот случайно не попал в замечтавшуюся Джоан. Когда девушка решила все же вмешаться, ее присутствие уже не требовалось - полуразрушенный "Бердыш" стремительно приближался к астероиду, явно увлекаемый сошедшим с ума автопилотом. Через мгновение машина вместе с возможно еще живыми пилотами врезалась в нагромождение мрачных скал огромного каменного обломка, превратившись в груду смятого и оплавленного железа.
- "Тренер", я "Тень"! Задание выполнено, возвращаемся.
- Отлично, ребята! Поздравляю, блестящая операция. Впору в учебники вставлять. Давайте на борт.
Истребители подошли к своим секциям, силовые лучи захватов притянули их к стыковочным гнездам и через несколько минут Боб и Джоан уже стояли в капитанской рубке "Надежного".
- Сэр! - раздался из динамиков внешней связи приятный женский голос - Это Джилли. Шавки слегка сопротивлялись, так что пришлось нескольких успокоить... совсем. "Малый пес" наш.
Джоан вопросительно взглянула на Снегова. Тот пожал плечами.
- Пехота предпочитает называть вещи своими именами... Трейдер класса 7 - "Малый пес", класса 14 - "Большой". Проще и понятней. Отлично, Джилли, сейчас вам требуется установить, что это за корабли, куда и откуда идут. - сказал он в микрофон, переключая диапазон. - "Большой пес", как ваши... Черт, что там у вас творится!?
Их динамика раздалось рычание, крики, грохот - видимо взорвалась граната. Гулко прозвучал треск автомата - в условиях космоса пехотинцы предпочитали пулевое оружие - свинец не мог повредить им самим, закованным в почти несокрушимую боевую броню, и не пробивал стены кораблей, в которых велся бой.
- Ловушка, сэр! Тут... - голос резко прервался, сменившись хрипом и бульканьем. Почти тотчас же другой голос, задыхающийся и дрожащий, прокричал. - Пытаемся отойти, сэр! Шавки атакуют из всех проходов... Это регулярные части, сэр! У них лазеры, нам долго не продержаться...
Оператор включил максимальное увеличение - изображение трейдера наехало на экран с такой скоростью, что Джоанна непроизвольно отшатнулась. Теперь хорошо была видна шлюзовая камера "Большого пса". Люк был раскрыт - когда десантники заходили в корабль, они, по привычке, оставили за собой путь к отступлению.
Экраны показали, как из шлюза выскользнули маленькие фигурки - одна, три, семь... Стоявшие в боевой рубке офицеры молча ждали, но больше никто не появился. Вместо этого из проема ударили лазерные лучи - десантники ответили очередями из своих короткоствольных автоматов, затем включили реактивные ранцы и стали стремительно удаляться от огромного корабля. Один явно был тяжело ранен - двое поддерживали безжизненное тело, буксируя его к "Надежному" с предельной доступной скоростью. Затем в динамиках раздался тот же голос, коротко и сухо доложивший обстановку:
- Это все, сэр, все, кто еще жив. Говорит сержант Энгельгардт, там прорва вооруженных рекнов в полной боевой форме. Мы потеряли половину парней, пытаясь выбраться из мышеловки. Лейтенант Смит тяжело ранен, остальные остались там.
- Возвращайтесь на борт, серж, через минуту открываю огонь. Ну-ка, Эббес - майор обернулся к лейтенанту, сидящему у пульта управления огнем эсминца - давай-ка его лазерами, потихоньку. Посмотрим, что у него внутри. По АМ-бункеру пока не бей, позже.
Лазерные батареи "Надежного" открыли огонь по неподвижному "Большому псу". Лучи вспарывали обшивку огромного транспорта, огромные пластины брони разлетались в разные стороны, влекомые струями уходящего из разваливающегося корабля воздуха. И среди этих обломков, ясно видимые на экране под многократным увеличением сотни... нет, тысячи крошечных тел - регулярные части имперской пехоты, огромные ШТ с полуотрезанными шагоходами, куски атмосферных истребителей... и снова солдаты... Большая часть людей в рубке отвернулась от экранов - одно дело, когда противник распадается на атомы в пламени аннигиляции, и совсем другое - смотреть, как беспомощно высыпаются несколько секунд назад еще живые враги из недр развороченного корабля. Возможно, кое-кто из них был все еще жив - если успел захлопнуть забрало гермошлема, однако подбирать их никто не собирался - гибель половины десантного отряда не слишком способствовала проявлениям милосердия.
Теперь уже вряд ли станет известна причина, по которой рекны открыли огонь по десантной группе - прекрасно понимая, что корабль непременно после этой акции будет уничтожен. Возможно, просто страстно желали умереть в бою и унести с собой жизни хотя бы нескольких патрульных. Хотя не слишком ли высокая плата за семерых солдат Морской пехоты? Впрочем, кто может в полной мере понять мотивы поступков представителей иной расы.
- Сэр, это "Малый пес"! - голос в динамике оторвал всех от созерцания этой картины всеобщего разрушения. Снегов кивнул Эббесу, и лазеры прошили главный топливный бункер. Корабль и высыпавшиеся из него "пассажиры", в том числе и те, кто мог еще быть жив, исчезли в огненной вспышке аннигилировавшего топлива. Затем он повернулся к микрофону.
- Слушаем вас, Джилли.
- Пленные... после некоторых уговоров... сказали, что "Большой пес" везет на борту Шестую Имперскую дивизию "Клык Императора" в полном составе. Вернее, вез. Так что улов у вас очень даже неплох. А у нас - его высокопревосходительство генерал Рарргррак, командир вышеупомянутой дивизии вместе со своим штабом... и четыре ящика каких-то документов. Они шли на Гемму, так что с тамошних властей причитается!
Гемма. Игорь прекрасно представлял себе, что способна сделать эта полностью оснащенная дивизия, солдаты которой, как, впрочем, и все рекны, не знали пощады, с цветущей колонией, основанной народами средиземноморья и регулярно снабжавшей Землю так необходимым сейчас продовольствием, пока силы Рекна не развернули операцию по захвату планеты. Он повернулся к Джоан, которая с мрачным видом смотрела на пустой экран.
- Ну и что ты об этом скажешь?
- Знаешь, сейчас я уже не так уверена в своей правоте, когда заявила Джеймисону, что это обычная пиратская акция - сказала девушка, зябко передернув плечами. - Если бы они смогли добраться до цели... Ужас, даже подумать страшно!

- Эббес, возьмете троих техников и отправляйтесь на приз - ваша задача довести его до Земли вместе с ... гостями. Возьмете троих... нет, двоих пехотинцев из взвода Джилли, остальные пусть возвращаются на "Надежный". А сейчас внимание! Приготовить АМ-генераторы. Этот сектор должен быть очищен...

Ловушка для кошек

Снова потянулись томительные дни ожидания. Снова и снова эксперты Снегова обшаривали каждый уголок системы в надежде вовремя заметить противника. Один раз удалось засечь конвой, но он вышел слишком далеко от астероида, где базировался "Надежный", и не было никаких шансов успеть к нему прежде, чем эти посудины будут готовы к следующему прыжку. Тем не менее экипаж не терял надежды, и в один из дней, кажется, уже 27 или 28 со дня начала рейда, этим надеждам суждено было осуществиться.
Последнее время Джоанна много думала о происшедшем. С течением утомительно - пустых дней перед ней стала складываться несколько иная картина, чем ей представлялось раньше, когда она с негодованием выслушивала приказ Джеймисона. Теперь ей было ясно, что полковник, так же как и она, был недоволен, даже возмущен порученной ей миссией. И в то же время она понимала всю необходимость этой работы. Ведь их небольшое суденышко всего за 25 минут уничтожило дивизию, которая, будучи высажена на планету, перестала бы быть легкой добычей. В настоящее время Гемма - красивая (судя по голограммам, конечно, сама Диди там не была) и плодородная планета, третий месяц сражалась за свою независимость. Собственно, сражались подразделения пехоты Патруля, собственное население Геммы было не слишком большим - около миллиона людей, в большинстве своем фермеров. Хотя, как из военной хроники знала девушка, многие фермеры объединились в отряды, чтобы противостоять захватчикам.
Если бы войска рекнов достигли цели... Пожалуй, мало кто из не такого уж и большого контингента Морской пехоты на солнечной планете смог бы вернуться к семье. Так что с моральной точки зрения Джоанна уже пришла к выводу, что их операция - не только важна, но и необходима. Все-таки военный флот Рекна был несколько потрепан в прошедших боях и хорошо вооруженных и защищенных авианосцев для перевозки войск им не хватало. К тому же наиболее сильные контингенты Имперской армии были брошены на штурм Ленна, поэтому когда еще они смогут выделить свежее воинское формирование для Геммы. Так что хотя это и не было победой, это было значительным шагом к ней.
Постепенно мысли девушки приняли иное направление. В чем вообще причина конфликта? Почему рекны, в первые годы контакта исключительно дружелюбные, хотя и более хищники по своей природе, чем человек, вдруг так изменили свое поведение? Не было характерного для предстоящей войны (она судила об этом в основном по информационным записям, которые они изучали в Академии) увеличения политической напряженности, напротив - вовсю развивался туризм, заключались взаимовыгодные контракты... Это тем более непонятно - правящий класс на Рекне представлял собой знать, дворянство, совсем не чуждое идее хорошо подзаработать, а торговля с Землей, как правило, приносила выгоду обеим сторонам, причем Рекну - заметно больше. С началом войны многие корпорации Рекна лишились огромных доходов.
Чем же все-таки вызвано столкновение? Конечно, как говорил дед Дика - Джоанна с удивившем ее саму оттенком легкой грусти подумала о парне, которого не видела почти месяц. "Как он там, вспоминает? Хотя... жив ли он вообще? Здесь постоянное безделье и тишина, а у него, видимо, бой за боем... Господи, сделай так, чтобы он был жив!" - как говорил старый Лесли, одной из причин могла быть зависть и нежелание подчиняться лидерству Земли, тем более, что правительство Федерации не скрывало своих замашек на роль руководящей и направляющей силы в галактике... А может, желание раздвинуть свои границы за счет Федерации, защищаемой "всего лишь" уже не одно столетие мирно дремлющим Патрулем сделало относительно миролюбивых псоглавов жестокими и равнодушными убийцами?
Но что толку думать о глобальных вопросах, когда на повестке дня самые насущные проблемы - как накормить израненную Землю, как защитить ее от неожиданных ударов. Собственно, война могла кончиться в одночасье - специалисты с высокой достоверностью рассчитали, что причиной выхода флота противника у Юпитера была боязнь застать на орбите Земли Первую эскадру - дата и место маневров по старой привычке держалось в секрете. Если бы рекны прыгнули сразу к Земле... Страшно подумать, что могло случиться - пожалуй, человечество вполне могло бы быть полностью уничтожено.
Джоан закрыла глаза и постаралась расслабиться. Каждый раз, когда ее мысли возвращались к "Черному дню" - как назвали люди тот долго непрекращающийся кошмар, когда одна за другой падали на города торпеды, начиненные антивеществом, она видела перед глазами ту ужасную картину - газон, еще дымящийся от прошедшего по нему пламени, и... "Нет, надо успокоиться. У меня должна быть спокойная, свежая голова. Прошедшего не исправишь, но нам дана возможность отомстить".
Сигнал тревоги ударил по нервам. Джоанна последние полчаса пыталась заснуть - что еще оставалось делать на корабле, который в целях маскировки не двигается сам и не выпускает истребителей. Так и приходилось проводить время - лежа на узкой койке в крошечной каюте, слушая музыку или пытаясь строить догадки о причинах войны или вынашивать планы мести. Правда, последнее время мысли девушки все чаше возвращались на борт "Элеоноры", где остался лейтенант Ричард Старк... Дик...
Сирена! Так, бронекостюм... шлем... быстрее, быстрее! Сейчас на счету каждая секунда. Батарей С-драйва накапливают заряд для прыжка 30 минут, в течение этого срока противник не может убежать. Джоан нырнула в шлюз. Вспыхнул индикатор - "Ждите. Откачка воздуха". Наконец (О, боже, как долго - 12 секунд) лампа погасла. Рука в перчатке ткнула в кнопку на другой двери шлюза. С шелестом отъехала дверь, открывая маленькое пустое помещение. В полу - эллиптический вырез, в котором торчала кабина истребителя - весь его корпус размещался снаружи, удерживаемый мощными захватами. Мгновение - и девушка уже сидела в кресле пилота. Руки автоматически выполняли работу - застегивали ремни, включали прогрев форсажной системы, запустили программу контроля систем. Мозг прислушивался к словам, доносившимся из интеркома внутренней связи.
- Приближается цель класса 16, эскорт - звено "Алебард". Время до прыжка - 23 минуты. Повторяю, конвой - трейдер класса 16 и две "Алебарды". "Миледи", "Тень" - старт!
- Есть, сэр!
Истребители стремительно приближались к каравану. Странно, "Алебарды" не свернули со своего курса, продолжая идти рядом с транспортом, изредка огрызаясь из кормовых лазерных спарок. Обычно такое поведение не характерно для конвоя. Или они подозревают о засаде... хотя, откровенно говоря, мысль о засаде просто напрашивалась - каким еще образом не имеющие струнного двигателя "Крисы" могли здесь оказаться.
- "Тренер", я "Тень"! Шавки стараются не принимать боя. Причина неясна. Атакую!
- Поосторожней, Дженнингс. Мне не нравится их поведение.
- "Миледи", атака, схема "дубль-ве".
Истребители рванулись вперед. Система атаки по схеме "дубль-ве" была предельно проста и предназначалась для гарантированного уничтожения несопротивляющегося тяжелого истребителя, имеющего сильные защитные поля. Две легких машины атаковали противника сзади и с малых дистанций выпускали по две ракеты класса "буран". Как правило, попадание одновременно четырех, пусть и легких ракет, напрочь гасило защитное поле тяжеловоза, а обычно и выводило из строя его двигательную установку. Вот и сейчас ведомая "Алебарда", которая вдобавок к разрывам "буранов" получила еще и счетверенный лазерный залп от "Криса" Джоанны, потеряла управление и стала медленно отклоняться от курса. Второй рекн, видимо, решил, что необходимо вмешаться и, заложив вираж, пошел в наступление. Патрульные вступили в бой. В общей сложности с момента отсоединения от эсминца прошло три минуты.
Игорь смотрел на экран сканера, ожидая момента, когда "Надежный" сможет вступить в игру. Еще несколько минут, и транспорт будет в непосредственной близости от эсминца. В принципе, можно атаковать и сейчас, пока ребята связывают последний эскортный корабль, но чем черт не шутит, лучше не открывать до поры до времени своего местоположения. Игоря беспокоил факт нетипичного поведения имперских пилотов - обычно, насколько он знал, конвой всегда сразу бросался на нападающих с единственной целью - уничтожить как можно скорее. Или, в крайнем случае, выиграть время. Внезапно на экране возникла еще одна точка, которой там не должно было быть...

Прямо за спиной у Диди разверзлось пространство, и на арене появилось новое действующее лицо. Огромный имперский крейсер сошел со струны буквально в полукилометре от крошечных корабликов землян, к тому времени уже покончивших с отчаянно сопротивляющимся последним тяжеловозом, и из него буквально брызнули звенья средних и легких истребителей.
- Игорь, это ловушка!!! Здесь ТАКР рекнов! Уходи, пока...
- "Тренер", уходи! Это конец!
Игорь понимал, что эсминец против ТАКРа, это более чем смешно - это признак мании величия. Но он не мог уйти. И не потому, что ухода никогда не простил бы ему Джеймс... и Дик, но и потому, что он сам никогда не простил бы себе брошенных на верную смерть товарищей. Он оглянулся. Лица товарищей отражали похожие мысли. Сандерс, второй помощник капитана, молча махнул рукой в сторону уже видимого на экране крейсера.
Шанс был. Незначительный, но все же был. Можно было попробовать атаковать противника именно сейчас, когда тот еще не видит эсминца, по прежнему спрятанного за скалой.
- Двигателям - полный. - Игорь принял решение, наверное, правильное, хотя ради двоих пилотов он рисковал всем кораблем. - На лазерных батареях - отражать торпеды. АМГ - ваша цель - "Рапиры". "Смерчам" - готовность к запуску по схеме "град". Вперед!
Крошечный, по сравнению с громадой крейсера, корабль вынырнул из тени астероида и на полной скорости пошел вперед. Казалось, что он хочет таранить противника, казалось, что капитан сошел с ума. Но впечатление было обманчивым, У Снегова был шанс, и он им воспользовался. Отрабатывая схему "град", торпедные аппараты одну за другой выплевывали тяжелые "смерчи" в сторону громады вражеского ТАКРа. Всего через четыре секунды запас торпед иссяк - восемь смертельных подарков неслись к еще не оправившемуся от неожиданного появления "Надежного" противнику. Всего несколько секунд понадобилось врагу, чтобы оценить опасность и начать реагировать. Но близко, слишком близко находился тяжелый корабль к столь безобидному на вид обломку камня...
Две торпеды были сбиты лазерными залпами. Еще одна врезалась в оказавшуюся у нее на пути "Рапиру" - от истребителя не осталось даже обломков. Остальные достигли цели. Две первых прорвали мощную защиту, вызвав яркие сполохи голубого пламени. Остальные нырнули в образовавшуюся прорубь.
В принципе, попадание трех ракет разрушали авианосец. Крейсер же был намного меньше... Чудовищный взрыв разметал истребители в стороны, некоторые были поглощены аннигиляционной вспышкой, некоторые потеряли все или большую часть полей. Истребитель Дженнингса был слегка поврежден, но почти не потерял скорости.
Эсминец тоже непрерывно диагностировал получаемые повреждения. Прорыв гейгена, сектор 3... сектор 5... пробоина, левый борт... АМГ-2 разрушен... пульс-батарея 2 разрушена... пульс-батарея 3 разрушена... Но "Надежный" продолжал идти вперед, в облако радиоактивной пыли, и из него градом во все стороны сыпались ракеты - на этот раз легкие "бураны" и более мощные "умные" ракеты класса "пурга". В том аду, который творился сейчас на месте гибели ТАКРа, пилоты не успевали реагировать на истерические вопли предупреждающих сигналов - и гибли один за другим.
Джоан взглянула на экран боевого компьютера. Так, осталось девять целей... шесть... четыре... три... все, ракеты и АМГ эсминца сделали все, что могли. Дальше - их работа.
- "Тренер", иди за трейдером. С этими мы разберемся.
- Спасибо, Игорь, я уже думала - все... Давай, Снегов, не упусти торгаша, мы закончим твое выступление. "Тень", как твои дела? Я видела, тебе слегка досталось...
- У меня все о'кей, крошка. Давай, устроим таксам Варфоломеевскую ночь!
Три оставшихся в живых "Стилета" приняли бой. Но их шансы против более быстрого и лучше вооруженного противника были минимальны. Правда в конце дуэли "Крис" Джоанны все же вышел из строя - последний рекн, прежде, чем его машина разлетелась на куски, успел влепить ракету в уже изрядно потрепанные поля Диди, почти разрушив хвостовую часть ее машины. Потеряв 90% хода, девушка мучительно медленно двинула искалеченный истребитель к "Надежному".
К тому времени транспорт уже был остановлен и призовая команда, на этот раз с категорическим приказом "сначала метко стрелять, а потом смотреть - в кого?" перешла на борт колосса. Корабль класса 16 существенно превосходил размерами авианосцы Федерации, он мог перевозить огромное количество груза. Таких трейдеров во всем Земном флоте вместе с кораблями частных компаний насчитывалось всего шесть.
- Эй, капитан! Это Джилли. Корабль в вашем распоряжении, сэр! А груз... сэр, мы, кажется накормим пару континентов... Корабль забит продовольствием, под завязку. В основном - сублимированное мясо и сотни тонн армейских пайков. Экипаж мы заперли в каюте, во избежание...
"Вот это удача!" - мелькнула мысль у Джоан, которая все еще не дошла до сферы действия силовых захватов эсминца. Специальный сухой паек пехотинца, примерно одинаковый и у землян, и у рекнов, весом всего 300 граммов, мог обеспечить взрослого человека достаточным, хотя и весьма однообразным питанием на шесть суток. Это нельзя, конечно, назвать деликатесом, однако есть вполне можно - в Академии они достаточно хорошо познакомились с этой гадостью. Да, скоро кое-кто на Земле вздохнет чуть спокойней.
Когда она наконец добралось до командирской рубки покореженного корабля и первым делом расцеловала несколько смущенного майора, Снегов встал, и торжественно объявил:
- Итак, господа, я считаю нашу миссию выполненной. Нами уничтожена пехотная дивизия Рекна, захвачен генерал со штабом и документами. Сейчас в наших руках груз продовольствия, который способна за год поставить колония типа Селесты. В то же время мы имеем ряд повреждений и, самое главное, полностью истрачены все тяжелые торпеды. В случае еще одной такой западни мы будем совершенно беззащитны, а в том, что это была именно западня, я не сомневаюсь. Поэтому я принимаю решение... - он сделал паузу, оглядел стоящих вокруг него людей. Шестьдесят. Было. Восемь погибли при попытке захвата "Большого пса". Шестеро увели второй корабль к Земле. Восемь человек погибло сегодня на боевых постах, совершая почти невозможный по мнению экспертов космического сражения подвиг, атаковав в одиночку крейсер. Тридцать восемь. - Принимаю решение возвращаться на базу. Сандерс, подбери людей из техников и морских пехотинцев для команды... как назовем трейдер?
- Пусть будет "Нежданный гость", вот уж точно, что здесь его не ожидали. - среди присутствующих послышались смешки. Название для трейдера было с удовольствием принято всеми.
- Добро. Итак, готовьте корабль к старту, цель - Земля. Желательно отправиться через три часа. Да, возьмите к себе малышку - он кивнул в сторону Диди - пусть покажет, какой из нее навигатор. Чему то их ведь все-таки учили, кроме пальбы...

Огромный трейдер вышел со струны на орбите Марса - Земные системы слежения с недавнего времени были запрограммированы на автоматическую "смерч" - атаку любой цели, материализовавшейся слишком близко к Земле. Рекны, потеряв четыре крейсера, пожелавших внезапно обрушить ракеты на планету, тоже быстро поняли выгоду подобной системы обороны, и теперь к их городам тоже было невозможно подступиться. Впрочем, ни один флотоводец Патруля никогда не позволил бы обрушить аннигиляционные "смерчи" на головы мирных жителей. Таким образом, возможность одним ударом уничтожить противника целиком и полностью практически исключалась, поэтому война в основном сводилась к сражениям могучих флотов и к наземным битвам на ряде колониальных миров Федерации, где рекнам удалось высадить десанты. Планетарные силы действительно вели напряженные бои, однако Флот ограничивался короткими стычками - изрядно потрепанные боевые суда требовали ремонта и пополнения.
Джоанна мастерски произвела расчет прыжка - трейдер вышел именно там, где ему было положено, ни на километр в сторону. Эсминец материализовался рядом. В эфир полетели шифрованные доклады, отчеты, рапорты. Через некоторое время были получены первые ответы. Снегов вызвал Диди на борт эсминца, попросив не задерживаться - "Гость" шел на орбиту, куда уже слетались шаттлы, которым предстояло много "веселеньких" дней - разгрузить монстра было не так уж легко.
Девушка прибыла на борт "Надежного" и явилась в капитанскую рубку. Игорь сидел в кресле, изучая показания приборов - сейчас он остался единственным пилотом корабля. Боб уже был здесь.
- Вы возвращаетесь на "Элеонору", ребята. Наша работа выполнена и, смею надеяться, выполнена отлично. Сейчас эсминец уходит на ремонт и, судя по вот этому ряду красных сигналов - он показал на консоль состояния систем, большая часть которой светилась тревожным багровым цветом - этот ремонт, пожалуй, продлится долго. Дженнингс, вы летите на своем "Крисе", Диксон - в присутствии посторонних Игорь обычно бывал несколько официален - можете подождать шаттла с авианосца. Если желаете - летите с "Тенью", если поместитесь. Ваша машина годна только на металлолом.
- Спасибо, майор. Я, пожалуй, помещусь... если Боб живот втянет.
Игорь взглянул на худого, как щепка, парня и рассмеялся - Ну, давайте, ребята. Счастливого пути. Спасибо за работу - вы были на высоте. Еще встретимся. Да, Диди, передай от меня привет Ричарду, скажи, что когда кончится война, мы с ним еще попробуем, кто кого.

Спустя час истребитель Боба, в узком свободном пространстве за креслом которого кое-как устроилась Джоанна, готовая ради встречи с друзьями вытерпеть любые неудобства, плавно вошел в ангар "Элеоноры", влекомый силовыми щупальцами системы автоматической посадки. Никто их не встречал, кроме техников, сразу подцепивших корабль к крану, который должен был доставить его к месту стоянки. Джоанна была заметно огорчена, она ожидала встретить друзей на летной палубе.
- Куда все подевались? - спросила она Дженнингса, который к происшедшему отнесся спокойно.
- Как ты считаешь, полковник Дженнингс или, еще лучше, контр-адмирал Алмейда должен со всех ног бежать в каюту Дика или Рича и кричать - господа лейтенанты, ваши друзья прибыли? Долго будешь ждать. Ребята наверняка еще не знают, что мы здесь.
Они знали. Две фигуры молча стояли в каюте, лица не выражали эмоций, лишь глаза старались уйти в сторону...
Джоанна сразу поняла, что случилось что-то недоброе. Еще не желая верить в черные мысли, формирующиеся у нее в голове, еще надеясь, что то, чего она так боялась весь этот месяц все же случилось, она с немым вопросом смотрела на друзей. Наконец из горла вырвались странные звуки, слабые и безжизненные:
- Где Дик...?
Рич медленно поднял голову и посмотрел девушке в глаза, блестящие от слез, готовящихся лавиной сорваться из их уголков. Глубоко вздохнув, он медленно произнес:
- Мы не знаем... Крепись, девочка, мы понимаем, как это тяжело. Три дня назад во время последнего рейда Ричарда сбили... Тело так и не нашли. Не уберегли, прости.
Лавина рухнула...

Франциско да Сильва, нынешний Председатель Совета Федерации планет, вступил в должность сразу после "Черного дня" - прежний Председатель, Богдан Шевченко, погиб в здании Совета, в Киеве, вместе со всем городом. Укоренившаяся много лет назад традиция размещать Совет на родине его Председателя, в свое время однажды приведшая к тому, что правительство Федерации расположилось на Марсе, в настоящее время впервые не была выполнена, поскольку Мадрид хотя и не был разрушен, как Киев, Токио и целый ряд других мировых столиц, но все же серьезно пострадал. После некоторых дебатов было решено перенести резиденцию в Париж - один из немногих городов, практически полностью избежавших падения торпед рекнов. Традиционно Совет включал в себя по одному представителю от каждой из планет Федерации, хотя при голосовании Земля имела право на два голоса. Таким образом, сегодня на заседании должны были бы присутствовать тридцать три человека.
Да Сильва подошел к окну, разглядывая уже в тысячный, наверное, раз Эйфелеву башню, возвышающуюся на домами, ее верхушка была скрыта туманом. Быстро несущиеся низкие облака обтекали туманный силуэт. Зрелище не надоедало - наоборот, после того, как ушла новизна, открывающаяся картина помогала Председателю сосредоточиться, сконцентрировать свои мысли на текущих проблемах. Он знал, что придут не все. Макс Трахтенберг, представитель Новой Германии, был на родной планете, когда имперский авианосец открыл огонь по беззащитным городкам и фермам. И выбрать нового члена Совета, похоже, теперь уже некому. Шевченко... да и еще несколько сенаторов уже никогда не соберутся за одним столом - в живых осталось не более двадцати пяти человек, которым люди доверили решать судьбы миров.
Сегодня предстояло рассмотреть новую проблему, еще недостаточно оформившуюся, но чрезвычайно важную, могущую иметь крайне неприятные последствия для всей Федерации в целом. Он еще раз оглянулся на стол, на котором лежал единственный лист бумаги, полученный сегодня из аналитического отдела Службы Безопасности. Три коротеньких абзаца на этом листе вызывали ужас...
Открылась дверь, в кабинет вошел секретарь. Молодой мужчина, довольно интересный, типичный англичанин с худым породистым лицом как-то оттенял своего шефа - низенького, полного, еще совсем недавно жизнерадостного испанца, который был, пожалуй, самым энергичным и деятельным из всего состава правительства.
- Сэр, Совет в сборе... кто мог. Ждут вас.
- Спасибо, Генри. Я уже иду.
Он последний раз бросил взгляд на бессмертное творение Эйфеля. Предстояло много работы, Земля голодает, многие районы стали практически непригодны для жизни. Разрушены города, стерты с лица планеты целые народы. Только вечный Париж, когда-то центр мировой, а теперь и межпланетной моды, все еще радует глаз своей старинной красотой.
Да Сильва вышел из кабинета. Стоящие на страже пехотинцы не шелохнулись. Он прошел по длинному коридору к залу заседаний, где уже собрались коллеги, собравшиеся для решения проблем выживания человечества.
Небольшой зал, длинный стол, покрытый зеленым бархатом, ряды кресел. Практически всегда Совет заседал в полном составе. Увы, сегодня многие кресла были пусты. Он прошел к своему месту во главе стола, к месту, которое никогда особенно не рассчитывал занять - и неожиданно для себя получил его - ценой жизни одного из лучших своих друзей. Не став садиться, Да Сильва оглядел собравшихся. Джон Эллиот с Селесты, Наоми Макумба с Кемта, Иван Даньков с Гардарики и другие... двадцать три человека, с ним - двадцать четыре. Девять пустых кресел.
- Ну что ж, мадам и мсье, прошу садиться. На сегодняшнем заседании мы, как всегда, в первую очередь должны рассмотреть вопросы обеспечения продовольствием и медикаментами наиболее пострадавшие районы. Все вы получили утром доклад нашего представителя на Тарке. Правительство Тарка, стремясь помочь Федерации, в экстренном порядке направило на Землю и наиболее пострадавшие колонии помощь. Прежде всего, это продукты. Примерно полмиллиона тонн. Кроме того, час назад я получил сообщение, что одна из операций по разработанному нами плану "Корсар" принесла удачу. На орбиту Земли вышел транспорт, имеющий на борту девяносто тысяч тонн сублимированного мяса и почти семьсот тонн армейских сухих пайков армии Рекна. Трейдер сейчас стоит под разгрузкой, первые партии продуктов уже поступают в Японию, Италию, Украину и другие регионы.
- Конечно, не стоит обольщаться - вставил Эллиот, - это капля в море, нужно несколько десятков, если не сотен таких кораблей, чтобы хоть на время отсрочить угрозу голода. Это не считая того, что мы имеем.
- Да, разумеется. Тем не менее, я рад что операция завершилась успешно. Мадам - он повернулся к высокой негритянке, представляющей планету Кемт, которую из за климата и цвета кожи большинства жителей прозвали второй Африкой - примите мои самые искренние поздравления. Это была ваша идея и я рад, что Совет ее поддержал.
- В настоящее время Кемт делает все, что может, для организации поставок продуктов на Землю - миссис Макумба говорила спокойным тоном, хотя все присутствующие знали, чего это ей стоило. В "Черный день" погиб ее единственный сын. Она достала из папки и протянула да Сильва лист бумаги - К сожалению, это все, что можно выжать с планеты сейчас. Урожай ожидается через два месяца, тогда будет легче.
- Благодарю вас... Теперь вы, сэр - он повернулся к Эллиоту, - что может поставить Селеста в ближайшее время?
Селеста, одна из самых богатых и плодородных планет Федерации, уже давно по праву считалась кормилицей для большинства регионов Земли. И сейчас непрерывный поток караванов шел с нее на искалеченную планету, позволяя хоть кое как сводить концы с концами. Но и ее запасы были не безграничны.
- В ближайшее время мы можем поставить приблизительно два миллиона тон зерновых. Ну и примерно столько же мясных консервов... и немного овощей - семьдесят - восемьдесят тысяч тонн. Это полностью исчерпает наши резервы.
- Гардарика направляет на Землю около полумиллиона тонн зерна. И почти столько же, разумеется меньшими партиями, на другие пострадавшие планеты Федерации - Даньков виновато развел руками - к сожалению, на мясопродуктах мы никогда не специализировались. Мы молодая планета, наши угодья еще не так велики, как хотелось бы.
В целом ситуация была терпимой. Выслушав всех членов Совета, да Сильва пришел к выводу, что положение с продовольствием вышло из состояния критического, и были шансы избежать тяжелых последствий. Во всяком случае, поставка продовольствия была налажена и угроза голода медленно, но верно отступала.
- Я хотел бы внести предложение - поднялся невысокий человек явно восточного представления. Ли Ят Дао, представлявший недавно заселенную колонию Мао, редко выступал на заседаниях, но, как правило, к его мнению прислушивались. Будучи философом по складу характера и экономистом по образованию, он редко выдвигал идеи, но уж если идея все же возникала, то она, как правило, стоила того, чтобы ее пристально рассмотреть. Он немного помолчал, ожидая общего внимания, после чего продолжил.
- В настоящий момент мы имеем тридцать две колонии. Собственно даже тридцать одну, так как Новая Германия уничтожена полностью и сейчас практически представляет собой радиоактивную пустыню. Мне, правда, непонятна причина столь жестокого уничтожения малозначительной, в общем-то колонии, но я хотел сказать не об этом. Думаю, что сейчас имеет смысл несколько разгрузить Землю. Согласно последней переписи и с учетом примерно подсчитанных потерь, здесь мы имеем чуть более пяти миллиардов человек. Поскольку транспорты, доставляющие сюда продовольствие, возвращаются обратно порожняком, почему бы нам не организовать массовую отправку населения на наименее пострадавшие миры, по крайней мере из сильно зараженных районов - с Украины, из Северной Америки, из Китая и Индии.
- В принципе, можно... не все захотят уехать, но и желающих найдется достаточно - высказал свое мнение Даньков.- К тому же у кого как, а у нас всегда не хватало рабочих рук - освоение новой планеты все же требует и людских ресурсов, а мои соплеменники не особо большие любители сниматься с насиженных мест.
- Мы тоже были бы рады принять иммигрантов. На Кемте масса незаселенных районов. Через два - три года, при наличии достаточного числа желающих, мы могли бы вдвое увеличить наш экспорт. Я конечно не эксперт, это лишь предположения... но мне кажется, мысль стоящая.
- Хорошо, хочет ли кто-нибудь высказаться против предложения мистера Дао?
- спросил да Сильва, заранее зная, что возражений не будет. Земля перенесла слишком тяжелый удар и уменьшение числа ртов, даже незначительное, вело к улучшению обстановки в целом. Как и ожидалось, возражений не последовало. - Хорошо, выполнение проекта... назовем его "Ковчег", если члены Совета не возражают, начинаем сразу же, прошу проконтролировать подготовку и отправку людей, желательно семейных пар с детьми, если таковые пожелают. Теперь перейдем к следующему вопросу повестки дня, о котором мне не удалось предупредить вас заранее, я получил ряд материалов накануне заседания.
Да Сильва достал из папки лист бумаги и некоторое время внимательно перечитывал уже знакомые строки. Остальные члены Совета молча ждали, догадываясь, что у Председателя имеется какая-то необычная информация. Наконец он поднял голову и сухо начал.
- Как вы знаете, Служба Безопасности Патруля была в свое время создана для решения вопросов контрразведки в случае вооруженного конфликта. Естественно, за все те годы, пока мы мирно сосуществовали с открытыми нашими экспедициями расами, эта служба почти бездействовала, собирая отрывочные материалы и разрабатывая методики на случай непредвиденного. Сейчас настала пора для СБ действовать. Входящий в состав СБ аналитический отдел внимательно изучил результаты всех прошедших за последние пять месяцев военных операций Флота и пришел к несколько неожиданным выводам. Здесь - он показал на лист - находятся результаты этих исследований. Я бы сказал, что они меня шокировали.
- Ближе к делу, сэр! - раздался голос Эллиота, который не менее других был заинтригован, но в гораздо меньшей мере обладал излишками терпения. Некоторые члены Совета болезненно поморщились - этот человек многих раздражал.
- Да, прошу прощения. Итак, позвольте ознакомить вас с фактами. Пункт первый. Два месяца назад, операция по перехвату каравана с техникой и армией, направляющегося на Суоми. Вторая эскадра в полном составе вышла в предполагаемую точку перехвата, но рекны совершенно неожиданно изменили маршрут, пошли кружным путем, через малоисследованную туманность, рискуя кораблями... и вышли к Суоми без помех. В результате в настоящий момент колония почти потеряна, последние колонисты эвакуируются под прикрытием остатков разбитой многократно превосходящими силами рекнов Третьей дивизии морской пехоты. Пункт второй. Полтора месяца назад, операция по атаке на резервную базу флота Рекнов в поясе астероидов их системы. Да, Вторая эскадра успешно провела операцию, но согласно полученным данным на уничтоженной базе было два авианосца... а не девять, как ожидалось. И те два, что там все же были, не оказали сопротивления - их двигатели были повреждены. Базу защищал относительно небольшой отряд эсминцев и истребителей. Пункт третий. Четыре недели назад, авианосец "Сюзанна", направлявшийся на задание в район Бетельгейзе, исчез вместе со всем своим экипажем. На базу вернулся аварийный модуль - они сейчас установлены на всех кораблях и отстреливаются автоматически при получении кораблем повреждения, не допускающего продолжение полета. Согласно расшифрованным данным, корабль подвергся "смерч" - атаке в момент схода со струны, то есть, иначе говоря, напоролся на засаду.
Да Сильва отложил лист и несколько секунд молчал, давая коллегам возможность взвесить и оценить полученную информацию. Через некоторое время он продолжил.
- Я не специалист по ведению военных действий и с моей точки зрения все эти факты могут быть объяснены обычным стечением обстоятельств. Тем не менее, аналитики СБ считают, и это их официальное заключение, что не исключен вариант прямого предательства, то есть кто-то из руководства Патруля или из рядовых исполнителей, это еще предстоит уточнить, передает рекнам некоторые сведения о планах Флота.
- Простите, сэр, но я не могу себе этого представить! - воскликнула мисс Макумба, нервно передернув плечами - После того, что эти изверги сотворили с людьми, я никогда не поверю в то, что кто-то мог согласиться сотрудничать с ними.
- Да бросьте, Наоми - безапелляционно заявил Эллиот, более трезво глядящий на вещи - надо изучать историю. Какими бы жестокими не были захватчики, всегда найдется кто-то, кому выгодно с ними сотрудничать. В том числе и среди военных - они тоже люди со всеми свойственными людям недостатками. Я в принципе не исключаю возможность наличия предателей среди Патруля, хотя мне и неприятно это признавать. Вопрос в другом, что мы можем сделать? Контрразведка - это прерогатива СБ Патруля.
- Да собственно, СБ просто поставило нас в известность о том, что имеется некоторая вероятность предательства и что они будут вести работу в этом направлении. Я хотел предложить другое. До сих пор у нас практически не вставал вопрос о секретности нашей с вами работы. Особенно в свете последних наших решений. Одно дело, если рекны перехватывают транспорт с продовольствием и совсем другое, если они нападут на трейдер, на борту которого тысячи безоружных людей. Вы же знаете, Флот по прежнему не может выделять сильные конвои для торговых кораблей. Поэтому я бы хотел, чтобы только один человек на каждом корабле знал маршрут и конечную цель полета. И чтобы корабли эскорта получали информацию от этого человека не накануне старта, а непосредственно перед уходом на струну.
- Это можно будет организовать. - сказал Даньков, уже прокручивая в голове возможные варианты.
- Хорошо. К следующему заседанию прошу подготовить ваши идеи по данному вопросу. Если больше никто не хочет выступить, я предлагаю закончить собрание...

"Санта Лючия" прибыла на Землю примерно четыре недели назад, доставив груз продовольствия с Селесты. Несколько дней простояв под разгрузкой и опустошив свои трюмы, корабль должен был отправиться назад порожняком за следующей партией. Но ситуация изменилась, и в настоящее время огромный корабль готовился к отправке, но пункт его назначения был еще не определен. Он висел на орбите Земли и к нему непрерывным потоком шли шаттлы, один за другим доставляя беженцев, взрослых и детей, дома которых были разрушены или сожжены, которых уже ничто не удерживало на опаленной планете. Капитан транспорта предполагал принять на борт не менее трех тысяч человек. Он не имел ни малейшего представления о том, куда полетит корабль, но его это не особенно беспокоило - когда надо будет, сообщат. Вообще, его голова была сейчас забита другими проблемами - как разместить людей, чем накормить - корабль брал на борт минимум продовольствия, только на полуголодный паек. Впрочем, мало кто из беженцев поднялся на борт с пустыми руками. Предполагалось, что колонии обеспечат прибывших всем необходимым, поэтому рекомендовалось брать только личные вещи. Хотя особых ограничений никто не устанавливал, поэтому некоторые заявлялись на транспорт с огромным багажом. Капитан не возражал - людей отрывали не просто от дома - от родной планеты, поэтому пусть попытаются увезти ее частичку с собой, если от этого им станет легче. Хотя, с его точки зрения, вместо этих многочисленных чемоданов, котомок, мешков и корзин было бы куда как умнее погрузить на борт полсотни мини-тракторов или еще какой техники. А так, похоже, первое время всех переселенцев ждет банальный ручной труд до полного изнеможения. Хотя он видел кое-кого из эмигрантов, пожалуй далеко не все они согласятся копаться в земле. А с другой стороны, что им еще остается?
Еще один шаттл запросил посадку. Капитан взглянул на график - Франция. "А эти что здесь делают? - подумал он про себя, - Франция ведь практически не пострадала. Впрочем, это не мои проблемы. Моя задача - довести их до места назначения... где бы оно ни было".
Капитану пришла в голову мысль, что он, похоже, долго теперь не увидит жену и детей - если "Санта Лючия" пойдет не на Селесту, а куда-нибудь по другому адресу. Наверняка там его снова чем-нибудь загрузят и снова отправят на Землю - в военное время мнение гражданских лиц не очень-то интересовало правительственных чиновников. Впрочем, сам он прекрасно понимал ситуацию и давно с ней смирился.

Элен и Лесли шли по коридору, женщина держала в руках небольшую сумку, старик сгибался под тяжестью двух чемоданов. Война, заставшая их в Париже, пощадила Старков. Уже позже, узнав о гибели мужа, Элен несколько дней не могла прийти в себя. Она особенно никогда не любила Джона, но очень привыкла к нему и чувствовала внезапно разверзшуюся пустоту рядом с собой. Только Лесли Старк поддерживал ее в то время - о Дике не было никаких известий. Они пытались разыскать его, но в тот период Флот был завален подобными просьбами и попросту их игнорировал - у операторов связи боевых кораблей были другие проблемы. Совсем недавно, когда несколько стабилизировавшаяся обстановка позволила получить требуемую информацию, им удалось узнать, что лейтенант Старк, досрочно закончив Академию, в настоящее время приписан к авианосцу "Элеонора". Связаться с ним не представлялось возможным - корабль находился в рейде, и о времени его возвращения никто ничего доподлинно не знал. А и знал бы, так не передал бы эту информацию гражданским людям, хоть они трижды назвались бы родственниками.
Когда было объявлено о том, что желающие могут эвакуироваться на другие планеты Федерации, Элен и Лесли думали недолго. Их дом исчез в воронке взрыва, город, где Элен работала, лежал в руинах, да и никому сейчас не нужны были дизайнеры и модельеры. Ничто не задерживало их на планете, где они прожили всю жизнь. К тому же Элен панически боялась повторного нападения, надеясь, что колонии меньше подвержены атакам. В какой-то мере она была права, однако оставшиеся в живых жители "Новой Германии" могли бы с ней поспорить. Сам Лесли немного сомневался в целесообразности отъезда и не только потому, что привык к Земле и не очень-то хотел поменять ее на другую планету. Гораздо больше его беспокоила мысль о том, что они будут там делать. Сам-то он еще куда ни шло, многолетняя работа в Патруле, пусть и не на офицерской должности, научила его не бояться никакого занятия и дала достаточную квалификацию для того, чтобы на любой молодой колонии его приняли бы с распростертыми объятиями. Однако Элен... всю свою жизнь она занималась тем, что Лесли считал пустой тратой времени. Сомнительно, чтобы на той же Гардарике или Кемте кому-то понадобились бы ее "таланты".
- Ты точно оставил Дику сообщение? - наверное уже в десятый раз спросила она свекра, который пыхтел, таща багаж - перед отправлением Элен почти до нуля исчерпала свой банковский счет, прежде всего запасаясь тем, что, по ее мнению, достать в колониях невозможно - парижской косметикой, парфюмерией, бельем и т.д. Кроме того, в чемоданах были кое-какие продукты длительного хранения и довольно большое количество одежды, включая вечерние платья. Лесли не раз пытался объяснить невестке, что в колонии ей потребуется скорее рабочий комбинезон, чем декольтированное платье "от Шанель", однако словесные методы воздействия Элен научилась игнорировать еще в детстве.
- Ну сколько раз повторять. Я связался с диспетчером и он обещал передать диск с записью Дику, как только "Элеонора" вернется с задания... Не знаю, может уже и вернулась - этот разговор был почти неделю назад.
- Ты что, не мог связаться с ним еще раз? - возмутилась Элен, совершенно не отдавая себе отчета в том, что таких как они не просто сотни - тысячи людей ежедневно пытались связаться со своими родственниками и знакомыми в Патруле. Компьютеры диспетчеров буквально дымились, распределяя запросы на категории "важные", "менее важные" и "маловажные", к которым собственно и относились попытки родственников поболтать с офицерами.
- Да мне неслыханно повезло, что я вообще сумел поговорить с диспетчером!
- пробормотал себе под нос старик, сражаясь с чемоданом, который упорно не желал проходить в дверь каюты, которую им отвели. Собственно это был уже опустошенный склад, куда в срочном порядке установили огромное количество многоярусных коек, большая часть из которых уже была "обжита" эмигрантами, некоторые из которых благоразумно предпочли забраться повыше, чтобы не путаться у вновь прибывающих под ногами.
Наконец Лесли протиснул баул через узкую дверь, предназначенную обычно для технического персонала - погрузка и разгрузка транспорта осуществлялась через раздвигающиеся стены склада. К тому моменту Элен уже нашла подходящие койки, но старик немедленно их забраковал.
- Видишь ли, дорогая, если ты устроишься внизу, тебе, возможно, будет легче вставать и ложиться. Но имей в виду, целый день мимо тебя будут туда - сюда сновать люди, цеплять тебя своей одеждой и сумками. Так что ты как хочешь, а я полез наверх - он прислонил чемоданы к стойке и закинул свое пальто на третью снизу койку. Элен вздохнула и, признавая правоту свекра, последовала его примеру, заняв другую кровать на том же уровне. Потом взглянула на часы - до отправления корабля, если в этом бардаке что-нибудь бывает согласно расписанию, оставалось еще восемь часов.

Ханс Нильсен, навигатор транспорта "Санта Лючия", вышел из здания Совета Федерации. В кармане лежал небольшой конверт, в котором находился маршрут и название конечной цели полета. Он их, кстати, не знал - категорический приказ, который он получил непосредственно от секретаря Совета, гласил: "вскрыть перед стартом". До отправления шаттла оставалось около двух часов, и он решил еще немного побродить по Парижу - редко все-таки удается побывать в столь красивом городе - даже столица Селесты по сравнению с древним Парижем казалась невзрачной новостройкой. Впрочем, это и естественно - в первую очередь колонисты должны думать о крыше над головой, а не об архитектурных излишествах.
Он бесцельно шатался по узким улочкам, как вдруг услышал во дворе одного из домов женские крики. Поскольку шведа природа не обидела ростом и силой, он не задумываясь побежал на зов. Двое мужчин пытались сорвать одежду с молоденькой девушки, которая отчаянно сопротивлялась и визжала.
- Эй, парни! А ну, оставьте даму в покое! - крикнул Ханс, вбегая во двор.
- А то...
- О, Жан, посмотри на этого малого - противно захихикал один из насильников, поменьше ростом. - Мальчик, иди-ка ты своей дорогой, а то дядя сделает тебе бо-бо!
Он приблизился к Нильсену и выставил перед собой нож. В то же мгновение кулак шведа врезался тому в челюсть, отбросив коротышку на несколько метров. Он обернулся к другому противнику, который тоже вытащил нож и шел на него с тупой жаждой крови в глазах. Ханс не особенно опасался за себя - на Селесте умение подраться было в почете, поэтому он вполне мог за себя постоять. И повернувшись лицом к приближающемуся парню, он совершенно выпустил из поля зрения "несчастную жертву", которая не торопясь достала из-под юбки иглопистолет и, тщательно прицелившись, всадила иглу шведу в шею. Нильсен рухнул, мгновенно потеряв сознание.
Он очнулся с болью во всем теле. Постепенно приходя в себя, он решил, что его все же шарахнули чем-то по голове - боль была невыносимой. Он дотронулся рукой до затылка - рука нащупала мокрые и липкие от крови волосы. "Камнем... а может и палкой" - подумал он оглядываясь. Он лежал во дворе все того же дома, у забора, в канаве. На костюм было страшно смотреть. Быстро оглядев карманы, он убедился что все самое ценное - бумажник с деньгами и кредитными карточками, часы, золотая ручка и документы - все исчезло. На самом дне внутреннего кармана он нащупал маленький конвертик - слава богу, что он не догадался сунуть конверт в бумажник - грабители, похоже, просто не нашли его. Нильсен, поскрипывая зубами от боли - похоже после удара по голове его еще и били ногами - вышел на улицу. Первый же прохожий, у которого он спросил о времени, дико посмотрел на грязного, оборванного мужчину, но все же ответил. Ханс выругался - шаттл ушел не менее часа назад, теперь придется добираться неизвестно на чем. Хорошо хоть при нем осталась идентификационный браслет, его не так-то просто снять с руки.
Он вступил на борт "Санта Лючии" спустя семь часов, измотанный до предела. Но у него еще хватило сил переодеться, доложить о прибытии капитану, распечатать конверт с адресом - Кемт, координаты... данные для прыжка... - и связавшись с эскортом - эсминцем "Проворный" передать им программу полета. Потом он ввел цифры в навигационный компьютер и, только когда огромный лайнер ушел на струну, позволил себе уйти в каюту и там забыться беспокойным сном.
И никто так и не удосужился проверить, не был ли конверт вскрыт раньше...

Звезда универсалиста

Сознание возвращалось медленно. Постепенно Дик начал что-то воспринимать из окружающей действительности. Глаза он открывать не стал. В памяти сохранились последние моменты перед беспамятством. Он помнил четыре звена "Рапир", одновременно набросившихся на него, помнил, как стрелял... кажется, успешно. Помнил как в конце концов был вынужден рвануть рычаг катапульты. Еще помнил, как пристегнутый к креслу, он кувыркался среди обломков своего "Палаша" и смотрел на приближающуюся громаду авианосца... чьего? А потом бешено вращающийся обломок обшивки врезался в голову. Шлема он, конечно, не пробил, но от удара он, видимо, потерял сознание. "Так все-таки, чей же был корабль? Может, наш... но откуда... "Элеонора" шла на задание одна... или нет? Или это была "Элеонора"... черт, какие они все одинаковые. Или это был авианосец рекнов? Черт, так где же я?". Он прислушался, где-то рядом раздавался тихий голос, кажется мужской. Говорят на интергале... свои. Слава богу!
Дик открыл глаза. Он лежал на узкой койке в довольно большой каюте, стены которой были ровного темно-серого цвета. Возле койки на небольшом стуле сидел низенький упитанный человек в черной форме с древней эмблемой - змеей, обвивающей чашу. Медик... значит, я все же ранен. Но это не "Элеонора", у нас медотсек другой.
- Очнулся - усмехнулся коротышка и взглянул куда-то мимо Старка - Эй, ребята! Универ пришел в себя. Ты, парень, не переживай - снова обратился он к Дику - кости целы, так, слегка башкой стукнулся. Ну, это не страшно - головка у тебя крепкая, молодая, денек - другой поболит, и все пройдет. А может и раньше пройдет...
Усмешка, сопровождавшие последние слова медика, совсем не понравилась парню. И вообще, почему он не на "Элеоноре"? Может, перевезли на другой корабль, только зачем? Лейтенант осторожно сел на кровати. Тело слушалось нормально, ничего не болело, кроме головы, да и та просто слегка беспокоила. Он огляделся по сторонам. Кроме него и общительного медика, в каюте находились еще несколько человек, никого из них он не знал. Огромный негр, ширина плеч которого вызывала легкую дрожь, абсолютно лысый, в хаке пехотинца со знаками отличия капитана. Довольно высокая, лишь чуть ниже Дика, исключительно интересная блондинка с погонами астронавигатора третьего класса, то есть лейтенанта. Еще один ангел, майор, малосимпатичный бледный мужчина, голову которого почти полностью скрывал бинт, на котором ярко проступало большое красное пятно.
Дик молча оглядывал эту странную компанию. В его голове стал формироваться стройный ряд рассуждений, постепенно подводя парня к одному вполне очевидному, но очень неприятному выводу. Не желая смиряться с результатом своих умозаключений, он продолжал анализировать обстановку, пока его взгляд не упал на пояс капитана... вернее на то, чего там не было. Есть только одна ситуация, одна единственная, в которой пехотинец в полной форме может оказаться без вибромеча... Он поднял глаза на доктора и коротко спросил:
- Рекны?
- А ты соображаешь... Знаешь, было исключительно интересно наблюдать за процессом, пока ты приходил к этому выводу - медик повернулся к остальным. - Сначала он решил, что находится в госпитале. Оглядев нашу веселую компанию, сделал вывод что ты, Эванс, не слишком похож на выздоравливающего больного - повязку давно пора менять, только не на что... А ты, Том, со своим телосложением, вообще на больного не тянешь. Потом он какое-то время рассматривал тебя, Клай, решая, что ты можешь делать в столь разнородной компании. После этого заметил пустой пояс Томаса... и сделал единственно правильный вывод. Блестяще!
- Неужели у меня настолько все написано на лице?
- Для профессионала, малыш, а я таковым и являюсь, могу это сказать без ложной скромности - десять лет отдал в свое время психоанализу, поэтому твое нежная юношеская мордашка для меня как открытая книга.
- Ты прав, парень - рокочущим голосом прервал излияния доктора негр, - это самый натуральный, самый что ни на есть вонючий плен. Нас взяли четыре недели назад, шавки разбили "Сюзанну", это - он кивнул в сторону мужчины, которого доктор назвал Эвансом - майор Дортмунд, второй пилот авианосца, я - Томас Краббс, командир роты Морской пехоты... и вся рота в моем лице. Крошка, на которую ты таращил глаза - Клаудиа Лаудер, это ее первый рейс.
- А я Тим МакЛеннон, прошу любить и жаловать - вставил медик. - С вашего позволения, полковник медслужбы, начальник медкомплекса "Сюзанны"... Ну, в смысле, бывший начальник. Да, поскольку я тут самый старший по званию, ты можешь мне доложиться. Могу добавить, что тебя притащили шавки около часа назад в полной отключке, так что мне пришлось изображать для тебя маму родную. Цени, дорогой!
- Лейтенант Ричард Старк, авианосец "Элеонора". Мы выполняли задание по патрулированию пространства около Селесты, вступили в бой с небольшой эскадрой рекнов. Я сбил трех или четырех "Рапир", дальше ничего не помню. Хотя... помню, как мне кажется, что меня намеревался подобрать какой-то корабль...как раз, когда меня шарахнуло по голове.
- "Сюзанну" практически взяли на абордаж - сказала Клаудиа. Дику очень понравился ее голос, чарующий тембр которого даже, казалось, успокоил его головную боль. - Была моя вахта... Мы сошли со струны буквально перед носом Имперского авианосца и трех крейсеров. У меня даже создалось ощущение, что нас ждали. Почти сразу торпеда попала в двигательный сектор... А после такое началось! Нас схватили, рекны же вообще сильнее людей, да еще специально тренированные бойцы - мы ничего не могли сделать! Они сунули меня в истребитель и перевезли сюда... Остальных... у меня на глазах... - она разрыдалась и отвернулась.
Дортмунд мрачно посмотрел на нее, казалось что он хочет сказать что-то резкое, но майор все же промолчал. Вместо него рассказ продолжил Краббс.
- Возможно, крошка не в силах произнести это слово, но я хочу сказать, что рекны имеют весьма добрую привычку перекусывать пленным горло и лакать кровь. Все-таки с волками их объединяет не только форма черепа - у них сущность волчья. Думаю, мы последние, кто еще остался в живых, остальных они уничтожили.
С лязганьем отъехала в сторону тяжелая железная дверь. В проеме стоял огромный рекн... Дик поймал себя на мысли, что с интересом разглядывает тюремщика - как-то никогда не приходилось видеть рекна вот так, близко, лицом к лицу... ну, или лицом к морде, кому как нравится. Он оценивающе оглядел противника. Высокий, почти на голову выше лейтенанта, тяжеловесный, шириной плеч готовый посоперничать с огромным негром... Да, в рукопашной схватке с таким монстром шансов не так уж много. Он вспомнил лекции по рукопашному бою с рекнами - да, безусловно сильны, но за размеры и силу пришлось расплачиваться. Чуть более медленная, чем у хорошо тренированного бойца реакция, много уязвимых точек, точный удар в некоторые из них принесет немедленную смерть. Впрочем, у человека ситуация аналогична. Легкие доспехи... удар кулаком просто вызовет перелом своих же собственных пальцев, нужно более серьезное оружие. А умен, гаденыш - тяжелая кираса здесь для него обуза, а кольчуга защитит и от пули, и от ножа, а частично и от лазера. Вооружен - на поясе игломет и вибромеч, стандартный набор для земного пехотинца в небоевых условиях. А значит, скорее всего, он тренирован, то есть еще более опасен.
Рекн зашел в каюту, маленькие красные глазки внимательно оглядели землян. Он что-то крикнул другому псу, который тоже вошел в помещение, но встал у самой двери, выставив перед собой игломет. Свободной рукой достав что-то вроде переговорного устройства, он прорычал в микрофон несколько фраз. Стоявшая за плечом Дика Клаудиа, видимо обладавшая более тонким слухом, или лучше знавшая язык, шепнула:
- Он доложил, что ты очнулся и тебя сейчас уведут.
- Куда? - поинтересовался Дик - И зачем?
- Что-то вроде допроса... Бить, наверное не будут, разве что начнешь хамить. И на ответах особо не настаивают. У меня вообще возникло ощущение, что они хотят нас всех расстрелять или сожрать, а какое-то начальство им этого не разрешает, требует выколачивать из нас сведения. Вот они и не особо стараются. Благодаря чему мы и живы до сих пор.
Стоящий посреди каюты рекн тем временем достал из небольшой сумки пять небольших брусков темно красного цвета и бросил их на пол перед столпившейся кучкой людей. Потом показал пальцем на Дика и махнул рукой в сторону двери. Тот пожал плечами и пошел к выходу. Стоящий у двери второй псоглав сделал шаг в сторону, не отводя пистолета от живота парня. Дик старался двигаться нарочито медленно, как бы испытывая боль во всем теле. Пусть у охраны создастся впечатление, что каждое движение для него почти пытка - может когда и пригодится. Впрочем, видя эту систему охраны, на многое он и не рассчитывал.
Его привели в небольшую каюту. За столом сидел рекн, мундир которого, увешанный блестящими наградами, говорил о высоком ранге владельца кабинета. Дик про себя усмехнулся - необычная в общем-то ситуация - нормальный такой кабинет, стол, небольшая стопка каких-то документов, какие-то папки, небольшой пистолет в углу стола... и над всем этим возвышается покрытая серым мехом волчья морда.
Волчья морда кивнула охраннику и что-то рыкнула. Тот развернулся и вышел, оставив Дика наедине со своим начальником. Несколько минут волчья морда молчала, потом, к некоторому удивлению Дика на весьма приличном интергале с несколько усиленной буквой "р" прорычала:
- Весьма рад видеть вас на борту нашего корабля. Надеюсь, вам не доставили особых неудобств?
- Кроме разве что того, что вы сбили мой истребитель. А так, я просто счастлив от полученной возможности побывать у вас в гостях. Но, боюсь, ностальгия замучает... Может, я лучше домой поеду?
- Ну зачем же столь издевательский тон? - рекн придвинул себе небольшую папку, на которой стоял герб империи и несколько строк довольно трудночитаемых иероглифов, которые Дик во время обучения в Академии так и не удосужился выучить. Впрочем, даже Джоанна разбирала записи рекнов с некоторым затруднением. - То что вас сбили, молодой человек, так это война, никуда не денешься. Я, разумеется, имею в виду отношение к вам здесь, на авианосце "Крайт". Позвольте представиться, я ... ну, переводя на ваши воинские звания, майор, командир эскадрильи истребителей класса "Рапира", которые имели честь сбить столь искусного пилота. Меня зовут Рейкер. Позвольте поинтересоваться вашим именем и званием?
- Знаете, а не пошли бы вы...
- Грубо, молодой человек. Впрочем, можете не отвечать... я и так знаю достаточно. Ричард Старк, приписан к авианосцу "Элеонора"... кстати, что она делала в этом районе, не расскажете? Ну, как хотите. Значит так, универ-лейтенант, выпускник Академии этого года. Зарекомендовал себя с положительной стороны, отличный пилот. На счету тридцать два сбитых истребителя... извините, лейтенант, тридцать шесть - я забыл ваш последний бой. Кстати, примите мои поздравления - вы были великолепны. Мое крыло потеряло четыре машины, прежде чем мне удалось вас достать. Да, и еще лейтенант Старк ответственен за гибель "Жейдера". Да, неплохой послужной список!
- Послушайте, как вас там... Что вам от меня, собственно, надо?
- С вашего позволения, майор Рейкер... Поскольку у вас отличная память и вы, безусловно, запомнили каждое сказанное здесь слово, я намерен воспринять вашу последнюю фразу как попытку нанести умышленное оскорбление. Впрочем, пока я намерен оставить это без внимания - я, видите ли, не обидчив, к тому же готов признать за вами некоторое право на раздражительность..
Рейкер поднялся из кресла и подошел к стоящей в углу тумбе, на которой была смонтирован голографический проектор. Включив его, рекн настроил систему на показ схематической карты исследованных звезд.
- Нас интересуют несколько непредсказуемые перемещения вашего авианосца. Последнее время наша аналитическая служба всерьез заинтересовалась возможностями прогноза движения ваших боевых кораблей. Мы ожидали его здесь - он ткнул указкой в одну из звезд, возле которой вспыхнули какие-то иероглифы, видимо, название. - Тем не менее, "Элеонора" появилась совсем в другом месте, где ее никто не рассчитывал встретить. Я даже готов вам сообщить, что появление вашего авианосца не позволило моему командованию реализовать план по бомбардировке Селесты. Возможно, это улучшит ваше настроение. Таким образом, нас интересует каждое слово, которое было произнесено Алмейдой за последние два месяца в вашем присутствии. Мы надеемся, что он сказал что-нибудь интересное.
- А вам не кажется, майор, что я скорее дам себя застрелить, чем скажу вам хоть слово, которое вы хоть как-то сможете использовать...
- А вы уверены, лейтенант, что МЫ позволим вам дать себя застрелить? О нет, для стимулирования вашей правдивости имеются другие средства. Например, мы на ваших глазах застрелим вашего соседа по каюте, этого симпатичного маленького доктора. Или, может быть, вы измените свои взгляды, если один из охранников очень проголодается и у него не будет под рукой ничего лучше, чем... ну, чем та девушка со светлыми волосами.
- Я... тебя... - руки Дика сжались в кулаки и только чудовищным усилием воли он подавил в себе стремление немедленно попытаться набить этому хлыщу его волосатую морду. Рейкер, глядя на побелевшее лицо юноши, только усмехнулся. Затем встал, и подошел к огромному, на полстены экрану, который сейчас показывал испещренное огоньками звезд черное небо. Не оборачиваясь и, казалось бы, полностью игнорируя взбешенного парня за своей спиной, он спокойно сказал:
- Не надо пока ничего говорить, лейтенант. Вас сейчас отведут назад в камеру, где вы до завтра подумаете над сложившейся ситуацией. Позже мы вернемся к этому разговору. Только рекомендую вам думать побыстрее, много времени я вам дать не могу.
Майор повернулся, подошел к столу и нажал кнопку. Тотчас же дверь отъехала в сторону, и на пороге появился охранник, снова направив свою пушку на Дика. Тому оставалось только подчиниться. Пока парня вели к каюте, он изо всех сил старался запомнить расположение коридоров, лифтов, переборок. Впрочем, конструкция имперских авианосцев мало чем отличалась от аналогичных кораблей Федерации Земли.

Когда его втолкнули в каюту и дверь за ним закрылась, пленники обступили его и засыпали вопросами. Прежде всего всех интересовало, что говорили Дику об их будущем. Может, хоть немного прояснится вопрос, зачем их здесь так бестолково держат - и не допрашивают особо, и в расход не пускают, и никому не передают. И вообще, о чем там они говорили?
- Да так, меню на завтрак обсуждали, - отмахнулся он и шепотом добавил - камеры, микрофоны?
- А, тогда ясно - капитан Краббс прекрасно понял, о чем идет речь, и продолжил шепотом, практически не шевеля губами - не боись, парень, похоже микрофонов здесь нет. Во всяком случае, мы их не нашли, да и по их поведению непохоже, чтобы они слушали наши разговоры. А камера, конечно, есть, как же без этого. Присмотрись к левому верхнему углу, если стоять лицом к двери - она там. А что, есть мысли?
- Вы никогда не думали отсюда удрать?
- И заодно перебить голыми руками экипаж и десант авианосца? Ну, спасибо, ты меня развеселил. - по лицу капитана не было заметно, что он испытывает особое веселье. Видимо, подобная мысль приходила пленникам уже не раз и была отброшена, как совершенно безнадежная.
- Можно не перебить... можно именно удрать. В ангаре стоят истребители, почему бы не попробовать прорваться к ним. Если получится, конечно. Мы все поместились бы в "Алебарде", правда, было бы чуть тесновато. А дальше - дело техники.
- Не смеши меня, парень. Ты видел. как они сюда заходят? Да и вообще, как ты представляешь себе справиться с рекном, кулаками?
- Не совсем кулаками... Как бы вам прикрыть меня от камеры?
Краббс пожал плечами и, передвинув свое громоздкое тело в угол, где находилась камера, привстал на цыпочки и просто ткнул в зрачок пальцем. Раздался тихий хруст.
- Вот и все. Мы ломаем уже седьмую или восьмую камеру. Через пару часов примчатся, надают по рогам, починят. А может и не починят - в прошлый раз мы сидели без камеры почти сутки.
Дик сел на край койки и стал аккуратно откручивать с мундира эмблему универсалиста - увесистую металлическую звезду серебристого цвета, с аккуратно закругленными гранями. Предусмотрительности рекнов не хватило на то, чтобы вместе с оружием сорвать с кителя и ее - посчитали неопасной. Скоро им предстоит понять, что в этом отношении они заблуждались. Хотя было бы куда лучше, если бы они об этом остались в неведении. Собственно, именно для этого и потребовалось избавиться от камеры - этот секрет, по возможности, не должен стать известным противнику.
Что представляет собой звезда, знали только сами универы. Это было последнее оружие, которое каждый офицер всегда носил с собой. Монолитная на вид железяка на самом деле представляла собой две пластины, края которых были скреплены пластиком, точно повторяющим цвет металла, очень мягким, легко поддающимся почти любому острому предмету. Острый предмет нашелся тут же - Дик зубами сжал штифт в средней части обратной стороны звезды, который крепил ее к кителю, и сильно дернул. Скрипнули зубы о металл, кажется в сторону отлетел маленький осколок - какому-то зубу не повезло. Но штифт вышел, с обратной стороны он напоминал буравчик общей длиной всего несколько миллиметров.
Старательно удерживая крохотный инструмент, Дик аккуратно стал вкручивать его прямо в ребро звезды. Материал легко поддавался, и наконец буравчик углубился в пластик на два миллиметра. Снова в ход пошли челюсти - парень сжал зубами остаток стержня и стал аккуратно тянуть его на себя. пластик, соединяющий переднюю и заднюю пластины звезды отделился от металла. Дик перехватил его пальцами и одним движением выдернул весь. Щелкнули освободившиеся пружины, выталкивая в щели звезды спрятанные ранее внутри острые как бритва лезвия - безопасная на вид железка превратилась в сюрикен - страшное оружие в опытных руках.
- Ну вот, - сказал Дик, - наше оружие готово. Это сюрикен, метательная звезда. Кстати, кто-нибудь умеет им пользоваться?
- Увы - капитан покачал головой - я как то больше огнестрельное оружие предпочитал, или просто руки - ноги. А с этими японскими железками, к сожалению, дела не имел.
- Жаль. В общем, предлагаю такую схему. Как только к нам заходит охрана, вы, капитан, берете на себя первого. Я выведу из строя того, кто будет стоять у двери, потом помогу вам. Далее попробуем прорваться к истребителям. Кстати, основная наша проблема - захватить машину с пилотом - без пилота, точнее без его магнитной карточки, нам не взлететь.
- Ну что ж, мысль мне подходит. Мне порядком надоело сидеть здесь и ждать, когда меня включат в меню - капитан внимательно взглянул на Дика, давая понять что он понял, о чем шла речь на допросе.
- Кстати, они всегда по двое ходят? - поинтересовался Старк, взвешивая звезду в руке - будет обидно, если с ними придет еще один.
- Обычно по двое. Только второй, как правило, в камеру не заходит, стоит в коридоре. Но чинить камеру, как правило, приходят впятером или вшестером.
- Значит, надо рвать когти раньше...
- А может не надо? - жалобно спросила Клаудиа, поежившись - нас убьют, я чувствую, всех... сразу...
Дик подошел к девушке, внимательно взглянул в огромные серые глаза, на дне которых затаился страх. Он понимал ее, одно дело сидеть и ждать своей судьбы, другое - с боем и, возможно, потерями, прорываться через громаду незнакомого корабля к ангару, отражать атаки рекнов, каждый из которых мог одной рукой оторвать ей голову.
- Нас все равно не оставят в живых. От попытки побега мы ничего не потеряем. Но шанс у нас есть.
- Вот именно, Клай - заявил капитан, похоже заранее настраиваясь на драку.
- Даже если мы не вырвемся отсюда, все же я хоть пару шавок с собой на тот свет прихвачу - и то радость. Меня взяли, как пацана, сетью... пусть попробуют один на один, посмотрим, у кого череп крепче. И вообще, сидеть и ждать, пока тебя сожрут... нет, это не по мне.
Клаудиа прижалась к Дику и заплакала, уткнувшись ему в плечо. Парень гладил ее по голове, ловя себя на мысли, что получает огромное удовольствие, прикасаясь к ее длинным светлым волосам, так красиво падающим на черный мундир. Девушка вообще была чертовски хороша, хотя несколько бледна - недели плена не прошли даром. Он осознавал, что попытка прорыва будет для нее серьезным испытанием - более серьезным, чем для других, они мужчины, им привычнее сталкиваться с опасностью лицом к лицу. Поэтому, прижимая Клаудию к себе и чувствуя, как она постепенно успокаивается, он ощущал какую-то особую ответственность за жизнь этой девушки - такой красивой и такой еще молодой.
Приближалось время ужина. Как товарищи рассказали Дику, обычно рекны - охранники появлялись около семи часов, "награждая" пленников порциями чего-то, по вкусу напоминающего сырой мясной фарш. Приходилось есть, ничего другого им не предлагали. Спасибо хоть вода была в изобилии - в углы камеры было что-то вроде умывальника.
Видимо, техникам надоело ремонтировать камеры, потому что никто так и не пришел чинить поломку. Наконец дверь открылась и на пороге появился тюремщик.

Рекн оглядел комнату. Эти голые обезьяны, видимо, проголодались, очень уж они резко повставали с коек. Он сделал шаг через порог каюты, но внезапно остановился. Он ощущал в воздухе присутствие страха, особенно ужас читался в глазах самки, остальные были более спокойны. "Ненавижу... всех бы их, зубами, за горло... Ну почему нельзя?! Их надо уничтожить, всех, всю их проклятую планету... нет все их планеты, до единой. А этих - в первую очередь. Нате, жрите. Может, скоро и из вас пайков наделают".
Он швырнул к ногам пленников брикеты мясного рациона. В отличие от людей, рекны хоть и ели растительную пищу, но относились к ней крайне негативно, предпочитая сырое мясо. По сути, полевой армейский паек состоял из брикетов обезвоженного мяса, комплекса витаминов и сухих сливок. Сливки были излюбленным напитком рекнов, причем молочных пород скота на своей планете они раньше не разводили - с этим продуктом они познакомились после контакта с Землей и длительное время живые коровы и сухие молокопродукты составляли весьма большую часть экспорта на Рекн. В полевых рационах сливки, естественно, были искусственными, по крайней мере для солдат. Люди от употребления этой бурды особого удовольствия не получали, но шавки были готовы лакать ее безостановочно5. Стражник достал из кармана пять небольших пакетиков с белым порошком, потом, немного подумав, три положил назад, остальные швырнул на пол рядом с "фаршем". "Хватит с вас и этого, даже жаль на этих тварей добро переводить" - подумал он.
Внезапно стражник ощутил легкий приступ беспокойства. Что-то сегодня все же было не так, как обычно. Почему-то молодая обезьяна, только сегодня доставленная на корабль, бросилась к пайку, как будто год не жрала. Внезапно он заметил, что крупный самец, тот, что с темной кожей, стоит не там, где был раньше. Теперь он сместился в сторону и находится почти сбоку от него. Это неправильно, это нарушение.
- Ты! - он ткнул рукой в сторону негра, нисколько не заботясь о том, понимает тот Высший Язык или нет - На место! - и для большей ясности махнул пистолетом, указывая, где именно этой обезьяне место.

Дик напряженно ждал подходящего момента. Рекн держал пистолет в левой руке, держал неловко, явно непривычно. Причина была проста, пакетики со сливками были в правом кармане, да и не ждал он ничего серьезного от пленников. Тем не менее выстрелить он мог и левой. Карманный игломет, заряженный сотней парализующих игл, оружие надежное, да и поставлено у него скорее всего на стрельбу очередями, по пять колючек. Так что он не промахнется, тем более стреляя почти в упор. Поэтому необходимо было выждать момент, когда оружие не будет направлено ни на кого из пленников.
Краббс начал медленное, почти незаметное перемещение во фланг противнику, намереваясь тем самым рано или поздно заставить его повернуться боком к остальной группе пленников. Дик, присев на корточки, с показной жадностью вгрызался в кровянистый брикет, всем своим видом давая понять, что ничего, кроме еды его сейчас не волнует.
Стражник наконец-то заметил, что капитан находится сбоку от него. Он что-то прорычал Краббсу, и тут наступил момент, которого он и капитан так ждали - пес махнул левой рукой с пистолетом в сторону пустого угла, указывая Краббсу место, где тот должен находиться.
Капитан рванулся вперед, одновременно нанося удар локтем в голову охранника и ребром ладони по кисти, держащей пистолет. Дик, из неудобного но и не внушающего подозрений положения метнул звезду, свое единственное оружие и единственную надежду, в дверной проем. Бросок должен быть предельно точен - малейшая ошибка и лезвия врежутся в кольчугу, которой не страшно не только холодное, но и многие виды пулевого оружия. И тут же, распрямившись как пружина, метнулся следом за ней - вряд ли огромного волка удастся поразить насмерть, даже если удачно попасть.

Как и ожидалось, атакованный стражник все же успел нажать на курок - очередь бессильно разбилась о металлические стены каюты. А в следующее мгновение пистолет уже улетел в сторону, а пасть стража наполнилась кровью - удар капитана выбил один из клыков. Но воин быстро сориентировался, и уже следующий удар Краббса - ногой в челюсть - был блокирован. Несколько секунд капитан пытался достать противника, прекрасно понимая, что бить он может только в голову - все остальное тело рекна покрывала броня. Тот однако таких ограничений не имел, поэтому успешно защищался, сумев провести встречный удар, от которого Краббс кубарем улетел в угол - ему показалось, что в него врезалась машина.
Восторг от удачного удара подвел рекна. Намереваясь добить упавшего противника и наплевать при этом на полученные инструкции, он совсем забыл об остальных пленниках. Краем глаза заметив движение позади себя, он резко обернулся, но какой-то доли секунды ему все же не хватило. Последнее, что он увидел, был взмах руки новичка, руки, в которой был зажат вибромеч...

Дик достиг противника на мгновение позже звезды, вонзившейся в горло рекна - от боли и неожиданности тот выронил пистолет и его руки рванулись к ране, еще больше усугубив ситуацию - рефлекторное движение рук, пытающихся зажать рану, загнало сюрикен еще глубже в плоть, из перерезанной артерии фонтаном брызнула кровь.
Лейтенант в прыжке дотянулся до падающего пистолета, поймав его на лету, и тут же выстрелил из положения "лежа", целясь в голову - сквозь кольчугу иглы не пройдут. Одна игла все же попала в цель и охранник рухнул на спину, продолжая заливать кровью все вокруг. Дик рванул с пояса противника вибромеч и оглянулся - не требуется ли помощь капитану. Он увидел, как от чудовищного удара Краббса отбросило в угол и как рекн, раскрыв пасть, из угла которой на мундир стекала струйка крови, идет к упавшему, явно намереваясь вцепиться зубами ему в горло. Лейтенант бросился вперед, включая вибромеч.
Проклятое периферийное зрение волка вовремя предупредило его об опасности, но среагировать он уже не успел - слишком увлекся боем. Взмах меча рассек кольчугу, тело, кости - фигура стражника развалилась на две части и уже бездыханной грудой мяса рухнуло к ногам Дика.
Все было кончено. Капитан поднялся и тут же, охнув, схватился за бок - похоже удар не прошел бесследно, возможно, что-то было сломано. Клаудиа, широко раскрытыми от ужаса глазами смотрела на огромную лужу крови, заливающую пол. Майор Дортмунд поднял иглопистолет рекна, залетевший под одну из коек - его лицо стало несколько решительнее, в глазах появилась твердость. Дик протянул свой пистолет Краббсу - со сломанными ребрами капитан уже не был серьезным бойцом, но из всех здесь присутствующих, возможно даже включая Дика, лучше всех владел стрелковым оружием. Отстегнув от нижней половины разрезанного охранника его меч, протянул его доктору. Потом вышел в коридор, нагнулся к трупу второго врага и выдернул звезду у того из горла.
- Вперед, ребята. Пока они не очухались... Надеюсь, им не придет в голову палить из лазеров внутри своего корабля.

Пленники бежали по коридору. Капитан прикрывал отход, стиснув от боли зубы и стараясь не отставать от друзей. Пару раз группа натыкалась на куда-то идущих по своим делам рекнов, но каждый раз меткий выстрел или взмах меча не давал им поднять тревогу. Но продолжаться вечно это, конечно, не могло. Вот взвыла сирена, металлические переборки опустились в пазы, разделяя корабль на изолированные отсеки. Но цель уже была близка.
Дик подбежал к закрывшейся переборке и крутанул мечом, после чего изо всех сил пнул металл. Вырезанный круг брони выпал, в отверстие ударила струя игл, поразившая в голову ближайшего из двух стоявших у двери охранников. Второй, которому взмах метровой струны вибромеча за мгновение до этого отсек кисть левой руки, еще никак не мог понять, что произошло, когда второй удар снес ему голову с куском плеча.
Взгляд Дика метался по ангару. Кроме двух охранников, вроде никого здесь больше не было. Проклятие, он надеялся на пилотов - необходима магнитная карта, иначе компьютер истребителя не выполнит ни одной команды. Внезапно ему почудилось движение у дальнего ряда стоящих в ангаре "Алебард", и он, а за ним и остальные побежали туда.
Яркий желтый луч прошел в полуметре от головы парня, вонзившись в броню ближайшего истребителя - стреляли из тяжелого лазера, аналогичного установленному на истребителях. Он на бегу оглянулся... О, черт!!!
В противоположном углу ангара стоял относительно небольшой ШТ типа "Шмель". Не желая открывать огонь из пушек, которые из-за высокой скорострельности перекалечили бы все истребители в ангаре, "Шмель" еще раз ударил лазером по бегущим.
- Прячьтесь за кораблями! - заорал Дик, лихорадочно соображая, что делать. Игломет бесполезен, на удар меча он к себе никого не подпустит. Такого не предусмотришь...
В этот момент случилось непредвиденное. Очередной выстрел танка, снова прошедший мимо малых и подвижных целей, пришелся в шасси ближайшей "Алебарды". Раздался дикий вопль Клаудии - рухнувшая на бок машина зацепила ее крылом. Девушка упала, нога была сломана чуть ниже колена, но это было еще не самое страшное - ступня была прижата к полу многотонной машиной, кости раздроблены, кровь хлестнула из порванных сосудов. От страшной боли она потеряла сознание.
- Доктор!!! - Дик оглянулся и внезапно понял, что доктора среди них нет. Черт, где же он? Неужели его зацепило одним из лучей? Он подбежал к ничком лежащей девушке, мгновенно понял, что вытащить ногу не удастся, резать мечом крыло, так, чтобы не повредить ее, нет времени. "Прости меня, Клай, у меня нет другого выхода" - он взмахнул мечом, отсекая девушке ногу в точке перелома. Еще один удар - от лежащего рядом тонкого кабеля отрублен небольшой кусок - ровно пять секунд, и простейший жгут наложен. Он оглянулся.
ШТ был уже почти рядом. Видимо, пилот заметил людей, танк остановился, его башня развернулась к двум маленьким фигуркам, лазеры были готовы превратить их в два обугленных трупа. Внезапно третья фигура, низенькая и полная, выросла сзади танка. В руке человек сжимал меч. Взмах, еще один, и еще... нога танка подломилась, он потерял равновесие и стал падать назад, на отважного толстяка, так и не успевшего отпрыгнуть в сторону. Рухнувшая громада "Шмеля" расплющила доктора, в экстремальной ситуации принявшего единственно верное решение - затаиться и не дать танку добраться до друзей.
- Эй, лейтенант! - услышал он крик Дортмунда - Давай сюда, быстрее. Что ты там копаешься?
Дик поднял девушку на руки и побежал к майору. Он нашел Дортмунда возле одной из "Алебард", тот обшаривал карманы лежащего на полу рекна, в шее которого торчала парализующая игла. Наконец майор удовлетворенно хмыкнул, извлекая из его нагрудного кармана маленькую магнитную карточку. Он повернулся к Старку со словами "Смотри, пилот, она?...", и слова застряли у него в горле, когда он увидел парня с Клаудией на руках, обрубок ноги которой все еще кровоточил.
- МакЛеннон погиб... Нас преследовал "Шмель", девочке зажало ногу, пришлось.... Он, похоже, спрятался за истребителем, потом подобрался к ШТ... с одним мечом. В общем...
- Ясно, парень. Ты сможешь завести эту штуку? Времени у нас мало.
- Попробуем. - Дик аккуратно внес девушку в люк "Алебарды", усадил ее в кресло стрелка, застегнул привязные ремни. Места внутри было достаточно для пятерых, правда кресел было всего два. Он выглянул из люка и махнул рукой Дортмунду и Краббсу - Давайте суда, быстрее. И этого ублюдка с собой возьмите, может, пригодится. Это та самая сволочь, что меня допрашивала. Скорее, скорее!
Дик вставил карточку в панель управления компьютера. К счастью, это была не сделанная рекнами "Алебарда", а приобретенная у Флота, поэтому компьютер мог выдавать сообщения на обоих языках. Все кнопки и переключатели на пульте были подписаны невразумительными иероглифами рекнов, но лейтенант и так помнил наизусть назначение каждого тумблера. Другое дело - боевой компьютер...
В этот момент Дортмунд схватил его за плечо, показывая рукой на боковой иллюминатор. Дик взглянул туда и его руки рванулись к штурвалу - огромные створки, закрывающие ангар во время струнных переходов медленно сдвигались. Истребитель плавно поднялся над палубой и, стремительно наращивая скорость, понесся к все сужающемуся выходу. Створки сходились все ближе и ближе.
- Держитесь за что-нибудь, сейчас нас малость тряхнет! - заорал Дик видя, что громоздкий истребитель вряд ли проскочит в щель, не зацепив ее краев. "Малость" - это было мягко сказано. Чудовищный удар заставил тяжелую машину завертеться волчком, Краббс удержался, вцепившись всеми конечностями в основание кресла Дика, Дортмунду повезло меньше - от толчка его руки разжались и он головой врезался в стену, надолго потеряв сознание.
Броня выдержала, особых повреждений не было. По сути, истребитель успешно проскочил узкий проход, лишь в самом конце зацепившись хвостом за край опускающейся створки. Остановив вращение и отдалившись от авианосца на некоторое расстояние, при этом все еще находясь внутри кокона гейген-поля, он развернул "Алебарду" носом к "Крайту".
- Ты что, парень, решил вернуться? - прохрипел с пола капитан.
- Сейчас они начнут подымать истребители, нам от них не отбиться. - Дик включил системы наведения "смерчей". Компьютер сообщил о готовности ракет к пуску. - Жаль, что у нас всего две тяжелых торпеды, для авианосца этого маловато.
Пальцы лейтенанта летали по пульту управления огнем, настраивая торпеды на поиск цели - он хотел поразить обе летных палубы, одна из которых сейчас была закрыта, из недр второй вот-вот должны были вылететь истребители. Наконец компьютер сообщил, что цели приняты и захвачены. Старк выпустил оба "смерча" и развернув машину, на полной скорости стал уходить подальше от обреченного авианосца. Ну, собственно, не совсем обреченного - конструкция кораблей этого класса, имевших две летных палубы, предполагала подобный вариант атаки, в связи с чем ангары находились в некотором отдалении от основного корпуса громадного корабля, соединенные с ним широкими тоннелями. Поэтому попадание торпед полностью могло уничтожить оба ангара, но сам авианосец при этом не получал смертельных повреждений, двигатели, как правило, оставались целыми, как и большая часть вооружения.
Вспышка взрыва позади истребителя дала понять, что торпеды успешно поразили цель, мгновением позже о попадании доложил компьютер. И тут же прозвучал предупреждающий сигнал ракетной опасности.
- Капитан, займите место стрелка! От "пурги" не увернешься, там компьютер не хуже нашего. Постарайтесь их сбивать, и смотрите на истребители - не может быть, что им не удалось поднять ни одного звена.
Тридцать минут. Нет, уже двадцать пять, Дик включил прогрев С-драйва еще на палубе "Крайта". Радар показывал, к огромному облегчению парня, что кроме авианосца, других больших кораблей близко не было. На экране появились две точки - истребители. Еще две... Черт, им все же удалось поднять два звена. Компьютер сообщил характеристики целей - "Стилеты". слава богу, с ними хоть полегче - "Рапиры" гораздо опаснее.
- Одна есть! - воскликнул капитан, удачно зацепив из кормовой лазерной спарки ракету, уже готовую влепиться в хвост "Алебарды". Правда Краббсу несколько мешала вести прицельную стрельбу все еще не пришедшая в сознание Клаудиа, неподвижно лежащая в кресле стрелка. В это время очнулся Дортмунд, повязка на голове которого вся пропиталась кровью - видимо он заработал еще одну рану.
- Эванс, займитесь девушкой - крикнул ему капитан, безуспешно стараясь поймать в прицел приближающуюся ракету. В конечном итоге он все же в нее не попал, и поле в кормовой части истребителя полыхнуло голубым цветом. Защита пока еще держала, но еще пару попаданий, и машина начнет получать повреждения.
Майор подполз к девушке и стал обрабатывать ей культю антисептиком из найденной аптечки. Заражения можно было особо не бояться - вибромеч оставлял стерильный разрез. Он остановил ей кровь, сменив кусок кабеля на эластичный резиновый жгут, входящий в комплект аптечки - биология землян и рекнов была достаточно похожа, чтобы антимикробные и кровоостанавливающие препараты шавок вполне подошли для Клаудии. В этот момент небольшое внутреннее пространство истребителя снова осветилось голубым светом - попадание ракеты.
- Нас атакуют два звена "Стилетов" - сказал Дик, ловя юркую машину в захват системы автоматического наведения "бурана". Запустив сразу обе ракеты, он переключил свое внимание на пульт управления АМ-генератором - самым мощным оружием "Алебарды". - Том, они постараются зайти в хвост, постарайтесь их хотя бы отогнать, попасть в них вам вряд ли удастся - слишком маневренные.
Тяжелый истребитель, слишком медлительный для поединка с легкими противниками, мог надеяться только на мощность защитных полей и на свое вооружение, если все же удастся поймать противника в прицел. Наконец один из "Стилетов", на большой скорости заходивший в хвост "Алебарде", уворачиваясь от лазерных лучей капитана, проскочил вперед, подставив корму под выстрел Дика. Залп импульсных пушек пробил защитное поле, уже изрядно проколотое лазерами Краббса, а ударивший вслед сгусток антиматерии практически испарил легкий истребитель. Почти сразу вслед за этим с экрана исчезла еще одна точка - второму "Стилету" все же не удалось увернуться от ракет.
- Два есть, осталась еще пара! - Дик бросил взгляд на часы. - Еще семь минут до прыжка! Капитан, внимание, один подходит чуть ниже и левее вас.
Почти одновременно с этими словами весь кормовой сектор защитного поля осветился ярчайшим голубым светом - одновременное попадание сразу двух "буранов". На компьютере вспыхнули контрольные данные - мощность гейгена хвостовой защиты упала до девяти процентов. Цифра тут же сменилась тройкой и вслед за тем нулем - "Стилет" полосовал тяжелую машину лазерами. Дик начал разворот - еще мгновение и лазеры прошьют броневые листы обшивки и тогда беглецам, не имеющим скафандров - хана. Один из оставшихся "Стилетов" попал в захват прицела "пурги" - Дик тут же выпустил ракету, а вслед за ней и вторую - одной могло и не хватить. Атакующий истребитель проскочил мимо, на табло ноль сменился пятеркой - поле медленно начало восстанавливаться. Ракеты все-таки достали противника, на экране радара осталась одна точка. Силы стали примерно одинаковыми - ни у противника, ни у Дика больше не было ракет, надежды оставались только на основное вооружение. Но "Стилет" обладал огромным преимуществом - высокой маневренностью, с легкостью уходя от залпов импульсных пушек. Вспыхнул сигнал готовности АМГ - пушка перезарядилась и можно было снова попытать счастья - но этот выстрел наверняка будет последним - на перезагрузку антипротонного генератора уходило пять минут.
Снова засветились защитные поля - последний рекн благоразумно старался держаться подальше носа и кормы "Алебарды", предпочитая атаку с фланга - меньше шансов нарваться на пучок антиматерии. Капитан злобно ругался, поминая недобрым словом всех предков шавки до седьмого колена включительно и высказывая предположение, что мать рекна имела близкие знакомства со скунсами - ему никак не удавалось зацепить легкого противника лучом. Дик наконец оставил попытки поймать рекна в прицел и бросил корабль в вираж, подставляя противнику корму, тем самым давая Краббсу шанс. Тот не замедлил этим воспользоваться и через несколько секунд "Стилет" метнулся в сторону - проколотые поля требовали времени на восстановление. Пользуясь этим, Дик развернул неповоротливую машину и выпустил в противника залп АМГ, но из-за большого расстояния промахнулся. Истребитель снова пошел в атаку, голубые вспышки заплясали прямо перед Диком - "Лобовой гейген - 60%... 50%... 40%..." - побежали цифры по дисплею компьютера. Лейтенант не торопился - если он сейчас промахнется, то три секунды, пока импульсные пушки накапливают энергию, истребитель будет беззащитен. Залп! Есть попадание!
"Стилет", получив незначительные повреждения, отвалил в сторону залечивать раны. Собственно, Старк и не надеялся так уж запросто справиться с маневренным противником, да еще наученным горьким опытом - ему надо было протянуть время. Две минуты до готовности С-драйва. Рекн снова атаковал, снова наткнулся на лазерный луч Краббса и снова отошел на безопасное расстояние. Девяносто секунд...
Внезапно на экране радара вспыхнула зеленая точка - компьютер услужливо сообщил о появлении в непосредственной близости от истребителя нового объекта - со струны сошел ТАКР рекнов. Сколько ему надо времени, чтобы сориентироваться и осыпать "Алебарду" ракетами, минута, меньше?
- Капитан, у нас новые гости! Будь готов, они сейчас начнут нам дарить подарки, постарайся отказаться!
- О'кей, парень, мне начинает нравиться эта пукалка. Кстати, наш приятель снова хочет осчастливить нас своим присутствием - капитан крутанул штурвал, ловя приближающийся "Стилет" в прицел - управление огнем с места стрелка мало отличалось от управления боевой башней тяжелых ШТ, поэтому он освоился быстро.
- Как Клаудиа? - Спросил Дик у майора, который пытался перебинтовать себе голову. Удар о стену рассек ему кожу на макушке, волосы пропитались кровью.
- Нормально... если так можно сказать о молодой девушке, которой отрезали ногу. Без сознания, но пульс ровный. Если вовремя доберемся до базы, наверное будет жить.
- Кстати, пока она не слышит... - Дик не на секунду не отвлекался от управления истребителем - Вон тот ублюдок, что валяется в углу, пообещал мне медленно перегрызть ей горло, если я не расскажу ему то, что он хотел бы знать. Поэтому задерживаться там нам никак нельзя было.
- Да нет вопросов, лейтенант. Если бы не ты, мы бы все равно рано или поздно отправились бы в мир иной. Так что прими благодарность и следи за приборами.
- А вот и подарки! - рявкнул капитан, стреляя по приближающимся ракетам. - Черт, как же все-таки тяжело в них попасть! Скотина, прошла все-таки.
Дик бросил взгляд на дисплей. Кормовой экран - 14% мощности, еще одно попадание "пурги" наверняка пробьет корпус. Замигала лампочка готовности С-драйва, корабль почти готов к прыжку.
- Внимание, пятисекундная готовность! Три... два... один... струна!
Истребитель дернулся, звезды за иллюминаторами исчезли. Казалось, что корабль неподвижно висит в абсолютной тьме, не нарушаемой ни одним лучом света. Дик встал с кресла и тут же чуть не рухнул обратно - ноги затекли, он почти их не чувствовал. Постепенно оправившись, он подошел к товарищам. Капитан все еще вглядывался в свой сектор, ища цели.
- Все, ребята. Мы ушли, теперь им нас не достать... если, конечно, мы вынырнем в безопасном секторе. Еще десять минут до выхода со струны.
- А куда мы, собственно, летим - поинтересовался Дортмунд, разглядывая приборы - ты вообще программировал траекторию?
- Нет - Дик пожал плечами - не до того было. Просто взял курс на ближайшую звезду. Да и какая нам разница - вынырнем, сориентируемся - и домой. Кстати, майор, на этом мои функции практически заканчиваются, в расчете броска я никогда не был особенно силен. Так что занимайте место у приборов и готовьтесь вести машину дальше, у вас наверняка получится лучше.
Он подошел к девушке. Глаза Клаудии дрогнули и открылись - она пришла в себя. Сделанные майором уколы оказывали свое действие - боли она не чувствовала.
- Где мы? - спросила она и тут же вспомнила все их бегство и последнее, что видела - падающее на нее крыло истребителя. Смертельно побледнев, она перевела взгляд на свои ноги, ее глаза расширились от ужаса, с губ готов был сорваться крик. Дик положил руки ей на плечи и сказал, стараясь успокоить и обнадежить искалеченную красавицу.
- Уже все позади, Клай... не волнуйся, милая, приедем на базу - ляжешь в регенерационную камеру, ногу тебе отрастят, не проблема. Мы оторвались от них... а заодно и авианосец угробили, ну или почти угробили. Не плачь, девочка, все будет хорошо. Ты же знаешь медиков, через месяц - полтора будешь танцевать лучше прежнего.
Он поцеловал ее в мокрые от слез щеки, ощущая, как в душе стремительно поднимается волна нежности к этой девушке, больше всех пострадавшей при побеге - казалось, что она заранее чувствовала, что ее ждет. Ему хотелось покрыть поцелуями это прекрасное лицо, бледное от перенесенного кошмара, эти руки, вцепившиеся в подлокотники кресла так, что пальцы побелели. Он снова гладил ее волосы, стараясь передать ей свою уверенность в благополучном исходе, стараясь если не словами, то хоть теплом своих ладоней дать ей понять, насколько она стала близка ему за эти несколько часов знакомства. Казалось, его уверенность постепенно передается Клаудии, дикое выражение уже не так явно читалось в ее глазах.
- А теперь тебе надо поспать, милая. Закрой глаза и постарайся успокоиться. Нам еще долго добираться домой, тебе нужны силы.
Он услышал легкий стук и оглянулся - капитан лежал без сознания - напряжение боя спало и огромный негр не выдержал - боль его доконала. Дик сделал Краббсу укол обезболивающего и снова повернулся к Клаудии. Девушка, похоже спала, чуть вздрагивали плечи - она и во сне продолжала переживать боль и страх.
Снова истребитель чуть вздрогнул и вышел в нормальное пространство. Дортмунд погрузился в расчеты и через некоторое время с удовольствием сообщил, что определил их координаты - они вышли всего в нескольких световых месяцах от Селесты - где-то там сейчас находилась "Элеонора". Дик и майор стали рассчитывать новый прыжок - дорога домой приближалась к концу...

Долгая дорога домой

Планета была исключительно красивой. Материки Селесты располагались практически вдоль экватора, создав на планете своеобразный пояс. В более высоких широтах бывали холодные, пронизывающие ветра, еще ближе к полюсам начинали попадаться айсберги, постепенно сливаясь в сплошной ледяной щит, но это мешало только многочисленным промысловым судам, занимавшимся отловом "китов" - собственно, к китам животные, имевшие в длину более ста метров имели весьма отдаленное отношение, но кто-то когда-то впервые их увидев крикнул "Смотрите, это что, кит?" и название так и прижилось. Чудовища, подобно земным китам, были мирными, питались всякой плавающей в воде мелочью и ко всем своим достоинствам обладали нежным мясом, которое Селеста не без пользы для своего бюджета экспортировала чуть ли не на все планеты Федерации. Собственно, моря планеты не поставляли никакого другого продукта, кроме разве что нескольких видов водорослей, внешне похожих на огромные мягкие кусты, на которых росли большие, до полуметра в диаметре полосатые шары, имеющие сходство с арбузами, за что и получили название "арбузник". Содержимое шаров представляло собой готовый к употреблению напиток, по вкусу сильно похожий на апельсиновый сок, но густого зеленого цвета. К тому же сок арбузника не портился при длительном хранении, что позволяло без особых проблем перевозить его на дальние расстояния.
Такая бедность растительного мира несколько озадачила биологов и несколько исследовательских станций не один год пытались разобраться, почему такая благодатная планета больше похожа на аккуратный парк, заботливо взращенный старательным садовником. Были даже мнения, что эта планета - специально созданный заповедник, слишком уж хорошо все здесь было организовано, однако никаких доказательств в пользу этой теории найдено не было, никаких следов разумной деятельности не обнаружено, и о гипотезе "искусственного" развития Селесты вскоре забыли.
Материковая часть планеты лежала в приятном субтропическом климате, в меру жарком и достаточно влажном. Фермеры Селесты снимали до четырех урожаев в один местный год, который длился незначительно больше земного. Относительно малое количество горных цепей, огромные территории, пригодные под пашни и прекрасный климат сделали жителей Селесты поставщиками продовольствия не только для Земли, но и для других планет Содружества. В век струнных переходов огромные расстояния уже не играли особой роли, поэтому Селеста, открытая раньше, чем большинство более близко расположенных к Земле колоний, год от года расцветала все больше и больше. Часть прибрежной территории была отдана пляжам и огромным отелям с полным комплексом услуг для туристов, было несколько крупных городов, население ни одного из которых, впрочем, не превышало полумиллиона человек - в основном люди предпочитали жить на фермах или в маленьких поселках, разбросанных по огромному материку.
Леннокс, административный, культурный и промышленный центр Селесты был вполне современным городом, с крупным космопортом и населением, согласно последней переписи, четыреста восемьдесят пять тысяч человек. Широкие улицы города были заполнены народом, в основном туристами, которых не могло остановить даже военное положение. Здесь были не только люди, хотя Homo Sapiens все же составляли подавляющее большинство. Дик заметил двух таркитов, что-то оживленно обсуждавших с гидом - человеком. Невысокие фигуры циклопов производили впечатление огромной внутренней силы, собственно, впечатление не было обманчивым - физически средний таркит намного превосходил человека. Впрочем, циклопы были исключительно мирным народом, кстати, упорно не желающим принять участие в войне ни на стороне людей, ни на стороне рекнов. Этот нейтралитет, впрочем, не мешал истребителям рекнов нападать на торговые корабли Тарка - уже с первых недель войны стало всем ясно, что рекны не забивают себе свои волосатые головы соблюдением каких бы то ни было условностей. Поэтому торговый караван, орбитальный госпиталь или боевой крейсер - все в равной мере рисковали подвергнуться атаке.
Большая толпа "бабочек" - а точнее, клиотов проследовала к одному из огромных голозалов. Вообще, в последнее время на Селесте появлялось все больше представителей других цивилизаций - проблемы войны их трогали мало, поэтому поток туристов с Клио и Тарка не уменьшился, даже несколько возрос - в огромных санаториях Селесты стало больше свободных мест. Правда, клиотов слегка раздражал тот факт, что на Селесте они не могли летать, но инсекты давно поняли, что их планета, сочетавшая низкую гравитацию и приличную атмосферу была редчайшим явлением природы. Поэтому они не без удовольствия осваивали специально разработанные для них легкие дельтапланы и по многу часов парили над прибрежными пляжами курортной планеты. Тарки - те вообще наслаждались чудесным климатом... впрочем, для тех, кто бывал на их родной планете, любой климат показался бы чудесным. Наименее суровое из атмосферных явлений Тарка - "легкий" ветерок метров 30-40 в секунду. Солнце вообще редко показывалось из-за низко летящих мрачных туч. Поэтому, когда Федерация помогла таркитам достичь уровня межзвездных перелетов, потоки туристов хлынули практически на все планеты Содружества.
Территориально Селеста находилась предельно далеко от областей, контролируемых Рекном, поэтому нападения в самом начале войны планета избежала. Потом часть Четвертой эскадры была переведена в систему Селесты для обеспечения охраны планеты и сопровождения продовольственных караванов, после чего планета в общем-то могла считать себя вполне защищенной от агрессии. Впрочем, все понимали что Селеста - далеко не самый лакомый кусочек для флота Рекна - аграрная планета, практически не имеющая серьезной промышленности не стоила того, чтобы гнать сюда огромный флот. Таким образом, появление вблизи Селесты авианосца Рекнов было воспринято не столько как серьезная угроза, сколько как нелепая случайность. И тот факт, что одновременно с ним в систему вошла "Элеонора" и противнику пришлось спешно ретироваться, нисколько не добавил серьезности сложившемуся мнению. По-прежнему четыре крейсера Федерации лениво вращались по своим орбитам, пока большая часть их экипажей осаждали бары и публичные дома на планете, по-прежнему спокойно формировались караваны с продовольствием и с небольшим эскортом уходили к Земле. "Элеонора" давно ушла дальше, и никто из местного руководства Флота не знал, куда.
Лейтенант недавно покинул медицинский центр, где провел большую часть дня - Клаудиа находилась в реанимационной капсуле и лаборатория биорезерва уже приступила к выращиванию потерянной конечности. Пройдет не больше недели, и ногу прирастят, еще через несколько дней девушка сможет самостоятельно ходить и будет выписана из госпиталя. В последнее время регенерационная медицина достигла довольно заметных высот, и теперь на планетах Федерации практически не встречались люди, лишенные руки или глаза. В любой катастрофе, а так же и в бою, если человек вообще оставался жив, то он, как правило, быстро выздоравливал. Исключение составляли мозговые травмы, которые еще далеко не всегда поддавались излечению. Собственно, это было одной из тех причин, по которым Дик торчал в медцентре - девушка пережила серьезный шок и он опасался за ее рассудок. Впрочем, врачи относились к новому пациенту более чем спокойно - восстановление потерянной ноги было элементарной операцией, на которой не стоит заострять внимание, и непонятно, почему этот молодой человек осаждает приемный покой и мешает людям нормально работать.
Сейчас парень шел в местный штаб Патруля, где был уже трижды и, похоже, это еще далеко не последнее посещение. Штаб находился почти на окраине города, чтобы взлетающие истребители не беспокоили отдыхающих. Собственно, если вызвать флаер, то путь от медцентра до штаба занял бы считанные минуты, но Дик все же предпочел пойти пешком - в глубине души он прекрасно понимал, что ничего нового ему не скажут. В общем-то его интересовал только один вопрос - когда он сможет вернуться на свой корабль. Если бы на "Алебарде" можно было долететь до Земли, он давно уже был бы с друзьями, но расстояние было слишком велико. Да и истребитель почти сразу после прилета беглецов на Селесту передали на один из ТАКРов Четвертой - тот потерял один тяжелый истребитель в стычке с "Крайтом" - это был единственный ущерб группы "курортных" крейсеров - основной удар наносила "Элеонора" и потери в основном понесла именно она.
Когда Дик подошел к штабу, было уже около шести часов вечера. Он поднялся по ступеням дома, построенного в несколько необычном для Патруля стиле - с многочисленными колоннами, барельефами и прочими украшениями. Впрочем, данный стиль был вполне обычен для Леннокса - город изначально задумывался и проектировался как туристический центр и строгим корпусам Патруля здесь не было места. Еще пять дня назад, когда их "Алебарда" приземлилась здесь, на небольшой бетонной площадке позади этого здания, и после того, как Дик на скоростном флаере доставил Клаудию, Дортмунда и Краббса в медчасть, он впервые явился к майору Лекомбу, командующему базой Патруля на Селесте. Старый француз, в молодости астронавигатор, давно списанный из Флота по возрасту, уютно устроился на чудной планете и даже война не могла поколебать его благодушного настроения. Он любезно объяснил Старку, что находящиеся на орбите силы Четвертой не подчиняются ему и он не может отдать приказ, чтобы лейтенанта Старка доставили на Землю. Насколько ему известно, крейсера в настоящий момент не нуждаются в пилотах - универсалистах, они полностью укомплектованы и, как безусловно известно уважаемому лейтенанту, не имеют лишнего места для "безлошадного" пилота. Майор также заметил, что его наземные силы, состоящие из тридцати "Крисов" также полностью укомплектованы пилотами и в ближайшем будущем не ожидается изменение ситуации. Он искренне посочувствовал лейтенанту и порекомендовал ждать ближайшего каравана на Землю - вместе с ним Старк мог бы добраться до своего дорогого авианосца.
За прошедшие дни Дик еще дважды приходил сюда, и оба раза майор без тени раздражения вежливо сообщал ему, что никаких новостей об "Элеоноре" у него нет, никакого дополнительного рейса на Землю в ближайшее время не ожидается, что никаких изменений в графике отправки караванов не произошло. "И вообще, молодой человек, наслаждайтесь отдыхом - считайте, что после плена вам прописали месячный отпуск. Подумайте сами, когда вам еще представится возможность побывать на лучшей курортной планете Федерации? Наслаждайтесь жизнью, юноша, вы еще успеете повоевать..."
Дортмунд и Краббс пробыли в госпитале всего по паре дней - этого оказалось достаточно, чтобы полностью залечить их раны. Эванс в настоящий момент уже получил новое назначение и отбыл на ТАКР "Мюрат". Краббс тоже покинул планету - после гибели своего подразделения он получил назначение на пост командира роты рейнджеров в один из полков Шестой дивизии Морской пехоты. В настоящее время дивизия находилась на Ленне, сражаясь с экспедиционным корпусом Рекна. С Селесты на Ленн шел небольшой транспорт с продовольствием, поэтому Краббс счел своим долгом присоединиться к команде трейдера. Собственно, в его случае было проще - гибель "Сюзанны" упрощала для них процедуру получения нового места службы - Дик же, наоборот, по прежнему был приписан к "Элеоноре" и должен был прибыть на свой корабль при первой же возможности.
Впрочем, факт отсутствия каких бы то ни было возможностей добраться домой в некотором роде даже радовал Дика - он имел возможность каждый день ошиваться в медцентре и наблюдать за лечением Клаудии. Прекрасно понимая, что его присутствие нисколько не изменит ее самочувствия - она даже не видела его, находясь в бессознательном состоянии в регенерационной капсуле, он тем не менее не мог просто пойти на пляж или в голозал. Еще в ангаре "Крайта", держа на руках истекающую кровью Клаудию, он поймал себя на мысли, что плен, бегство, сражение - все это очень сблизило его с девушкой и он чувствовал ответственность за нее. Поэтому сейчас, подходя к кабинету Лекомба, он в глубине души не слишком желал, чтобы у майора вдруг появился свободный корабль, готовый доставить его в любую точку Федерации.

- Увы, мой друг, мне по-прежнему нечем вас порадовать. Конвой с продовольствием на Землю отправляется через двадцать три дня и никаких причин ускорить отправку в настоящее время - майор сокрушенно развел руками - увы, таких причин по-прежнему нет.
Лекомб сидел в большом кабинете, отделанном деревянными полированными панелями, за большим столом, покрытым искусной резьбой. Ему было скучно - долгие дни, заполненные однообразными бумагами, сводками и прочей ерундой нагоняли на него тоску. Он давно уже потерял форму, превратившись из подтянутого навигатора в полного, даже слишком полного пожилого человека. Появление этого лейтенанта принесло некоторое разнообразие, за что майор был очень ему благодарен. Он искренне сожалел, что не может помочь парню добраться до своего корабля - да и в самом деле, пусть парень погреется на солнышке прежде чем снова на месяцы засядет в одной из этих консервных банок.
- Да, Старк, все хотел спросить, как там ваша девушка? - майор вспомнил красотку, которую этот парень вынес на руках из приземлившегося на площадке истребителя со знаками различия Рекна. Кстати, появление на орбите планеты Имперского тяжелого истребителя наделало переполоху среди "курортных" крейсеров. И вообще, лейтенанту крупно повезло, что монтаж орбитальных боевых станций еще не закончен, иначе его поджарили бы в считанные секунды. Его и так могли сбить, если бы у него не хватило ума открытым текстом орать в микрофон, что они "свои"...
- Ничего - пожал плечами Дик, - скоро будут ногу приращивать. Я сегодня был в госпитале, сказали, все будет нормально. А, кстати, где этот... которого мы привезли, волосатый?
- Ну, вы его не слишком аккуратно везли. Видимо, в истребителе он обо что-то хорошо шарахнулся и проломил себе череп. У них вообще кости более тонкие, чем у людей. В общем, сейчас он в реанимации. Я, кстати, сообщил в центр, так что может они пришлют за вашим пленником курьера. Ты наведывайся, может и подвернется возможность улететь на Землю пораньше.
- Спасибо... Ну ладно, я пойду.
- Да, парень, иди. Если что, я тебя найду, но и ты не забывай старика, заглядывай.

Дик лежал на золотистом песке и слушал тихий шорох волн. Сегодня Клаудиа выходит из госпиталя, правда вечером, еще через восемь часов. Можно было, конечно, проторчать все это время у больницы и Дику, в общем-то, так и хотелось сделать, но он буквально заставил себя пойти на пляж и расслабиться - все равно девушка не выйдет раньше. Он видел ее вчера, она уже нормально ходила, впрочем, иначе и не могло быть. Система регенерации, по сути, заключалась в следующем. Допустим, человек потерял ногу или руку. Пока он находится в бессознательном состоянии в регенерационной капсуле, в лаборатории из взятой у него клетки выращивался недостающий орган. После его готовности - а рост происходил очень быстро, производилось сращивание органа с телом - все подходило идеально, ведь это был по сути собственный орган человека. Еще через три дня, когда процесс регенерации полностью восстанавливал разорванные связи тела и выращенного органа, человека приводили в сознание. В случае с Клаудией отсутствие ноги было для нее лишь страшным сном - придя в себя, она вновь была абсолютно целой и невредимой, лишь малозаметный шрам указывал место, где встретились живая и псевдоживая материи. При наличии же достаточного времени врачи устраняли и шрам.
Теплая волна набежала на его ноги и парень почувствовал, как вода старается стянуть его с пляжа в море. Он встал и почти без разбега прыгнул в зеленоватую воду, подняв кучу брызг, сверкавших на солнце всеми цветами радуги. Дно резко понижалось и уже совсем рядом от кромки прибоя глубина достигала четырех - пяти метров, вода была исключительно прозрачна и полностью лишена проклятия земных пляжей - медуз. Дик отплыл довольно далеко от береги и, перевернувшись на спину, качался на волнах, разглядывая чистое голубое небо, без единого облачка. Потом снова нырнул, и, погрузившись на восемь или девять метров, увидел чуть в стороне от себя большой зеленый куст арбузника. На большинстве пляжей эти водоросли безжалостно уничтожались - многие люди, попав ногами в длинные мягкие листья начинали паниковать и звать на помощь, хотя нежные водоросли легко рвались и, конечно, не представляли никакой серьезной угрозы. Но уследить за всеми арбузниками было сложно - растение не имело корневища как такового - роль корней исполняли своеобразные присоски, которыми оно прикреплялось к камням или, как в данном случае, к "тарелке" - так прозвали странное животное, похожее на большую, более полуметра в диаметре, тарелку, перевернутую вверх дном, нижняя часть которой представляла собой бахрому крошечных щупалец, которые перемещали ее по дну и заодно отправляли в бесчисленные ротовые отверстия капельки любой органики. Работники санаториев всячески приманивали тарелки к пляжам - чем их больше, тем чище вода и прибрежное дно.
В данном случае тарелка заполучила безбилетного пассажира, но ей это было абсолютно безразлично. она медленно двигалась по дну, подбирая едва видимые глазу частички ила. А арбузник, полностью созревший, торжественно колыхался на ее панцире, подставляя листья пронизывающим воду солнечным лучам. Дик подплыл к кусту и аккуратно, стараясь не повредить все растение, оторвал один из больших полосатых шаров, не менее сорока сантиметров в диаметре. Потом вынырнул вместе с добычей и поплыл к берегу. Выбравшись на песок, он ткнул пальцем в поверхность шара - палец без особого усилия проткнул зеленую кожицу и парень приник ртом к отверстию - восхитительная прохладная жидкость прекрасно утоляла жажду.
Лейтенант снова перевернулся на живот и задумался. Клаудиа... он уже снял для нее номер в отеле, по соседству со своим - она попросила об этом вчера, когда он пришел проведать ее. Девушка только вышла из состояния сна и всего около часа назад покинула регенерационную капсулу. Крошечная полупрозрачная туника открывала прелестные ножки, и Дик при всем желании не смог заметить шрама, хотя прекрасно помнил то место, где его меч встретился с нежной кожей девушки. Похоже, Клай была рада его видеть - они около часа болтали в небольшом парке госпиталя, на прощание она нежно поцеловала парня в губы, заставив его затрепетать от восторга. Дик еще раз обругал себя идиотом за то, что в этот час он не мог придумать ничего лучшего, как рассказывать Клаудии про их приключения, которые она пропустила по причине обморока. Мог бы придумать тему для девушки и поинтереснее, тупица. Но почему-то в тот момент, сидя рядом с изумительно красивой блондинкой, Дик никак не мог привести в порядок свои мысли. Сейчас он, конечно, мог бы... Впрочем, скоро Клай выйдет из больницы и они отметят это событие. И дай-то бог ему не быть снова таким же скованным и ... тупым!

Волна снова прокатилась по его ногам и Дик открыл глаза. Солнце постепенно клонилось к закату, похоже, что он умудрился заснуть. Конечно, его загорелая кожа должна была успешно перенести столь длительное воздействие солнца, но все же рисковать не стоило и парень потратил несколько минут, чтобы сбегать в ближайший медпункт, где робот диагностировал легкий солнечный ожог и смазал начавшую краснеть спину парня каким-то бесцветным кремом, который сразу прекратил жжение кожи. До выхода Клаудии оставалось еще около часа и Старк не торопясь пошел по зеленым улицам Леннокса к госпиталю. Огромный комплекс имел свой пляж, поэтому, разумеется, находился на самом побережье. Впрочем, почти все города Селесты тянулись вдоль берегов, похожие на узкие многоцветные ленты. Город был на удивление тихим, несмотря на большую толпу людей и нелюдей на улице. Поскольку флаеры скользили над улицами практически бесшумно, а туристы в конце солнечного дня были в достаточной мере разморены от жары, поэтому над улицами витало состояние спокойствия и умиротворенности, словно и не было никакой войны, словно и не задыхалась Земля в плену радиоактивных кратеров.
Вообще все эти дни Дика не покидало ощущение какой-то нереальности происходящего. Где-то там его друзья сражались и умирали, защищая Землю и другие миры Федерации от агрессии псоглавов, где-то полыхали вспышки рвущихся торпед и голубыми сполохами переливались перегруженные защитные поля кораблей, а здесь туристы все так же подставляли бока нежному солнцу, все так же по вечерам зажигались огни ресторанов на центральной улице Леннокса. Такое впечатление, что война - это что-то нереальное или, во всяком случае, столь далекое, что ее не стоило брать в расчет. Даже экипажи "курортных" крейсеров, еще по сути не разу не участвовавшие в серьезном сражении, проводили больше времени в барах и на пляжах, чем в учебных классах или на боевом дежурстве.
Дик не заметил, как дошел до госпиталя. Снаружи ни за что нельзя было сказать, что за этими стенами кроется все лучшее, что создала за последние века медицина Федерации. Он взглянул на часы - еще около получаса. Дик оглядел огромный комплекс, построенный в форме кольца и рассчитанный на десять тысяч пациентов. В настоящее время едва десятая часть мест была занята ранеными бойцами, доставленными из разных концов территории Содружества. На курортную планету везли только тех, кому нельзя было помочь на месте или тех, кому после операции полагался длительный отдых. Внутри кольца был крошечный парк для выздоравливающих, а южная часть комплекса выходила прямо на пляж. В мирное время огромный центр, как правило пустовал, да и сейчас, с началом войны, стало очевидно, что быстрее поставить человека на ноги на месте, чем везти к черту на кулички, на самую окраину территории Федерации. Правда, как ему вчера сказал кто-то из медиков, сегодня утром прибывает... то есть, уже прибыл транспорт с Земли, доставивший огромное количество людей с радиационными поражениями кожи, которых надо приводить в порядок, поэтому сегодня, возможно, медцентр заполнится "под завязку". Эти люди, как он понял, останутся на Селесте навсегда или, по крайней мере, до окончания войны.
Раздвинулись стеклянные двери и по ступенькам легко сбежала Клаудиа, сразу выделив Дика из толпы и направившись прямиком к нему. Тонкие руки обвили шею юноши и нежные губы девушки прижались к его губам.
- Что-то ты рановато, мне говорили, что эскулапы отпустят тебя в семь часов. - Дик должен был хоть что-то сказать, чтобы прикрыть словами краску, проступившую на загорелом лице.
- А ты не рад? - капризно надула губки Клаудиа, но тут же весело рассмеялась - Утром прибыл транспорт с Земли и врачам сейчас не до таких, как я - там несколько тысяч людей с разной степенью облучения, много очень тяжелых. Я, собственно, могла уйти и раньше, но ты где-то шатался и я ждала, когда ты появишься. Ну что, надо отметить мое выздоровление, ты не возражаешь? Куда мы пойдем?
- Честно признаться, я даже не знаю... Тут есть парочка совершенно шикарных ресторанов (и бешено дорогих, притом - добавил он про себя), можно заглянуть туда, я там еще не был.
- Пойдет... Только заскочим в какой-нибудь магазин, не могу же я выйти в общество в этой... м-м-м... пижаме.
- Что ты, ты просто ослепительна! У меня даже нет слов...
- Спасибо, и тем не менее я должна привести себя в порядок. Магазин, косметолог, парикмахер... к девяти я буду готова. Встречаемся в отеле, зайдешь за мной, о'кей? Ну, целую!
Дик пожал плечами, провожая взглядом изумительную фигуру девушки, исчезающую за дверьми ближайшего огромного магазина, торгующего всем, от косметики и вечерних туалетов до пляжных зонтиков и крема для загара. Можно было предположить, что так горячо любимый всеми женщинами процесс покупок займет у Клай еще больше времени, чем она рассчитывала. Он решил, что тоже должен выглядеть на должном уровне - парадная форма Патруля была готова давно, как раз для подобного случая, поэтому он направился в отель, чтобы побриться и смыть с себя остатки пляжного песка.
Без двух минут девять, в идеально сидящем черном мундире с новенькой звездой и полагающимися к парадной форме аксельбантами и шпагой, он стоял у соседнего номера. Не успел он дотронуться до звонка, как дверь распахнулась и его глазам предстало зрелище, повергшее его в состояние нокдауна.
Клаудиа, казавшаяся еще более стройной в длинном красном облегающем платье без плеч, подчеркивавшем высокую грудь, осиную талию и великолепные, без малейшего изъяна бедра, стояла перед ним, наслаждаясь произведенным впечатлением. Благодаря тоненьким шпилькам, она стала почти одного роста с Диком, а ее пышно накрученные волосы сверкающим водопадом рассыпались по плечам. Глаза и губы представляли собой произведение искусства лучших визажистов столицы, а длинные ногти, цвет которых точно соответствовал платью и полным, чувственным губам, приковывали мужской взгляд. Дик смотрел на девушку как на богиню, словно впервые ее увидел. Некоторое время он безуспешно пытался что-нибудь выговорить, но слова застряли в горле. Клаудиа первая нарушила молчание:
- Я готова воспринять выражение твоего лица как самый лучший комплимент, который мне когда-либо делали мужчины. Спасибо, очень приятно. Но надеюсь, ты не собираешься вот так стоять тут до утра? Мы, кажется, намеревались пойти в ресторан?
- Д-д-да, к-конечно... - наконец выдавил из себя парень и немного опомнившись продолжил - Знаешь, я не просто потрясен, я убит наповал! Господи, как же ты хороша! Прошу, леди.
Клаудиа взяла его под руку и они направились к выходу из отеля. Огромный, сверкающий огнями ресторан "Селеста" находился в двух шагах от них - парочке не пришлось брать флаер. Буквально через десять минут они уже сидели за маленьким столиком в уютном кабинете, отделанным живой зеленью, слушали нежную музыку и изучали меню. Кроме названий напитков, все остальные блюда были совершенно незнакомы ни Клаудии, ни, тем более, Дику. Поэтому в конце концов они просто попросили официанта подать лучшее, на что способна кухня ресторана и старое вино с Земли, цену которого Дик решил даже не рассматривать - в конце концов деньги на его личном счету были более чем солидные - по закону военного времени он и его товарищи получили призовую премию за захват истребителя, которая позволяла ему по крайней мере несколько таких вечеров не думать о последствиях.
Потом, пытаясь восстановить в памяти события этого вечера, Дик вспоминал изумительное вино в высоких хрустальных бокалах, вспоминал вальс, под звуки которого он кружил Клаудию по залу, гордость от того, что глаза всех находившихся в зале мужчин не могли оторваться от красавицы в красном платье, вспоминал теплое дыхание девушки и ее руки, обнимающие его, ее губы, вновь и вновь соприкасающиеся с его губами. Странные, но непередаваемо вкусные блюда, названия которых сложно было даже выговорить, а не то что запомнить, и снова танцы под звуки живого оркестра - редкости, доступной только в самых изысканных и дорогих ресторанах. Вспоминал, как они медленно шли к отелю по улице, освещенной многочисленными огнями, как он на руках занес прижавшуюся к его плечу девушку в ее номер, как уложил ее в постель... и как ее губы и руки не позволили ему уйти. А потом была ночь, и снова он обнимал молодое стройное тело и шептал что-то нежное и в ответ слышал слова "родной", "любимый", "единственный"... И опять ласки становились все настойчивее, все откровеннее, доводя его до высшей степени блаженства.
Они заснули под утро, полностью истощенные, прижавшись друг к другу, на огромной кровати с антигравитационной подушкой - чудесном ложе, просто созданном для любви. И в эти последние ночные часы Дику почему-то не снилась Джоанна - впервые за много месяцев...

Когда Дик проснулся, Клаудии уже не было рядом - из ванной доносился плеск воды. Некоторое время он пытался сообразить, где находится, потом постепенно вспомнил события вчерашнего вечера. Одежда, живописно разбросанная по спальне, напоминала о том, что события развивались стремительно и неудержимо. Дика в общем-то нельзя было назвать совсем уж новичком в подобных делах, хотя его опыт ограничивался двумя - тремя непродолжительными романами, которые у него были еще до Академии. Во время учебы как то было уже не до этого - слишком напряженный курс практически не оставлял свободного времени, да и рядом была Джоанна, к которой он испытывал чувства, явно превышающие простую дружбу. А потом началась война, и чувства отодвинулись на второй план, если не дальше. Но в эту ночь он понял, что так мало знает о женщинах и об искусстве любви - Клаудиа не шла ни в какое сравнение с теми девушками, с которыми его ранее сводила судьба - явно более опытная, она прекрасно знала, как доставить мужчине максимум наслаждения и при этом не забыть и о себе. Дик не вполне отдавал себе отчет в том, что послужило причиной столь бурной страсти - взаимная симпатия, выросшая на благодатной почве перенесенных вместе плена и бегства, чувство единения, возникшее, когда он освобождал девушку из под рухнувшего истребителя и на руках нес к кораблю или просто количество выпитого за ужином вина и романтическая обстановка, и не знал, продлятся ли чувства Клаудии в дальнейшем, но он не жалел о случившемся, хотя червь сомнения все же грыз его душу - где-то в самых отдаленных ее закоулках гнездилась мысль о том, что этой ночью он в какой-то степени предал Джоанну и все, что их связывало. С другой стороны он понимал, что далеко не каждому мужчине в течение жизни случается пережить подобные фантастические ощущения.
- Ты уже проснулся? - Совершенно обнаженная красавица появилась в дверях ванной комнаты, ее чудесные волосы рассыпались по плечам, на которых подобно маленьким бриллиантам сверкали капли воды. - Дорогой, ты был бесподобен! Я еще никогда не испытывала ничего подобного - она подошла к окну и откинула в сторону тяжелые шторы. Потоки яркого солнечного света залили комнату, волосы девушки под лучами заиграли чудесными золотыми бликами. Она обернулась, давая Дику возможность еще раз насладиться волнующими изгибами ее бесподобного тела.
- Кстати, как насчет того, чтоб напомнить мне кое-что из твоей техники? - Она с чисто кошачьей грацией прыгнула в постель, прижавшись к парню всем телом. Дик почувствовал нарастающую волну возбуждения и его руки пришли в движение, лаская нежную кожу девушки.
Внезапный звонок видеофона оторвал их друг от друга, нарушив романтический настрой обоих. Клаудиа пробормотала что-то не совсем вежливое в отношении того типа, который посмел позвонить в самый неподходящий момент и, накинув что-то весьма отдаленно напоминающее пеньюар, подошла к экрану видеофона и нажала кнопку приема. На экране появилось жизнерадостное упитанное лицо майора Лекомба.
- Добрый день, мисс. Очень рад, что застал вас дома - искать вас на пляже представляется мне делом практически безнадежным. Я майор Лекомб, начальник контингента Патруля, базирующегося на Селесте.
- Очень приятно, майор. Наслышана.
- Хорошо. Я вынужден побеспокоить вас по неотложному делу. Вам надлежит к 12-00 прибыть в штаб-квартиру Патруля... не буду объяснять дорогу, найдете. Прибыл представитель Земли и ему необходимо задать вам ряд вопросов, касающихся подробностей последних событий. Кроме того, не сочтите за труд, если встретите лейтенанта Старка, его номер, к сожалению, не отвечает, передайте ему, что он также должен присутствовать при этом разговоре. - Выражение лица майора ясно давало понять, что он прекрасно знает, где можно в настоящий момент найти лейтенанта Старка и абсолютно уверен, что Клаудиа превосходно справится с полученным заданием.
- Ясно, сэр. Будет исполнено.
- Отлично. До встречи в штабе. - Лекомб отключился. Клаудиа высказала потухшему экрану все, что она думает о майоре, представителе Земли и Патруле в целом и повернулась к Дику.
- Козел! - с чувством сказала Клаудиа в адрес погасшего экрана, затем повернулась к Дику - Ну, что будем делать?
- У нас всего полчаса. Едва хватит времени, чтобы одеться и вовремя добраться до штаба, он расположен черт знает где. Так что, давай приводи себя в порядок, через пятнадцать минут мы должны выйти. - Дик с некоторым сожалением встал с кровати и стал одеваться. Парадная форма оказалась в общем-то в нормальном состоянии, так что она вполне подойдет к данному случаю. Шпагу он решил не брать - эта железка на боку изрядно его раздражала, хотя при необходимости и ей он мог воспользоваться весьма эффективно. Но вот как раз этой самой необходимости ни у кого не возникало со дня создания Патруля, поэтому Дик относился к данной традиции скорее как к атавизму. И вообще непонятно, чем руководствовались создатели Патруля, избирая в качестве парадного оружия не бластер или, на худой конец, вибромеч, а архаичную шпагу. "Впрочем - усмехнулся про себя парень - Алмейда без шпаги выглядит как-то не так, недостаточно импозантно. Ему эта деталь безусловно идет."
Он подошел к видеофону и вызвал флаер. Машина должна была прибыть через пять минут - вполне достаточно для того, чтобы не торопясь подняться на крышу отеля - стоянки всех летательных аппаратов изначально старались располагать на крышах высотных домов, улицы были безраздельно переданы пешеходам. К этому времени Клаудиа была уже почти готова, форма Патруля шла ей так же, как и любая другая одежда - Дик подумал, что даже в монашеской рясе она сохранит свое очарование.
Когда молодые люди поднялись на взлетную площадку флаеров, машина, вызванная Диком, уже ждала их. Небольшой двухместный аппарат с компьютером, в котором были заложены чуть ли не все объекты планеты, теоретически мог бы доставить их в любую точку континента, хотя для дальних расстояний использовались более быстроходные транспортные средства. В городской черте флаер подчинялся исключительно автопилоту, поэтому, когда офицеры устроились в креслах, Дику оставалось только назвать конечный пункт, и машина, плавно оторвавшись от площадки, не торопясь направилась к указанной цели. Внизу медленно проплывали крыши отелей и санаториев, кое-где были видны другие машины, ожидающие клиентов, но в целом воздушное движение не было особо насыщенным - отдыхающие, составляющие подавляющее большинство населения Столицы, предпочитали пешие прогулки - большинству из них некуда было торопиться. Впрочем, Дика как раз не устраивал режим полета, предназначенный для обеспечения хорошего обзора окрестностей. Он отдал команду ускорить полет и машина резко изменила темп передвижения. Теперь ее скорость составляла около ста километров в час - не предельная для флаера, но все же достаточно приличная и, кстати, максимально допустимая для городской территории.
Машина аккуратно опустилась на взлетной площадке около здания Штаба Патруля, когда на часах было без трех минут двенадцать. Дик и Клаудиа зашли в здание и ровно в назначенный срок постучались в дверь Лекомба. Кроме майора в кабинете находился невысокий человек в мундире Патруля со знаками различия полковника. Дика удивила эмблема на мундире офицера - никогда раньше ему не приходилось встречать людей из этой службы, хотя он, разумеется, знал, кому принадлежит герб "Щит и меч".
- Лейтенанты Старк и Лаудер прибыли по вашему приказанию.
Офицер встал, его невысокий рост с лихвой компенсировался широтой плеч и каким-то особым выражением твердости и даже жесткости в холодных серых глазах.
- Я полковник Сергеев, Служба Безопасности Патруля.
Дик почувствовал, что его глаза непроизвольно округлились от удивления. Он много слышал об этом человеке. Сергеев возглавлял СБ уже много лет, и в голосе Ченнинга, когда тот упоминал о нем, всегда сквозили нотки уважения. В свое время один из лучших выпускников факультета Ксенологии, выдающийся специалист по психологии и психоанализу, досконально знающий языки, обычаи и мировоззрение всех известных разумных рас, Сергеев мог сделать головокружительную карьеру среди специалистов своего класса, но тем не менее предпочел уйти на малозначительный пост аналитика СБ. Через четыре года он уже занимал пост заместителя начальника СБ, а спустя три года возглавил Службу. Дик вспомнил, что его фамилия несколько раз упоминалась в связи с торговыми сделками, когда Рекну позволяли приобретать военные технологии Земли - Сергеев тогда был чуть ли не единственным человеком, всеми силами пытавшимся помешать этой торговле, но на маловажную в то время Службу Безопасности никто не обращал особого внимания - Человечество слишком долго жило в условиях мира и благополучия. В конечном итоге тот факт, что рекны так и не приобрели права на производство машин класса "Крис" был заслугой исключительно Сергеева и сейчас их очевидное превосходство над давно уже устаревшими "Стилетами" не раз выручало Патруль в тяжелых ситуациях. Дик подумал, что если бы во время бегства его атаковали "Крисы", шансов благополучно уйти на струну было бы ноль целых, ноль - ноль -... В общем, очень мало. И вообще, тот факт, что Сергеев явился сюда лично говорит прежде всего о том, что случилось нечто по-настоящему важное.
Сергеев протянул руку Дику и тот пожал сухую крепкую ладонь полковника. Клаудиа также удостоилась подобной чести, хотя по ее реакции Старк понял, что фамилия эсбиста ей ни о чем не говорила.
- Прежде всего мне бы хотелось поздравить вас с благополучным освобождением из плена. На моей памяти это, пожалуй, первый случай, когда наши люди сами сумели не только вырваться с авианосца, но и нанести ему более чем серьезные повреждения. В связи с этим - он подошел к столу и взял две небольших бархатных коробочки - я уполномочен сообщить вам, что вы награждены орденами "За мужество" первой степени. Позвольте вручить вам награды. Ваши товарищи тоже их получат, в самое ближайшее время.
Полковник приколол к груди Дика небольшой по размеру, совсем неброский, но так редко вручаемый значок - высшую награду Патруля, которой удостаивались лишь самые-самые... Вообще, в мирное время эта награда вручалась от силы два-три раза в году. Дик чувствовал некоторое смущение и даже сомнение в уместности награды - по сути, он ничего выдающегося не сделал, всего лишь удачно сбежал. Предваряя его слова, полковник продолжил.
- Вы должны понять, что вполне заслужили высокую награду - по сути, ваши действия не просто спасли ваши жизни, хотя это и немаловажно. Вы вывели из строя "Крайт", что подтверждается нашей разведкой. Авианосец не только не вернется в строй в ближайший год, но, возможно, вообще будет пущен на слом - слишком велики повреждения. А для нас сейчас каждый потерянный противником корабль - хоть временное, но облегчение. Кроме того, это первый на протяжении войны случай, когда в плен захвачен офицер рекнов столь высокого ранга. Собственно, помимо вручения наград, я прилетел сюда для того, чтобы забрать майора Рейкера на Землю. Вам надлежит лететь со мной. Кстати, лейтенант - он повернулся к Старку - ваша "Элеонора" в настоящий момент находится в Системе, так что вы сможете вернуться к исполнению своих обязанностей пилота.
- Рад слышать это, сэр! - Дик действительно хотел вернуться к друзьям, хотя, не отдавая в этом себе отчета, уже не так сильно, как вчера - события прошедшей ночи пробудили в глубине его души желание продолжить знакомство с Клаудией. Он прекрасно понимал, что вероятность назначения ее на "Элеонору" не слишком велика, поэтому был бы не прочь слегка продлить отпуск. С другой стороны было совершенно ясно, что каждый пилот сейчас на вес золота - Флот ведет непрерывные бои.
- Лейтенант Лаудер, вы также получаете новое назначение. Часть опытных офицеров "Элеоноры" переведена на вновь строящиеся корабли, поэтому вам надлежит заполнить одну из образовавшихся вакансий. - Дик не мог скрыть своей радости и ему показалось, что Клаудиа тоже в восторге от полученного назначения. Или только показалось...? Во всяком случае для себя он решил, что в голосе девушки определенно слышались радостные нотки.
- Когда уходит Ваш корабль, сэр?
- В 20-00. В вашем распоряжении... - Сергеев взглянул на часы - пять часов на сборы. Челнок отправляется в 19-45, явитесь за пять минут до отлета. Можете идти.
- Есть, сэр!
Сергеев проводил взглядом молодежь. Девушка хороша, даже в его годы такие красавицы заставляют кровь быстрее течь в жилах. И парень, похоже, втрескался по уши, ловит глазами каждое ее движение. Большой жизненный опыт и образование психолога говорили ему, что та, в свою очередь, отнюдь не потеряла голову - полковник на своем веку много видел таких крошек, точно знающих, что им нужно и не сковывающих себя какими-либо моральными принципами. "Впрочем - что это я? - удивился он собственным мыслям - Нормальная девчонка, красивая, молодая, умный и смелый парень - сам бог велел...". Но все же неясное беспокойство не оставляло Сергеева и чтобы отвлечься, он постарался снова мысленно вернуться к насущным проблемам. Полковник повернулся к Лекомбу, который на протяжении последних минут, не желая мешать размышлениям шефа СБ демонстративно уставился в какие-то свои бумаги.
- Пьер, здесь можно где-нибудь найти спокойное место? Я хотел бы поговорить с Рейкером до отлета, есть пара неясностей. - Сергеев не стал уточнять, что эта "пара неясностей" была единственной причиной, по которой шеф СБ лично явился на этот курорт.
- Конечно. Собственно, Рейкер сейчас находится на гауптвахте, в камере. Камера не просматривается и не прослушивается, так что можешь говорить спокойно. Ключ возьмешь у дежурного.
- Пьер, ты уж извини, что я сразу ныряю в дела - Сергеева и Лекомба связывало хоть и не слишком близкое, но довольно давнее знакомство, было время, когда они работали вместе.
- Да я понимаю, служба есть служба... Ты всегда был человеком дела, это я тут растолстел и обрюзг от сытой и спокойной жизни. Хотя как комендант гарнизона Селесты очень хочу, чтобы так продолжалось и впредь - майор усмехнулся - Кстати, надо решить вопрос о замене "курортных" крейсеров другими кораблями, а то их экипажи тут сопьются от безделья.
- Посмотрим... Ну ладно, я пошел, поговорю с Рейкером. Проследишь, чтоб нам не мешали, о'кей?
Сергеев спустился в подвал, где располагалась гауптвахта, забрал у дежурного ключ и приказав тому не беспокоить его ни при каких ситуациях, отпер дверь камеры. Это было чистое и с какой-то точки зрения даже не лишенное уютности помещение примерно три на три метра. Про себя Сергеев подумал, что его каюта, пожалуй, гораздо менее комфортна - собственно, гауптвахта не была предназначена для издевательств над штрафниками - скорее цель была в изоляции и уж это достигалось целиком и полностью. Ни окон, ни головизора, ни телефона - никакой связи с внешним миром, кроме приходов охраны. Неделя - две в этой комфортной клетке надолго врезалась в память и обычно ни у кого не возникало желания попасть сюда вторично. К камере примыкал небольшой туалет с душем, на стенах висели книжные полки, в углу стояла кровать, на которой лежал рекн.

Рейкер проснулся от щелчка замка и с интересом наблюдал за человеком, входящим в его кабинет. Он сразу узнал Сергеева и тому было много причин. Прежде всего, все лидеры Патруля были известны рекнам и считалось обязательным знать каждого из них в лицо, но Рейкер и лично был знаком с полковником - судьба свела их несколько лет назад, когда Рекн объявил о своем желании закупить партию "Алебард". Тогда Сергеев имел шанс успешно всунуть палки в колеса Имперскому Флоту, но деловые круги Земли не прислушались к его мнению. Рейкер же входил в состав комиссии по приемке "покупок", поэтому хорошо помнил этого офицера, не раз выступавшего против торговли оружием вообще и боевыми истребителями в частности.
- Рад вас видеть, майор - Сергеев был искренен. Хотя рекн и был противником, но шеф СБ всегда старался относиться к собеседнику как к личности, а Рейкер был не заурядным пленником - лучший или один из лучших пилотов Империи, по крайней мере до начала войны, приятный собеседник, прекрасно разбирающийся и в вопросах дипломатии и имеющий достаточно развитое чувство юмора.
- И я рад. Кстати, примите поздравления, хоть и явно запоздалые. Кажется в нашу прошлую встречу вы были еще подполковником.
- Благодарю. Война, знаете ли, способствует карьере. Хоть я и не слишком к этому стремлюсь. У меня к вам несколько вопросов, прежде чем мы вылетим в Систему, не возражаете?
- Что вы, Николай Петрович, сколько угодно. Да и я не в том положении, чтобы вам отказать. Вы хозяин, я м-м-м... пленник.
- Гость, Рейкер, гость. Но такой, какого хозяева очень не хотели бы отпустить восвояси. Поверьте, для нас большая честь встретиться со столь известным пилотом, хотя мысль о том, что Империя лишилась столь серьезной поддержки, радует меня еще больше. Кстати, что вы думаете о том, кто привел вас на наше рандеву?
- Вы имеете в виду этого пылкого молодого человека? - Рейкер, сам будучи неплохим психологом, понял мысль Сергеева, похоже полковник положил глаз на универ-лейтенанта. - Парень далеко пойдет, если никто не помешает. Впрочем, я бы не рискнул ему в чем-либо мешать. Отличный пилот, я бы сказал, лучший из всех, с кем я был когда-либо знаком. Немного не умеет держать себя в руках, когда это надо, но это с возрастом обычно проходит. Импульсивен, честен, смел... Кстати, побег он провел блестяще, ты уж проследи, чтобы парня отметили...
- Уже. Но собственно, некоторые обстоятельства вашей с ним встречи и привели меня сюда.
Сергеев несколько секунд молча разглядывал лицо рекна. В отличие от некоторых других разумных рас, представителей которых люди так и не научились отличать друг от друга, рекны обладали большой гаммой индивидуальных отличий, очевидных даже ранее с ними незнакомому человеку. Может быть поэтому мимика рекнов была вполне доступна человеческому пониманию и сейчас полковник к некоторому своему удивлению видел, что Рейкер расслаблен, словно не понимает или намеренно не хочет понимать, что находится не в гостях, а на допросе, в ходе которого сам или под воздействием психотропных препаратов вынужден будет дать информацию, которая в той или иной степени повредит его родной Империи. Ему было не совсем понятно такое состояние собеседника. Не может же он всерьез рассчитывать на старые симпатии - наверняка прекрасно понимает, что СБ ни перед чем не остановится и все равно получит нужные сведения.
- Не переживайте, Николай Петрович - майор догадался о сомнениях Сергеева и первым нарушил затянувшееся молчание. - Я действительно рад нашей встрече, но не только потому, что именно вы прилетели на Селесту. Я дано ждал этой встречи и, скажу без ложной скромности, если бы не мое вмешательство, вряд ли этот приятный молодой человек имел бы сейчас право на награды...

Исповедь проснувшегося

Сергеев на несколько мгновений утратил дар речи. Услышанное в такой степени не вязалось с характером рекнов, превыше всего ставящих служебный долг перед Империей, что он в первый момент воспринял слова майора как не слишком удачную шутку.
- Не хочешь ли ты сказать, что организовал им побег? Прости, но...
- О нет, я ни в коей мере не хочу присваивать себе чужие лавры. Парень все сделал сам, и должен отметить - сделал прекрасно. Но в его плане было одно слабое место.
- Летная палуба? - догадался полковник, которого этот вопрос порядком беспокоил - слишком уж все детали при этом импровизированном побеге сложились "в елочку".
- Именно. Если бы он никого не нашел там, ему бы пришлось занять оборону и драться, пока не кончатся иглы в пистолете. А потом снова вернуться в свою камеру, только под усиленной охраной. Или, что более вероятно - его труп был бы отправлен в конвертер авианосца. Поэтому, когда поступили сведения о побеге, я отправился на летную палубу и... как бы это поточнее сформулировать... дал себя схватить. Собственно, я не был полностью уверен, что они возьмут меня с собой, но вероятность такого исхода была высока.
- Погоди, - Сергеев все еще не мог оправиться от удивления. Еще бы, первый в истории войны случай сознательно оказанной рекном человеку помощи. - Я тебе, конечно, верю. Я тебя достаточно хорошо знаю и уверен, что лгать майор Рейкер не будет даже под угрозой смерти. Но именно потому, что я тебя знаю, я и не могу понять мотивов твоих поступков. Может, растолкуешь, а? По старой, так сказать, дружбе.
- Это длинная история... Я лягу, не возражаешь? После травмы еще слегка кружится голова.
Рейкер откинулся на подушку и закрыв глаза начал вспоминать события, последовавшие непосредственно за неожиданной атакой против Земных городов. Тогда он командовал легкой эскадрильей прикрытия.

Крыло "Алебард" двигалось в направлении Аккры - одно из многих крыльев, задачей которых было уничтожение полигона Патруля на территории Ганы. Рейкер сам повел свои истребители, хотя ему, как командиру крыла, было "рекомендовано" остаться на борту "Крайта". Рекомендовано очень настоятельно, и многие из офицеров в такой ситуации никогда бы не решились поступить по-своему. Но его понятия о чести офицера не согласовывались с полученными указаниями, поэтому сейчас он был среди своих бойцов и единственным его желанием было как можно лучше выполнить задание и уничтожить как можно больше этих обезьяньих потомков, чьи колонии откровенно мешали Империи, чьи снисходительные советы и комплекс превосходства вызывал желания вцепиться в горло каждому встреченному человеку.
Майор вел крыло легких "Стилетов", которые с его точки зрения больше подходили для боя, чем неповоротливые тяжеловозы. Основной его задачей было охранять своих подопечных от истребителей Патруля, если они появятся. Он в этом порядком сомневался - блестящая операция, задуманная и осуществленная лучшими стратегами Империи бросит Землю на колени.
Истребители аккуратным клином неслись над землей, постепенно снижаясь и выходя на боевой курс - до цели оставалось не так уж и далеко, однако Рейкер, непрерывно слушавший сообщения других ударных групп, постепенно решил, что вряд ли им удастся вот так же легко продвигаться и дальше, похоже, макаки отчаянно сопротивлялись, вопреки здравому смыслу. Впрочем, чего же от них ждать - логическое мышление этим обезьянним потомкам было абсолютно не свойственно.
- "Крайт" вызывает "Терьера", прием!
- Я "Терьер", слушаю. - Рейкер взял в качестве позывного название одной из пород земных собак, с которыми познакомился, выполняя задание по организации покупки партии "Алебард" для Флота Империи. Симпатичная такая была собачка, и сразу почувствовала в майоре родственную душу. А затем хозяйка надела этому симпатичному созданию на шею поводок и безжалостно утащила за собой упирающееся животное. Рейкер вспомнил, что тогда его очень покоробило такое обращение с теми, кто в какой-то мере приходился им, рекнам, биологическим родственником, пусть даже и дальним.
- Рейкер, почему вы покинули корабль? Немедленно возвращайтесь!
- Мое место здесь, вместе с моими пилотами. - спокойно ответил майор, ни на йоту не меняя курса.
- Это приказ, "Терьер"! - вмешался другой голос. Рейкер узнал адмирала Бразраара, руководившего всей операцией с борта "Крайта", по непонятным причинам избранного на роль флагмана - в эскадре были и более мощные корабли. - Немедленно возвращайтесь, пока ваш самовольный уход с авианосца не расценен как дезертирство. Вам ясно?
- Вас понял, сэр - Рейкер понимал, что спорить с адмиралом бесполезно, он достаточно хорошо его знал. Несмотря на то, что ему никак не хотелось бросать свои звенья, он был вынужден подчиниться. Передав командование группой прикрытия помощнику, еще слишком на его взгляд молодому и неопытному, Рейкер повел свой "Стилет" на орбиту, где победоносная Имперская эскадра продолжала осыпать торпедами прогнившие города этих обезьян. Все еще переживающий мысль, что так и не поучаствует в исторической битве, Рейкер ненадолго расслабился...
Истребители, поднятые с полигона возле Аккры набросились на малоподвижных "Алебард", разметав группы прикрытия. Конечно, Патруль тоже нес потери, но земляне дрались отчаянно, прекрасно понимая, что они защищают свою планету, своих близких. У кого-то из пилотов экран радара показал одинокую точку, быстро удалявшуюся от района боя. Очевидно молодой парень, всего год как покинувший стены Академии, решил, что на борту истребителя находится кто-то важный, раз машина пытается выйти из боя. Универ гнался за машиной Рейкера практически до орбиты - более быстрый "Крис" имел преимущество и в скорости, и в вооружении.
Если бы парень выпустил ракету, сигнал тревоги отвлек бы Рейкера от печальных размышлений и тогда шансов у салаги не было бы. Но молодой лейтенант подошел на дистанцию выстрела и залп из всего вооружения практически разнес "Стилет" майора на куски. Рейкера спасла автоматическая катапульта, выбросившая его из кабины за мгновения до того, как истребитель превратился в плазменный шар. Совсем близко от себя он увидел "Крис" сбившего его пилота. Машина пролетела буквально в нескольких метрах от него. Майор чувствовал, что пилот внимательно смотрит на него, хотя не мог видеть его лица, прикрытого зеркальным забралом гермошлема. Рейкер ждал, что сейчас тот развернется и ударит лазером по беззащитному креслу с пристегнутой к нему фигурой, но пилот помахал ему рукой и развернув машину, собрался возвращаться к своим товарищам. И не успел.
Ракета, очевидно пущенная с одного из истребителей прикрытия "Крайта", сорвала защитные поля с машины землянина, а вторая превратила хвостовую часть машины в искореженную путаницу полурасплавленного металл и изорванных проводов. За мгновение до этого лопнул блистер кабины пилота и оттуда вылетело кресло катапульты, и теперь противники кувыркались всего в полусотне метров друг от друга.
Что-то заслонило солнце - "Алебарда" приблизилась к Рейкеру и зацепила кресло магнитным захватом, постепенно втягивая майора в открытый люк приемника...
- Как вы, майор, все в порядке? - услышал он в наушниках голос адмирала. - Где же ваше хваленое мастерство пилота, майор?
- Не повезло, адмирал. Кстати, тут болтается та обезьяна, что меня сбила... Вы уж позаботьтесь о ней.
- Р-7, вы видите пилота противника? - спросил Бразраар, явно обращаясь к пилоту "Алебарды", спасшей Рейкера.
- Да, адмирал.
- Уничтожить!
- Слушаюсь, адмирал.
Уже вплывая в люк истребителя, Рейкер увидел яркий луч, полоснувший по креслу его недавнего соперника. В тот момент он торжествовал... Следующего момента он уже не помнил.

Очнулся майор в госпитале, сразу узнав медотсек "Крайта". Попытался пошевелиться, но почувствовал, что его руки крепко привязаны к кровати. Почти сразу в дверях появилась хорошенькая молодая рекни в униформе медперсонала. На его возмущенное рычание она безапелляционно заявила:
- Вам необходим покой. Полный покой. Поэтому успокойтесь и постарайтесь не двигаться.
Спустя некоторое время в палате появился начальник медслужбы корабля, майор Рангер, старый приятель Рейкера. Он молча осмотрел показания многочисленных приборов и только после этого позволил себе сесть на край кровати Рейкера. По его лицу тот уже понял, что волноваться в общем-то не о чем.
- Ты сильно пострадал, майор. Насколько мне известно, истребитель, подобравший вас, был сбит еще до того, как тебя втянуло в люк. Собственно, это тебя и спасло. Несколько сломанных костей - не слишком дорогая плата. Но сильно была повреждена голова - перелом черепа, повреждение мозга. Пришлось повозиться. Кстати, голову носить тебе теперь будет легче - Рангер обнажил клыки в подобии улыбки - Пришлось удалить некоторые области мозга, там была кровавая каша.
- И давно я здесь?
- Давно. Две недели. По хорошему, тебя надо было бы передать в центральный госпиталь на Рекне, но мы ведем непрерывные бои и давно не были на базе. Да ты и не транспортабелен, по моему мнению.
- Бои? - удивился Рейкер - Разве Земля еще сопротивляется? Не понимаю, какой в этом смысл...
- Еще как сопротивляется - печально ответил Рангер и только сейчас майор заметил, как устал его приятель, как обвисла тяжелыми складками кожа, потускнел мех. - Они разбили нас у Земли тогда. Никто из твоих не вернулся. Мы потеряли много кораблей, много пилотов.
Рейкер почувствовал, что не испытывает того ужаса от поражения Империи, какого можно и нужно было ожидать. Возможно сказывались последствия ранения или были другие причины, но новость он воспринял относительно спокойно. Потом, когда Рангер ушел, майор долго не мог заснуть. Он пытался осмыслить происходящее и никак не мог понять, зачем вообще была начата эта война. Он прекрасно помнил все аргументы военных и политиков, да и сам он часто пользовался соответствующими цитатами, инструктируя пилотов. Но сейчас ему уже приходили в голову другие мысли - ему казалось, что осыпать АМ-торпедами беззащитные города недостойно великих воинов Империи. День проходил за днем, и постепенно осмысливая происходящее, Рейкер начинал понимать, что лично он не испытывает особой ненависти к землянам... да и вообще никаких негативных чувств - многие из его знакомых были людьми и он неплохо к ним относился, в свою очередь пользуясь их уважением и симпатией.
Рейкеру сложно было понять причину войны - собственно многочисленные лозунги кричали о разном - о жизненных интересах Империи, о заносчивости и самовлюбленности людей, о жестокости обезьян (кстати, с этим он как-то не мог согласиться - из памяти не исчезал молодой пилот, улыбнувшийся ему вместо того, чтобы добить). Но когда ночью он просыпался с гневным рычанием, вызванным часто повторяющимся сном - горящим городом и умирающим в огне людям - он чувствовал, что эта война не для него, что что-то пошло неправильно, что Великая Империя развязала агрессивную и захватническую войну. И лично ему это очень не нравилось.
Впрочем, майор был достаточно умен, чтобы не афишировать свое несколько изменившееся мировоззрение - даже в мирное время Империя была не слишком снисходительна к тем, кто был не согласен с общерекомендованными нормами поведения. Тем более во время войны. Рейкера несколько удивила внезапно появившаяся мысль о том, что с самого начала подготовки вторжения он ни разу не услышал про случаи саботажа или хотя бы простого неповиновения в армии. Возможно главную роль сыграла пропаганда, но и солдаты, и гражданские в Империи отдавали все силы ради того, чтобы быстрее покончить с ненавистными обезьянами. И больше всего удивляло майора то, что и сам он вел себя так же.
Ему пришлось пролежать в госпитале в сумме месяц, пока Рангер не счел нужным заявить, что "майор здоров и в данный момент занимает место, которое может понадобиться более нуждающимся в помощи". Он приступил к исполнению своих обязанностей, но к этому времени получивший ряд повреждений "Крайт" был отправлен на ремонт. Несколько месяцев, пока корабль приводили в порядок, Рейкер, мучаясь от безделья, потратил на выработку собственного мировоззрения, в котором нынешняя война как-то не укладывалась. Может, уже тогда, пусть и не осознанно, он решил при первом удобном случае связаться с людьми и приложить свои скромные усилия к окончанию войны любой ценой, даже (тогда он не рискнул бы признаться в этом даже себе) ценой поражения Империи.
В ходе длительного ремонта авианосец был приведен в порядок, укомплектован истребителями и вновь был готов к боевым действиям. И первым заданием было уничтожение "Сюзанны"...

- Минуту - прервал Сергеев рассказ Рейкера, поскольку был затронут один из наиболее интересовавших его вопросов. - Что значит "уничтожение"? Ты хочешь сказать, что встреча "Крайта" и "Сюзанны" не была случайностью? Что все было спланировано заранее?
- Да, к твоему огорчению, должен сказать, что мы знали, когда и где появится авианосец, и знали, что он будет один. Более того, мы имели координаты точки выхода "Сюзанны" со струны. Для усиления нам придали три крейсера. В общем, шансов у ваших не было никаких...
- Но откуда поступила такая информация?
- Не знаю... Могу только сказать, что на совещании перед вылетом адмирал заявил, что скоро будет знать каждый шаг противника. Кстати, именно это послужило причиной нашей встречи?
- Да. Мы регистрируем утечку информации.
- Жаль, ничем не смогу помочь. Как ты догадываешься, адмирал не склонен делиться информацией с исполнителями. Может, капитан "Крайта" и знал что-то, но я, откровенно говоря, сомневаюсь.
- Ладно, продолжай, извини, что прервал...

"Крайт" вышел в точку встречи с "Сюзанной" примерно за полчаса до ее ожидаемого появления. Почти одновременно с ним вынырнули со струны крейсера поддержки. Точно зная координаты того места, где через несколько минут должен будет появиться земной авианосец, имперские боевые корабли вышли на дистанцию залпа. Одновременно с "Крайта" были выпущены две торпеды класса "смерч" под управлением операторов. Атака была спланирована идеально, но ее успех зависел от точности полученных данных.
Рейкер вместе с капитаном "Крайта" находился в боевой рубке авианосца. Ему, как "недавно вышедшему из госпиталя" запретили принимать в этот раз участие в боевых действиях. Все истребители уже покинули эллинг и окружили сектор атаки. В глубине души Рейкер был рад, что ему не придется драться, хотя сама эта мысль была для него, кадрового военного, наследника династии воинов, не только необычна, но и несколько пугающа. Последнее время он сам не понимал своего настроения.
Капитан, уже немолодой рекн в звании, соответствующем земному контр-адмиралу, неподвижно стоял у обзорного экрана. Оставались считанные минуты до начала сражения. Рейкер прекрасно понимал, что если полученные данные точны, то никакого сражения не будет, будет простое избиение. Тем не менее, ему был не совсем понятен ход операции после первого удара, поэтому он воспользовался паузой.
- Сэр, могу ли я спросить о причинах, по которым мы должны проникнуть на борт земного корабля?
Контр-адмирал окинул Рейкера, как тому показалось, несколько подозрительным взглядом, после чего отвернулся.
- Нет, майор, не можете. Это не входит в вашу компетенцию. Ваша задача - исполнять приказы, а не думать о причинах, их породивших. - Он несколько секунд помолчал, потом, видно вспомнив, что их объединяет многолетняя совместная служба, добавил - Мне это не нравится, Рейкер. Я бы тоже предпочел просто расстрелять его...
Зеленая вспышка объявила о прибытии гостя. Он появился точно в указанной точке и точно в назначенный срок. Выпущенные с "Крайта" торпеды, находившиеся вблизи от точки выхода авианосца, оказались внутри его защитного поля и ничто уже не могло воспрепятствовать им поразить двигатель "Сюзанны". Чудовищная вспышка уничтожила всю кормовую часть колосса, вместе с С-драйвом и энергетическим сектором. Гейген-поля корабля погасли и истребители, ждавшие этого момента, рванулись вперед. Патруль так и не успел оправиться от неожиданного удара, а уже через минуту тяжелые истребители "Крайта" вошли в его эллинг и выплюнули из своих люков десант. А вслед за ними уже шли тяжелые десантные челноки, забитые до зубов вооруженными рекнами, жаждущими крови.
Шансов на успешное сопротивление землянам не оставили. Находившийся на борту батальон морской пехоты базировался также в кормовой части корабля, и поэтому на 95 процентов был уничтожен еще до начала боя, а шлюпки с десантом продолжали пребывать. Рекнам удалось сломить слабое сопротивление экипажа и штурмовые отряды успешно продвигались к центру управления, уничтожая всех на своем пути.
- Майор - обернулся к Рейкеру контр-адмирал, до этого с явным удовольствием созерцавший ход операции. - сейчас вылетайте на "Сюзанну". Ваша задача - доставить пленных. Немного, четыре-пять человек, желательно из разных категорий, навигаторов, пилотов, в общем, кого найдете. Нам могут пригодиться их сведения.
- Слушаюсь, сэр. - Рейкер мог бы добавить, что эта миссия совсем ему не нравится, но счел несвоевременным спорить с шефом.

Истребитель приземлился на палубе "Сюзанны", изрезанной лазерными лучами. Практически везде лежали трупы людей и майор обратил внимание, что далеко не все погибли от оружия штурмовиков - в запале боя прорвались инстинкты рекнов и несколько человек лежали с разорванным горлом. Впрочем, он отметил, что и земляне, несмотря на неожиданность атаки и заметный численный перевес нападающих, все же сумели продержаться какое-то время - несколько убитых рекнов были тому наглядным примером. Тем не менее, потери среди десанта были невелики - боевая броня, в которую были облачены солдаты, выдерживала практически любое попадание из ручного огнестрельного оружия, и только бластер мог пробить эланский сплав. Среди землян почти никто не успел надеть бронекостюмы, поэтому за каждого погибшего рекна люди заплатили не менее чем десятком жизней.
С некоторым трудом перебравшись через груду трупов у одного из шлюзов на выходе из эллинга, Рейкер направился в сторону рубки. Эфир доносил крики и грохот взрывов, но в целом было ясно, что сопротивление внутри корабля подавлено. Оставшиеся защитники были оттеснены к центру управления и закрылись там, заблокировав двери. Броневая защита Центра была более серьезной, чем в любом другом помещении на корабле, исключая разве что медотсек, поэтому штурмовики пока не стали взламывать переборку, ограничившись уничтожением людей в остальных секторах огромного корабля.
Когда майор наконец добрался до наглухо задраенного люка, за которым располагался Центр, его уже даже начало мутить от многочисленных сцен бессмысленной, с его точки зрения, жестокости. Был момент, когда ему хотелось пристрелить своих же соотечественников, которые с залитым кровью лицом с наслаждением терзали зубами горло еще, возможно, живого человека. Почему-то среди этого хаоса он был, пожалуй, единственным, кто не испытывал жажды убивать. Возможно это было связано с воспоминаниями о том пилоте (Майор даже не видел его лица и не знал, парень это был или девушка), который когда-то мог добить противника, но не счел нужным этого сделать. Рекны в подобной ситуации никаких сомнений не испытывали.
Командир штурмового отряда, заметив старшего по званию, доложил, что в целом корабль захвачен весь. По его данным в центральной рубке находится около двух десятков людей, каналы контроля за системами авианосца отрезаны и ничем повредить Имперским силам эти люди уже не смогут. Командир осторожно высказал мнение, что, возможно, не стоит тратить силы на взлом рубки, поскольку имеется возможность просто уничтожить этот сектор вместе с последними членами экипажа.
- Нет. Вы будете пробиваться в рубку. Более того - Рейкер старался говорить властно и безапелляционно, хотя такой тон ему в общем-то был не свойственен - вы должны постараться чтобы по крайней мере несколько людей можно было бы взять в плен живыми. Обратите внимание, капитан - живыми и, по возможности, здоровыми.
- Но, сэр...
- Приказ адмирала. Выполняйте.
Броневая дверь рубки рухнула под слепящими лучами стационарной лазерной установки и навстречу бросившимся вперед штурмовикам ударили лучи ручного оружия землян. Впрочем, сопротивление очень быстро было подавлено, но, игнорируя приказ Рейкера и указания своего же капитана, взбешенные рекны, которые все же потеряли троих товарищей, уничтожили почти всех, кто находился в рубке. Большинству раненых просто перегрызли горло. Рейкеру даже пришлось ткнуть в лицо разошедшемуся солдату пистолет, чтобы сохранить живой молоденькую девушку и низенького толстяка с эмблемой медслужбы. Он передал их двоим штурмовикам и, напомнив им, что они головой отвечают за безопасность пленных, отправил их к своему истребителю. Спустя несколько минут он обнаружил еще одного уцелевшего, офицер довольно высокого ранга с эмблемой астронавигатора вполне устраивал майора. Рана на голове оказалась неопасной, хотя и сильно кровоточила. Рейкер позволил офицеру взять несколько бинтов из аптечки и под конвоем отослал его на летную палубу.
Внезапно ожила одна из лежащих на полу фигур - крупный, почти сравнимый по габаритам с рекнами мужчина, в прыжке достал ногой одного из солдат, одновременно ударив тяжелым кинжалом в стык шлема и бронекостюма капитана, командовавшего штурмовым отрядом. Удар был абсолютно точен и офицера спасло незначительное отличие командирского шлема от солдатского - более мощное переговорное устройство, занимавшее в шлеме больше места и размещенное у подбородка, приняло на себя удар.
- Не стрелять! - рявкнул Рейкер во весь голос, так что боль пронзила горло. - Живым!
Бойцу недолго удалось сопротивляться. На него накинули сеть и спеленав, как младенца, отнесли к остальным пленникам. Единственным для него утешением была сломанная нога у одного из штурмовиков - реакция у человека оказалась лучше.
Вернувшись на "Крайт", майор незамедлительно доложил адмиралу о взятых пленниках. Всего четверо - двое астронавигаторов, врач и офицер морской пехоты. Больше живых на "Сюзанне" не осталось. Выслушав доклад, контр-адмирал выразил свое недовольство малым количеством захваченных людей, на что Рейкер вполне резонно заметил, что ему надо было отправиться на авианосец раньше.
- И вполне вероятно, что тебя убили бы - заметил командор, с недовольным видом изучая отчет десантной группы. - Мы потеряли девяносто двух штурмовиков и троих офицеров. Могло быть и лучше, но в целом неплохо. А ты, майор, мне нужен живым. Кстати, ты назначаешься ответственным за пленных. Их допросят после нашего возвращения на базу, это через 46 суток. Пока можешь с ними побеседовать сам, если есть желание, но в целом это не так уж и важно. Сейчас крейсера уходят, их присутствие требуется в другом месте, мы продолжаем рейд. Цель - Селеста.
- Сэр, Селеста, видимо, хорошо охраняется...
- Рейкер, я не совсем вас понимаю. Последнее время за вами замечается склонность к обсуждению полученных приказов. - настроение у контр-адмирала было никудышное, и он едва сдерживался, чтобы не сорваться - Мне это не нравится. И тем не менее, я удовлетворю ваше любопытство. По имеющемся у нас сведениям, находящиеся у Селесты корабли не ожидают нападения, большая часть их экипажей находится на поверхности планеты. Наша задача - атаковать административный центр планеты торпедами и убраться оттуда, пока они не придут в себя. Сейчас мы идем на резервную базу за топливом, у Селесты будем через 12 суток.
Насколько идеально прошла операция по захвату и уничтожению "Сюзанны", настолько же все пошло не так при выполнении следующего задания. Прежде всего, по прибытию на резервную базу обнаружились неисправности С-драйва "Крайта", необходимые части на складах отсутствовали и за ними пришлось посылать специального курьера. Ремонт занял более пятнадцати суток - куда больше, чем первоначально обещали техники. За это время Рейкер несколько раз вызывал на допрос пленников, предпочитая общаться с доктором или с навигатором постарше. Девушка, явно запуганная увиденными картинами, в присутствии рекнов чуть ли не теряла дар речи и контр-адмирал, побывав на первом же допросе, порекомендовал оставить ее в покое. Огромный негр оказался агрессивен даже в столь безвыходном положении и во время одного из допросов бросился на майора с кулаками. Даже будучи связан, он продолжал покрывать майора отборной руганью и в конце концов это порядком надоело Рейкеру. Ему было жаль этих людей и он был уверен, что после того, как на Рекне из них выкачают все, что они могут знать, их дальнейшая жизнь уже не будет ни для кого представлять особой ценности. С другой стороны, бежать с авианосца было невозможно.
"Крайт" вышел к Селесте на двадцать седьмые сутки после захвата "Сюзанны", что никак не согласовывалось с планом. С другой стороны, задание никто не отменял, и авианосец, в этот раз уже без кораблей поддержки, вынырнул на орбите планеты практически на противоположной ее стороне от предполагаемой позиции крейсеров... и наткнулся на полностью готовую к бою "Элеонору".
Только героические усилия истребителей Рейкера спасли корабль от получения серьезных повреждений, причем во время боя погибло подавляющее большинство его пилотов, да и сам он уцелел чудом. Правда, удалось захватить в плен одного из универов Патруля, но вот какой ценой? Рейкер в разговоре с командором признал, что землянина просто задавили числом - у парня слишком мало опыта по ведению боя "один против всех". Наконец "Крайт" получил возможность уйти на струну - и очень вовремя, потому что корабли планетарной обороны уже были готовы к атаке. Конечно, ни о каком торпедном обстреле планеты не могло быть и речи - несколько выпущенных "смерчей" были сбиты еще на подлете к атмосфере.
Когда "Крайт" исчез из системы Селесты, Рейкер подвел печальный итог завершившегося боя. Из восьмидесяти полагавшихся по штату истребителей разных классов перед началом атаки на борту было семьдесят два. Сейчас, после операции (про себя майор выразился точнее - после разгрома и бегства) осталось тридцать четыре машины, причем шесть из них нуждаются в ремонте, а две вообще вряд ли взлетят в обозримом будущем. И ни одного истребителя среднего класса - только тяжелые, в основном "Алебарды", не принимавшие участия в бою, и два неполных крыла "Стилетов". Хотя нет, одна "Рапира" все же осталась целой... его "Рапира", единственная, вернувшаяся на авианосец. По должности Рейкер мог взять любой истребитель, но хоть и предпочитал легкий "Стилет", в реальном бою эта машина была слишком уязвима и командор однозначно приказал ему лететь на машине среднего класса.

- Таким образом, - подвел майор черту под своим рассказом, - остальное тебе известно. Я не мог явно позволить бежать людям, это было бы сразу зафиксировано системой наблюдения и их бы сразу ликвидировали. Да и меня заодно, а этого мне как раз совершенно не хотелось. Но в моих силах было спровоцировать побег и... слегка помочь. Старку я дал понять, что в его распоряжении нет времени, и, когда они в очередной раз сломали видеодатчик в своей камере, я перебросил часть охраны на другой участок, оставив на страже всего двоих. Кстати, как они их вывели из строя, не секрет?
- Секрет - усмехнулся Сергеев, который сам только из отчете Дика, прочитанного сегодня утром, узнал о некоторых "недокументированных" особенностях формы универ-офицеров. - Ребята прорвались в эллинг, напоролись на ШТ класса "Шмель"... Медик погиб. Кстати, он свалил ШТ одним вибромечом, ты слышал о чем-либо подобном?
- Да, достойная смерть... Жаль доктора, я ему искренне симпатизировал. Но я никак не мог предвидеть, что они поставили "Шмеля" на охрану эллинга. Обычно такое не практикуется. Интересно было бы узнать, почему он там оказался... И что было дальше?
- Они сунули тебя в "Алебарду", взлетели и потом Старку пришла в голову великая идея влепить "смерч" в летную палубу... так что преследовать их потом было уже почти некому. Правда, по словам Старка, в последний момент там появился крейсер...
- Да, мы ждали эскорт - силы "Крайта" были порядком подорваны.
- Но парни все же ушли. Практически, в последний момент. Кстати, по ходу дела свалили четыре "Стилета".
- Ты знаешь, мне даже жаль, что я провалялся без сознания все это время. Хотел бы я видеть этот бой... Нет, парень определенно молодец. Ладно, так чем я еще мог бы тебе помочь?
- Пока ничем. Мы скоро вылетаем на Землю, там, думаю, найдутся желающие с тобой побеседовать, будут и вопросы. А пока можешь поспать, боюсь, в ближайшее время у тебя будет не так уж много возможностей для нормального сна. Так что отдыхай...

Сергеев вышел из камеры, отдал ключ дежурному и посмотрел на часы. Разговор с Рейкером занял почти два часа. В целом он верил майору, хотя измена интересам Империи была несколько неожиданна для потомственного офицера Имперского Флота. Те мне менее что-то подсказывало шефу СБ, что Рейкер искренен и действительно не согласен с политикой Рекна и в самом деле готов помочь людям. Жаль, что он не сообщил почти ничего полезного... за исключением того факта, что утечка информации действительно имеет место. Но это полковник знал и так. Впрочем, нелепо было бы ожидать от высшего руководства Империи откровенности с офицерами столь невысокого ранга. Сергеев понимал, что даже капитан "Крайта" вряд ли был посвящен в детали - скорее всего просто получил указания без объяснения причин. Хотя одна фраза из рассказа рекна все же не давала ему покоя.
Еще одной причиной, по которой Сергеев верил в искренность Рейкера являлся тот факт, что побег с авианосца действительно выглядел слишком уж легким, несмотря на гибель МакЛеннона и травму Лаудер. Ни на одном уважающем себя военном корабле пленники не смогли бы вырваться из камеры, даже имей они оружие. Но если майор действительно снял половину охраны тюремного блока, то тем самым он поставил оставшихся солдат перед альтернативой - либо выполнить инструкцию и зайти в камеру вдвоем, как положено - и не оставить никого на охране выхода, либо нарушить устав - и разделиться. Если бы штурмовики пошли на нарушение - шансов у ребят практически не было бы. Но врожденное почтение к приказам, усиленно культивировавшееся Империей, не позволило им даже помыслить о нарушении буквы закона - и это оказалось их ошибкой.

Дик собрался относительно быстро - собственно, складывать ему было практически нечего - парадная и повседневная форма, которую он получил на складе Патруля на второй день после прибытия, несколько сувениров для друзей, купленных в ближайшем магазине, вот, в общем-то и все. Шпагу он решил сдать на склад - тащить ее с собой не имело смысла. Клаудии все еще не было, она, похоже, решила напоследок выжать из местных магазинов и косметических салонов все, что можно. Дик не сомневался, что она появится в последнюю секунду, поэтому ждать не стал. Взяв свой полупустой чемодан, он не торопясь пошел к Базе Патруля, наслаждаясь чудесной погодой - когда еще представиться возможность побывать на курорте. Впереди месяцы в четырех стенах, а то и больше, если "Элеонора" уйдет в рейд. Да и пока она стоит на орбите, офицерам все равно не рекомендуется ее покидать.
Добравшись до штаба, парень быстро рассчитался с кладовщиком, принявшим "шпагу парадную, бывшую в употреблении", и получил у него бронекостюм, обязательный для каждого офицера на борту боевого корабля. Сотканный из тонких нитей эланского сплава, костюм защищал почти от любого механического повреждения и даже в какой-то степени от лазерного удара, при условии, что тот приходится по касательной - для защиты от прямого попадания бластера требовалась пятимиллиметровая броневая кираса, которые носили, как правило, только пехотинцы. Высокий удельный вес металла делал такой панцирь неудобным и сильно стесняющим движения, поэтому пользовались полными доспехами в основном при малой силе тяжести или в особо опасных ситуациях. С другой стороны, от попадания тяжелого лазера ШТ или истребителя не могла защитить никакая броня, громе гейген-поля - лазер легко прошивал полуметровый эланиумный щит, а пушки ШТ, хоть и обладали меньшей пробивной силой, тем не менее в девяносто процентах случаев пробивали кирасу. Даже если снаряд не мог проломить панцирь, от удара ломались кости и смерть все равно была гарантирована. Кроме основной защиты броня отражала около 99 процентов жесткого излучения. В общем, каждый офицер, находясь на службе, обязан был иметь бронекостюм под рукой, на случай тревоги. Вылет на боевых истребителях без этого снаряжения был категорически запрещен.
Внезапно Дику пришла в голову хорошая мысль - грех идти на борт с пустыми руками. Примерно через полчаса его багаж по весу превысил все допустимые нормы - чемодан буквально раздулся от огромного количества местных деликатесов - корабельный паек не отличался особой изысканностью и его приятели, несомненно, оценят этот груз, тем более, что даже по местным ценам Дик выложил за гору самых лучших продуктов столько, что сам бы постеснялся кому-либо назвать сумму. Спиртное он брать не стал, хотя выбор вин и коньяков даже в маленьком магазинчике на окраине города не уступал лучшим ресторанам Земли - Устав Патруля категорически запрещал любое употребление алкоголя на борту корабля. Продавец магазинчика, зачастую за месяц не имеющий такой выручки, всячески старался угодить молодому офицеру, напоследок уговорив того взять в подарок упаковку концентрата сока арбузника, "раз уж господин офицер не желает вот этого вина... поверьте, мсье, великолепное вино, с Земли, здесь нигде такого не найдете... жаль, жаль, вы много потеряете... а может, старый французский коньяк?". Сок Дик взял с удовольствием - на Земле это было экзотикой, особенно сейчас, когда каждый кубометр свободного места на кораблях использовался для более важных продуктов - трейдеры везли в основном мясо, консервы, муку - для деликатесов места, как правило, не оставалось.
Когда он притащил свой чемодан к шаттлу и запихнул его в багажный отсек, до вылета оставалось буквально несколько минут. Клай прибыла на базу за две минуты до отлета, тоже с большим багажом, хотя Дик подозревал, что девушка спустила все премиальные на изделия местных модельеров и ювелиров - драгоценные камни Селесты не имели себе равных во всем исследованном космосе.
Минута в минуту на борт шаттла поднялись Сергеев и Рейкер. Дика очень удивил тот факт, что рекн был без охраны, и даже без наручников, но он решил не вмешиваться - в конце концов эсбист знает, что делает. Он даже пожал дружелюбно протянутую майором руку (или лапу?), но для себя все еще не определился, как относиться к Рейкеру - как к врагу... пленнику... гостю? Впрочем, когда шаттл оторвался от взлетной площадки, Дик уже не думал о Рейкере. Он думал о Клаудии... и о скорой встрече с Джоанной.

Реквием каравану

Джоанна все еще не могла прийти в себя - она рыдала, скорчившись в углу койки и не обращая внимание на попытки друзей убедить ее, что, возможно, еще не все потеряно, спасатели не нашли тела Дика среди обломков его истребителя. Он мог попасть в плен, а там всегда есть шанс, пусть даже мизерный... Но Диди ничего не слышала, шок был слишком сильным, в голове пульсировала единственная мысль - его больше нет. "Дик, милый мой, любимый мой, ну почему, ну за что же меня так..." - по сути, только сейчас она осознала, как ей был дорог этот парень. Был... господи, какое страшное и безжалостное слово...
Дженнингс потребовал объяснений. Рич вкратце рассказал о рейде на Селесту. Несколько дней назад аналитики СБ вывели вероятностный расчет действий рекнов на ближайшее время, где, основываясь на имеющихся данных об активности кораблей противника в разных секторах исследованного космоса, сделали вывод о возможности нападения на одну из удаленных колоний. Назывались три вероятных вектора атаки - Селеста, Мао, Гардарика, вероятность атаки в ближайшую неделю соответственно 0.6, 0.58 и 0.51. Шведов к этому прогнозу отнесся довольно скептически - с самого начала войны противник не появлялся не только в указанных, но и прилегающих регионах. Собственно, это было закономерно - перечисленные планеты лежали чуть ли не на предельной для авианосца дальности от освоенных рекнами территорий. Алмейда пытался переубедить его, но дальше разговора дело не пошло. Тем не менее шеф СБ Сергеев, отстаивая свою правоту, вышел на Совет Федерации и, заручившись их поддержкой, все-таки заставил Шведова принять меры.
К каждой из перечисленных планет были направлены авианосцы. "Элеонора" стартовала в режиме полной боевой готовности. Выйдя на орбиту Селесты, корабль занял положение, противоречащее всем уставам - вместо того, чтобы присоединиться к крейсерам, висевшим над столицей, Алмейда загнал корабль на противоположную сторону планеты и заставил свои истребители патрулировать пространство днем и ночью. В один из таких патрулей и попал Дик. Авианосец противника вынырнул всего в нескольких километрах от него и сразу стал выплевывать звенья истребителей. "Элеонора" вступила в бой буквально через пару минут после начала сражения, но рекны дрались отчаянно и пробить их оборону так и не удалось. Правда, имперский крейсер потерял почти все свои истребители, но все же успел уйти на струну. Дик, видимо, попытался прорваться к двигателям колосса, а может, просто в пылу боя его отнесло в сторону от основных сил Патруля - сейчас сказать трудно. Но, похоже, ему пришлось принять бой чуть ли не с полным крылом "Рапир"... В общем, когда шавки все же удрали, истребитель Дика на "Элеонору" не вернулся.
- Его искали, разумеется - вставила Анни, - мы с Ричем несколько раз облазили весь район. Нашли обломки его "Палаша"... Но тела там не было.
- Хорошо искали?
- Я ж говорю, чуть ли не с лупой там все исползали. Даже намека нет... Черт, да если бы его хоть на куски разорвало - осталось бы хоть что-нибудь. Рекны - пожалуйста, трое или четверо, уже не помню - они, в основном, летали... частями.
- Джоанна - голос Рича заставил девушку оторваться от подушки, мокрой от слез - Успокойся, девочка. Не понимаю, ты что, плохо знаешь Дика? Уже который год знакомы... Никуда он не денется, выкрутится. Лично я абсолютно согласен с ребятами - он, по видимому, в плену, но долго вряд ли там задержится. Так что прекрати лить слезы и постарайся поверить, что все будет хорошо.
- П-п-пос-с-стараюсь... - сквозь рыдания пробормотала Джоанна - я п-п-постараюсь п-п-поверить, очень х-хоч-ч-чется верить...

Раздался резкий звонок сигнала и металлический голос динамика сообщил: "Внимание, лейтенантам Диксон и Клейтону срочно прибыть в кабинет полковника Джеймисона. Повторяю, "Миледи" и "Барс", вас вызывает Джеймисон".
- Что за спешка? - поинтересовался Рич - С каких пор Джеймисон разыскивает нас по корабельной связи? Девочка, завязывай со слезами и быстро приводи себя в порядок, тебя шеф вызывает в "исповедальню".
- А Клейтон, это что за птица - Дженнингс удивленно поднял брови - я тут вроде всех знаю...
- Новичок, только что прибыл на борт. Довольно симпатичный парень - Анни бросила взгляд на Рича. Тот сделал вид, что последнюю фразу жены он не услышал.
- Ну что, Джоанна, ты готова?
Диди уже кое-как привела себя в порядок, хотя красные опухшие глаза выдавали ее состояние. Она молча кивнула и вышла из каюты. Мимо сновали люди и роботы, кто-то позвал ее, но девушка ничего не слышала и не видела вокруг, двигаясь как лунатик, полностью на автопилоте. И только подойдя к двери "исповедальни" - кабинета Джеймисона, заставила себя собраться с силами и более-менее четко доложить о прибытии. В кабинете уже находился высокий парень среди предков которого явно были индейцы - орлиный нос, прямые черные волосы и цвет кожи, хоть и более светлый, чем у классических представителей коренного населения Америки, но все же заметно отличающийся от европейского типа.
- С возвращением, Джоанна - Джеймисон встал из-за стола и вышел навстречу девушке. - Я получил отчет о вашей работе - как всегда блестяще. Теперь для вас есть новое задание. Вы с Клейтоном поступаете в распоряжение майора Ратомского, командира эсминца "Проворный". Через несколько часов он отправляется эскортировать транспортник.
Тут он заметил все еще блестящие от слез глаза Диди и влажные пятна на ее мундире. Девушка старалась держать себя в руках, но ее дрожащий голос и закушенные губы ясно дали понять Джеймисону, что в ближайшее время пользы от нее, как от бойца, будет мало.
- Так, мисс, с вами все ясно. Возвращайтесь в свою каюту, вам предоставляется недельный отпуск. В течение этой недели я не желаю видеть вас на борту "Элеоноры".
- Сэр, я вполне готова...
- Черт возьми, лейтенант, почему вы никогда не можете просто взять и выполнить мое указание! - полковник изобразил возмущение - Исполняйте, и без разговоров. - Он подошел к селектору и включил вызов диспетчера - Это Джеймисон. Срочно найдите мне капитана Шерил. - Он снова обернулся к Джоанне - Вы еще здесь?
Джоанна поняла, что спорить с командиром не имеет смысла, да и не ощущала особой в этом потребности. Ей действительно нужно было прийти в себя, может быть, поговорить с Игорем, с друзьями. В глубине души она не верила в гибель Дика, хотя понимала, что плен и смерть в создавшемся положении для него почти что синонимы. Выйдя из кабинета полковника, она столкнулась с Лизой Шерил - довольно интересной и всегда элегантной сорокалетней женщиной, одной из старейших пилотов "Элеоноры". Лиза и Джоанна мало общались, но о пропаже Дика и об их дружбе знали все в эскадрилье, поэтому Шерил, перед тем, как зайти в кабинет комбрига, на мгновение задержалась и шепнула девушке "не волнуйся, милая, он вернется, я уверена...", после чего скрылась за дверью.
Джеймисон ознакомил пилотов с предстоящей работой. Транспорт "Санта Лючия" в сопровождении эсминца "Проворный" везет огромное количество беженцев, пункт назначения станет известен в последнюю минуту. В предыдущем рейде Ратомский потерял оба истребителя, поэтому вынужден просить замену.
- Я надеюсь, что эта увеселительная прогулка будет для вас своего рода отпуском - В чем-то Джеймисон был прав. Вероятность нарваться на противника была не так уж высока, особенно, когда курс корабля рассчитывался компьютером на основании генератора случайных чисел. Тем не менее, перехват эскортируемых судов время от времени удавался и той и другой стороне, поэтому транспорты и шли в сопровождении боевых кораблей Патруля. Причина заключалась в том, что для схода со струны было необходимо присутствие вблизи массы, сравнимой по крайней мере с планетой, поэтому вынырнуть где-нибудь в пустом межзвездном пространстве было невозможно. Корабли были вынуждены идти к цели через известные звездные системы, тем самым предоставляя противнику возможность для засады. С другой стороны, к пункту назначения, как правило, можно было добраться несколькими различными маршрутами, поэтому для захвата корабля противника нужно было либо знать его курс, либо надеяться на удачу. Риск пилотов, сопровождающих трейдеры, ни шел ни в какое сравнение с участием в боевых операциях Флота.
- Вы имеете час на сборы. Вы, Лиза, - обратился Джеймисон к капитану Шерил, которая командовала эскадрильей "Ятаганов" - возьмете "Крис"- 7615, Клейтон полетит на своем. Командование вашими истребителями временно передадите... Впрочем, разберетесь сами. Все, свободны.
Джеймисону не слишком хотелось снимать с корабля командира эскадрильи, тем более столь опытного, но Шерил давно нуждалась в отдыхе, а ничего лучшего, чем послать ее на относительно безопасное задание, полковник придумать не мог - капитан категорически отказывалась от отпуска, который он ей неоднократно предлагал.

Вацлав Ратомский остро переживал потерю товарищей при выполнении предыдущего задания. Его корабль, в числе других направленный на "свободную охоту" за транспортниками рекнов, безрезультатно находился в засаде более месяца и майор уже подумывал о возвращении на базу, когда наконец в поле зрения появился трейдер в сопровождении двух "Алебард". Два истребителя вступил в бой с тяжелым эскортом, а "Проворный" был уже готов к перехвату большого корабля, когда случилась трагедия - один из "Крисов" попал под залп АМГ. Выдержать антипротонный удар легкий истребитель, разумеется, не мог и моментально исчез в огненной вспышке. Второй пилот, потрясенный смертью друга, на мгновение замешкался, и был буквально в упор расстрелян рекнами.
Майор бросил свой эсминец в атаку и успел уничтожить обе "Алебарды" прежде, чем они смогли выпустить в него свои тяжелые торпеды, но погибших пилотов было уже не вернуть. И хотя эскортируемому транспорту не удалось бежать и его груз оказался довольно ценным, это никак не могло улучшить настроение командира, которому казалось, что именно он виновен в смерти этих двух молодых парней. Если бы он атаковал раньше, возможно, мальчики были бы живы... Его ничуть не успокаивало то, что методика атаки была разработана руководством Флота и основывалась на необходимости беречь эсминцы от тяжелых "смерчей" - одной ракеты было более чем достаточно для полного разрушения легкого корабля.
Новое задание по сопровождению "Санта Лючии" Ратомский воспринял как вполне обоснованное недоверие к его способностям командира. Подобно большинству старших офицеров Флота он считал эти операции "детской работой" и неоднократно заявлял, что использовать для этих целей эсминцы - слишком дорогое удовольствие, с заданием вполне справятся тяжелые истребители. Впрочем сейчас, находясь под впечатлением понесенных потерь, и зная о грузе корабля - тысячах переселенцев с израненной планеты, он в душе не возражал против этой миссии.
От мрачных мыслей его несколько отвлек приход пополнения - двое пилотов, направленных к нему с "Элеоноры", универ-капитан, явно с неплохим опытом за плечами, и мальчишка лейтенант, для которого это, похоже, первый боевой вылет. Ну что ж, задание получено, и его необходимо выполнять...
Эсминец неподвижно висел в полукилометре от громадной "Санта Лючии", практически закончившей принимать на борт переселенцев. Ратомский так до сих пор и не знал, куда отправится караван - кроме трейдера и его эсминца, караван включал в себя звено "Шестоперов" и еще один грузовик, поменьше размером, также несущий на себе эмигрантов. Владелец назвал свой корабль "Крошка Сью" и, глядя на него, парящего рядом с громадой огромного корпуса "Санты", майор подумал, что это название в данный момент кажется особо уместным. Согласно полученным указаниям, он должен был десять минут назад получить с "Санты" параметры маршрута, но до сих пор трейдер молчал. Ратомский уже хотел было приказать помощнику связаться с транспортом, но в этот момент ожил динамик внешней связи.
- "Санта Лючия" вызывает "Проворного". Внимание, готовьтесь к передаче параметров похода.
- Ну наконец-то! - облегченно вздохнул Вацлав, занимая свое место перед пультом управления - Я уж думал, какие-то проблемы.
На пульте вспыхнули лампочки, сигнализирующие о том, что бортовой компьютер начал прием данных от внешнего источника. Одновременно на небольшом дисплее побежали буквы и цифры - пункт назначения, параметры прыжков, координаты выхода в промежуточных точках...
- Летим на Кемт, парни! - услышал Вацлав веселый голос старпома - Как вы относитесь к негритянкам, мастер?
- У тебя все мысли об одном - усмехнулся майор. Старший помощник капитана, поляк Збигнев Карский, был большим любителем развлечься в обществе хорошеньких девушек и ни в одном порту не упускал случая завести приятные и ни к чему не обязывающие знакомства.
- А что, нам придется торчать там чуть ли не месяц, пока они соберут груз для обратного рейса. А я, между прочим, в монахи еще не записывался.
- Ладно, отставить разговорчики. Запускай программу подготовки к прыжку, Дон Жуан, пора, а то здесь останемся и твои негритяночки достанутся парням с "Санты"...
- Кому? Этим гражданским крысам? Никогда!
Двигатели эсминца уже давно были готовы к первому броску. По плану первыми в точке выхода должны были материализоваться тяжелые истребители, за ними - "Проворный", с интервалом в две минуты. Еще спустя пять минут - транспорты. Система была рассчитана на возможность засады, тогда тяжелые машины принимали бой, а легкие истребители эсминца прикрывали бы их от атаки противника. К сожалению, возможности космической связи были ограничены скоростью света, поэтому в случае возникновения трудностей, предупредить эскортируемые корабли было невозможно и все надежды возлагались на Патруль - планировалось, что даже в случае столкновения с противником корабли Флота успеют очистить пространство до подхода конвоируемых трейдеров.

"Проворный" сошел со струны точно в назначенное время и в назначенной точке. От одного взгляда на экраны радара лицо Вацлава скривилось, как от резкой боли.
Их ждали. Причем у майора сложилось впечатление, что два крейсера рекнов подняли свои истребители заранее, словно зная момент появления земных кораблей. Он с тоской подумал о беззащитных транспортах, которые через пять минут появятся здесь и которым он, похоже, уже ничем не сможет помочь. Будь он один, можно было бы уйти от медлительных ТАКРов, но сейчас, когда за спиной у него был два корабля, битком набитых мирными людьми, женщинами и детьми, у него и мысли не возникло уклониться от боя. Эсминец рванулся вперед, истребители отстыковались и тоже пошли в атаку.
Почти в тот же момент он увидел яркую вспышку - это взорвался один из "Шестоперов". Динамики донесли последний крик пилота и одна из синих точек исчезла с экрана.
- Сэр, я "Факел" - доложил командир второго "Шестопера" - Веду бой, напарник сбит. Торпеды израсходованы, цели не достигли.
- "Факел", приказываю, немедленно уходи! Они ждут транспорт. Ты здесь уже не поможешь, так хоть доложишь Шведову.
- Иди к черту, Вацлав! Я остаюсь!
- Это приказ, выполняй. Твоя задача - доставить информацию. "Барс", прикрой "Факела", Лиза, отсекай от меня противника, старайся не ввязываться в дуэли, я атакую крейсер.
- Это самоубийство, майор!
- А что еще нам остается - зло проговорил Ратомский - Внимание, экипаж! Запуск "смерчей" по схеме "град", цель - ближайший крейсер. Всем орудиям - открыть огонь по любой цели противника в пределах досягаемости. Збышек, врубай полный ход!
Эсминец, стремительно наращивая ход, устремился к крейсеру рекнов, на ходу выплевывая из пусковых установок тяжелые торпеды. Увы, слишком много истребителей противника противостояло маленькому кораблику - не менее десятка "Рапир" и дюжина "Стилетов" создали почти непроходимый заслон для восьми запущенных "смерчей". Четыре или пять боевых машин противника исчезли в аннигиляционных вспышках, но остальные все же сумели перехватить почти все пущенные торпеды - лишь две сумели дотянуться до защитных полей крейсера и прорвав их, нанесли ТАКРу незначительные повреждения - почти сто процентов мощности разрыва было поглощено гейгеном рекнов.
Больше не имея на борту "смерчей", "Проворный" не мог надеяться не только на победу, но даже на нанесение противнику существенного ущерба. Ратомский понимал, что транспорты, которые вот-вот появятся здесь, уже обречены и шансов спастись нет ни у них, ни у него.
- Ну что, Збышек?
- Вперед, кэп!
Эсминец рвался вперед, получая одно попадание за другим, непрерывно поступали сообщения о полученных повреждениях. Уже давно, не менее минуты тому назад погибла Лиза, прекрасно понявшая замысел командира и сделавшая все, чтобы ему помочь, бросив легкий "Крис" на таран тяжелой торпеды, уже почти догнавшей обреченный корабль. А вот и цель...
Нырнув в брешь, пробитую "смерчами" в защитных полях крейсера, эсминец на полном ходу врезался в борт Имперского ТАКРа, перед самым столкновением успев дать по курсу залп из всех АМГ, которые к тому времени еще продолжали функционировать. Залп прошил броню, а сразу после этого в образовавшуюся щель стрелой вонзился маленький кораблик. За долу секунды до удара Ратомский дал команду подрыва оставшихся легких ракет и чудовищный огненный цветок расцвел на борту крейсера - взрыв почти переломил ТАКР пополам.
Последняя атака "Проворного" несколько отвлекла силы рекнов от почти безоружного "Бердыша", давно исчерпавшего свой запас ракет и теперь, выполняя последний приказ Ратомского, пытавшийся уйти. В этот момент сошли со струны транспорты, и большая часть истребителей вместе с оставшимся крейсером устремились к ним. Тяжелые грузовики не имели возможности тягаться в скорости не только со "Стилетами", но и с крейсером, вынуждены были подчиниться приказу и остановиться. Два звена "Стилетов" и две "Рапиры" продолжали преследование двух оставшихся истребителей землян.
- "Факел", справа по курсу метеоритное облако, ныряй туда!
- А как же ты?
- Обо мне не беспокойся, они еще узнают, что такое загнанный в угол барс, помни приказ - доставить сообщение Шведову.
- Прощай, "Барс".
- Прощай, "Факел".
Тяжелый истребитель вошел в метеоритное облако, полагаясь лишь на толщину эланской брони - защитные поля через несколько секунд были погашены ударами каменных обломков. Расчет был точен - сунувшийся вслед за ним "Стилет" был почти сразу раздавлен в лепешку двумя столкнувшимися глыбами. Гораздо более крепкий корпус "Бердыша" пока успешно отражал удары летящих метеоритов, истребитель постепенно выравнивал скорость, подстраиваясь под облако, но и он получил уже массу повреждений, к счастью, пока незначительных. До готовности С-драйва оставалось пятнадцать минут. А через три минуты погиб "Барс", прихватив с собой двоих рекнов...
"Санта Лючия", подчиняясь приказу с Имперского крейсера, легла в дрейф и погасила огни С-драйва. "Крошка Сью" попыталась было уйти, имея несколько большую скорость, чем ТАКР, за что была тут же наказана - тяжелый "смерч" пробил легкое защитное поле, почти испарив двигатели трейдера. Тем не менее капитан упорно не хотел сдаваться - по приближающимся истребителям ударили лазерные батареи - трейдеры никогда не были безоружны. Один из залпов достиг цели - легкий имперский истребитель исчез в огненной вспышке. Но это был первый и последний успех отважного, но не слишком умного капитана - слишком неравными были силы, через мгновения взбешенные рекны буквально разнесли корабль на куски В живых на борту не осталось никого.
Высадившийся на борт десант рекнов был встречен двумя десятками матросов "Санты", вооруженных легким ручным оружием, и примкнувшими к ним людьми из числа эмигрантов, но это уже было скорее жестом отчаяния, чем серьезным сопротивлением - десантникам понадобилось около пятнадцати минут, чтобы уничтожить всех защитников до единого и полностью подчинить себе корабль. Потерь среди нападавших почти не было.
Нильсен, так и не проснувшийся от сигнала тревоги, был грубо выдернут из постели двумя рекнами, облаченными в боевую броню, и брошен к остальным пленникам. Капитан "Санты" погиб вместе со своим экипажем, защищая рубку управления. Его тело и еще около полусотни окровавленных трупов были выброшены за борт корабля.
Вскоре на захваченный корабль прибыли пилоты, снова засветились, набирая энергию, двигатели С-драйва и через полчаса, приняв в эллинги оставшиеся истребители, крейсер и плененный транспорт ушли на струну. "Факел" этого уже не видел - как только батареи набрали энергию для прыжка, полуразбитый истребитель, потерявший герметичность и почти все вооружение, стартовал к Земле.

Когда Джоанна узнала о гибели конвоя и захвате транспорта, она в первый момент пришла в ужас от мысли, что эта судьба была уготована ей и только категорический приказ Джеймисона по сути спас ей жизнь. Еще не придя в себя от известия о смерти Дика, получив новый удар судьбы, девушка замкнулась в себе и всю отведенную ей неделю ни с кем не общалась, просидев все эти дни в гостиничном номере Парижа с окнами на Эйфелеву башню, почти не выходя на улицу. К концу этого срока у нее уже хватало сил не плакать и говорить нормальным голосом. Джеймисон с удовольствием отметил, что девушка постепенно приходит в норму, и позволил ей вернуться к исполнению служебных обязанностей, тем более, что "Элеонора" готовилась к новому рейду и каждый пилот был на счету.
За время ее отсутствия на корабле особых перемен не произошло. "Элеонора" не участвовала в боях, испытывая острый некомплект пилотов, усугубленный потерей Клейтона и Шерил. Если в первой эскадрильи все вакансии еще кое-как были заполнены, то остальные насчитывали по семь - восемь пилотов, а Четвертая, в состав которой по прежнему входили только четверо приятелей, к тому же почти осталась без машин.
Анни и Рич, в два приема пригнали с верфей два звена новеньких "Палашей" - из тех четырех машин, на которых они когда-то покинули стены Академии, к этому моменту в исправности остался только один - Джоанны, машина "Кувалды" в последнем бою у Селесты получила ряд серьезных повреждений и была отправлена на капитальный ремонт.

"Элеонора" ушла в рейд, на этот раз без особого успеха - в районе Кемта Алмейда натолкнулся на ТАКР рекнов, но тот не рискнул ввязываться в бой с авианосцем и благоразумно сбежал. Встреча обошлась без потерь как с той, так и с другой стороны, хотя Шведов, получив доклад контр-адмирала, остался недоволен. В целом анализ ситуации показывал, что война грозит перейти в "окопную" стадию - все больше внимания уделялось обороне, все меньше - нападению. Стычки стали реже, рекны явно предпочитали беспроигрышные ситуации и если уж нападали, то только при существенном численном перевесе. Шведов, будучи сторонником активных действий, все время пытался доказать Совету необходимость более решительных и массированных операций, чем широко практикуемая "вольная охота" авианосцев, однако да Сильва, будучи в общем-то гражданским человеком, предпочитал все оставить на прежнем уровне и не желал прислушаться к голосу командира Первой эскадры. В "охотничьих" рейдах авианосцы почти не несли потерь... впрочем, их не нес и Рекн, несколько сбитых истребителей с одной и другой стороны, реже - выведенный из строя эсминец или поврежденный крейсер - минимум человеческих жертв... и никакой пользы для дела.
И Шведов, и Алмейда в общем-то прекрасно понимали позицию да Сильвы - пока могучие крейсера и авианосцы торчат в Системе, Земля может спать относительно спокойно. С другой стороны - серьезный бой и, не дай бог, поражение, серьезно ослабит Первую и тем самым нанесет ущерб безопасности Федерации. Но они были кадровыми военными, весь их опыт, накопленный за годы изучения военной истории и за уже более чем полгода боевых действий буквально кричал о том, что войны не выигрываются в обороне. По сути, лишь отчаянные атаки первых недель войны смогли остановить рекнов, не дать им уничтожить наиболее важные колонии и не позволить добить Землю.
Большие надежды Шведов возлагал на новые разработки боевой техники. Конструкторы постепенно довели до ума новейший тяжелый истребитель "Монингстар", пехота наконец-то получила долгожданный ШТ "Скорпион" - тяжелые бои на колониях, подвергнувшихся атаке десанта рекнов наглядно показали, что танки существующих классов недостаточно надежны - слишком легко поражались "ноги" роботов. Уже почти готовы были расчеты нового корабля, класса "Дестроер", предназначенного исключительно для борьбы с авианосцами, крейсерами и орбитальными станциями. Правда проект пока не был окончательно завершен и еще не прошли испытания новые системы вооружения, получившие условное название "деформатор". Тем не менее адмирал, стараясь не особо выделять сферу своих интересов, старался все время держать два или три авианосца в непосредственной близости от лунных верфей - то, что когда-то удалось пилотам Алмейды, может удастся и противнику. Поэтому днем и ночью проводились учения, основная цель которых была не в том, чтобы повысить мастерство пилотов, а в том, чтобы держать на лунной орбите как можно больше истребителей в состоянии боевой готовности на случай атаки. Еще одной надеждой адмирала были орбитальные крепости "Цербер" - в настоящее время Землю защищали уже три таких станции, каждая из которых обладала чудовищной огневой мощью, однако для того, чтобы надежно закрыть планету от любой атаки, Шведов намеревался довести число орбитальных платформ до пятнадцати. Верфи работали с невероятным напряжением, но обещали месяца за три выполнить этот заказ. Возможно, после усиления оборонительного пояса придет пора и Флоту начать активные действия.
Стремительными темпами шла эвакуация населения с Земли на нетронутые войной колонии. После трагической гибели "Проворного" и пленения "Санта Лючии" да Сильва потребовал от командира Второй эскадры выделить группу крейсеров для сопровождения транспортов. Огромный трейдер "Шива", имеющий на борту более пятнадцати тысяч переселенцев, сопровождаемый крейсерами "Маннергейм" и "Ушаков", напоролся на засаду на пути к все тому же Кемту, однако вышедшие в район контрольной точки шесть тяжелых истребителей, используя "схему Старка", разнесли на молекулы ожидавший появления транспорта Имперский авианосец, потеряв при этом две машины, а сошедшие со струны крейсера довершили разгром рекнов, пожалуй, наиболее существенный за последний месяц. К моменту появления в контрольной точке "Шивы" только рои обломков свидетельствовали о том, что всего несколько минут назад пространство полосовали лазерные лучи и сгустки антиматерии.
Служба безопасности Патруля приняла к сведению тот факт, что решение о присоединении к эскорту двух крейсеров Второй эскадры было принято буквально за час до отправления конвоя.

Где-то через две недели после возвращения Диди из отпуска и всего через два дня после окончания скучного и не принесшего никаких положительных результатов рейда, Джеймисон собрал все их крыло у себя в кабинете. Четверо офицеров стояли перед полковником и он еще раз спрашивал себя, правильный ли он сделал выбор, не лучше ли было доверить новинку более опытным пилотам... хотя что такое опыт, если подойти к вопросу формально, то эти парни и девушки вступили в войну на час или два раньше, чем любой пилот "Элеоноры", так что эти молодые люди знают и умеют не меньше, чем так называемые ветераны... которых к тому же осталось так мало. Полковник с болью вспомнил о Шерил ... вечная ей память.
- Господа офицеры... - начал было он несколько торжественно, но тут же прервался и продолжил нормальным тоном - Ребята, у меня есть для вас особое поручение. Кто из вас слышал название "Монингстар"?
- Насколько я помню, сэр, это вид древнего холодного оружия, шипастый шар на цепи... - начал было Дженнингс, но Джоанна перебила его.
- Я слышала, сэр. Новый истребитель, кажется, тяжелого класса... Если мне не изменяет память, находится в стадии разработки.
- Верно. Так вот, эта стадия подошла к концу. Третья лунная верфь выпустила первый десяток машин, и пять из них придается нашему кораблю. Принято решение не расформировывать их, а собрать в одно подразделение и выбор пал на вас. Таким образом, вы передадите ваши "Палаши" во вторую и третью эскадрильи, а сами завтра отправляетесь за новыми машинами. Вопросы?
- Сэр, вы сказали, пять... Нас только четверо. Кто поведет пятый?
- Вообще, пока нет официального извещения о смерти Старка, он числится в вашем подразделении и пятая машина предназначается ему - Джеймисон несколько кривил душой. Он был почти уверен в гибели Ричарда, но ему хотелось морально поддержать его товарищей. - А пока, для доставки истребителя с вами полетит ваша старая знакомая - Джой Шеридан, "Крошка".
Джеймисон подошел к столу, достал четыре небольших оптических диска. Друзья первый раз в жизни увидели диск совершенно секретной информации - будучи вставлен в гипноиндуктор, после прочтения он самоуничтожался.
- Изучите на досуге. Здесь полные материалы по новому истребителю. Запомните, на верфи вас в течение недели будут обучать летчики-испытатели. Никаких записей, ни видео, ни аудио - никаких. Только ваша память. После возвращения, доступ к машинам будете иметь только вы, и больше никто. Могу сказать лишь, что на сегодняшний день "Монингстар" не просто новейший истребитель - это самая лучшая машина, когда-либо созданная нашими конструкторами. Впрочем, вы скоро сможете это оценить.

Монингстар


Атакующих было двое. Собственно, еще две минуты назад их было трое, но один из "Стилетов" неудачно подставил борт под импульс - залп и благополучно прекратил свое существование. Джой чуть довернула штурвал, надеясь поймать противника в прицел, но верткий истребитель вновь ушел из сектора поражения. Сейчас ее, впрочем, не особенно беспокоил исход дуэли - две оставшихся легких машины неспособны серьезно навредить ее великолепному кораблю. Женщина просто упивалась новой машиной, хотя и понимала, что в ближайшее время ей вряд ли придется получить "Монингстар" в личное и безраздельное пользование - машины приписаны к четвертой эскадрильи и уже распределены. Впрочем, если Старк так и не объявится... Джой совсем не желала парню неприятностей, он был очень ей симпатичен, но все же новый истребитель ей нравился больше.
От невеселых мыслей о скором расставании с прекрасной машиной ее отвлек тревожный сигнал компьютера - два оставшихся "Стилета" попытались использовать несколько иную тактику - атаковав во фланг, они попробовали поразить залпами лазеров ее левый гейген в надежде, что счетверенные лучи пробьют дорогу к броне истребителя. На табло стремительно мигали цифры состояния защитного поля - 80... 60... 30. На этом процесс остановился - Джой аккуратно развернула "Звезду", подставляя противников под огонь кормовой импульсной спарки. Один из атакующих, уже порядком потрепанный, не успел уйти из под огня и тем самым вдвое сократил атакующие силы. Последний оставшийся "Стилет", несмотря на полную бесперспективность дуэли с могучей боевой машиной продолжал атаковать. Из кормовой части корабля раздались витиеватые проклятия Моргана - стрелок опять не смог зацепить крошечный кораблик залпом И-пушек.
Джой снова отвлеклась от боя, вспоминая события последней недели. Первый восторг от знакомства с новой машиной так и не прошел - "Монингстар" похоже вообще не имела недостатков. Мощное вооружение истребителя, особенно два АМГ, и масса ракет разных типов позволяли с полным основанием причислить ее к машинам тяжелого класса, однако скоростные данные истребителя превосходили даже характеристики новейшего "Палаша", а суммарная дальность С-бросков почти сравнима с запасом хода эсминца. Установленная впервые кормовая импульсная спарка вместо стандартных лазеров позволяла "Звезде" практически не бояться атаки с хвоста. Несмотря на солидные размеры, истребитель оказался исключительно маневренным, а гейген-защита лишь незначительно уступала "Шестоперу". И в сегодняшнем бою Джой впервые с начала своей карьеры пилота чувствовала себя практически в полной безопасности. Последний "Стилет" все равно не сможет причинить ущерб ее прекрасной "Звездочке".
Сзади раздался гулкий хлопок импульс-залпа и сразу вслед за ним довольный возглас Моргана - похоже он все-таки зацепил атакующего. Джой приготовилась бросить истребитель в вираж, давая возможность перезарядиться батарее кормовой спарки и надеясь зацепить противника АМ-пучком, но в этот самый момент на пульте вспыхнула зеленая лампа автопилота и голос полковника Сибирцева в наушниках произнес:
- Ваш урок окончен, капитан Шеридан. Вы возвращаетесь на базу.
- Как закончен? - Джой была несколько удивлена, расслышав в голосе полковника сухие нотки, что было для того совсем не свойственным - Но я еще не закончила с последним истребителем!
- Я в курсе, капитан. И тем не менее, возвращайтесь. В 17-00 сбор у меня в кабинете. Как поняли?
- Вас поняла - Джой вздохнула, и решила, что напускное немногословие Сибирцева ей не нравится. Но во всяком случае ей можно испытать легкую гордость - три сбитых "условных" противника, не так уж и плохо.

Истребитель, управляемый автопилотом, плавно подлетел к посадочной площадке Третьей Лунной верфи и плавно опустился на бетон. Морган откинул люк и с трудом протиснувшись в него, выбрался наружу. Джой в который раз подумала о том, что стрелок, с его габаритами, явно серьезная потеря для корпуса Морской пехоты. Собственно, бортстрелки и набирались в основном из пехотинцев, показавших наиболее высокий класс в стрельбе из тяжелого вооружения. После длительных боев ощущалась большая нехватка квалифицированных пилотов, что и вызвало беспрецедентный допуск к истребителям людей, не носящих звезду универа. Впрочем, у нее сложились прекрасные отношения с Морганом, который несмотря на свой огромный рост, а может и благодаря ему, обращался со своей пушкой на удивление бережно. К тому же сегодня он снова доказал, что его стрелковые показатели не являются подтасовкой. Где-то в глубине души Джой гнездилась мысль, что этот верзила мог бы замечать вокруг себя еще что-нибудь, кроме железа. Впрочем, как она надеялась, все еще впереди.
Купола верфи, расположенной в кратере "Ломоносов" на обратной стороне Луны, с которой никогда не видна Земля, представляли собой лишь крошечную часть айсберга, зарывшегося почти на две сотни метров в глубину планеты. Впрочем, Тройка была самой маленькой из подобных сооружений - другие верфи занимались производством кораблей класса ТАКР и авианосцев, тогда как здесь приоритет был отдан истребителям. Джой, сошедшая вслед за своим стрелком на твердь посадочной площадки, почувствовала под подошвами легкую вибрацию - центральный купол четырехметровой толщины вздрогнул, его серую шершавую поверхность пересекла идеально ровная светящаяся линия. Все расширяясь, линия постепенно превратилась в широкую ленту, и вот уже купол полностью раздался в стороны. На широкой металлической платформе стояла сегодняшняя продукция верфи - шесть новеньких машин типа "Крис". По опыту Джой знала, что к отправке готовы еще столько же истребителей тяжелого класса, "Шестоперов", но эти машины, в отличие от изящных "Крисов", устарели уже сегодня. Женщина любовно погладила броню своей "Звездочки" - скоро уже все конвейеры перенастроят на производство "Монингстара", и уж тогда рекны попляшут.
Эскадрилья легких истребителей стремительно сорвалась с платформы и ровным строем ушла к горизонту. "Интересно, куда их припишут - думала капитан, шагая к шлюзу станции - видимо, на эсминцы, там обычно больше всего не хватает машин". Но если ТАКР может идти в бой с неполным комплектом эскадрилий, то эсминец без двух своих истребителей прикрытия практически беззащитен. Во всяком случае, "Утренняя звезда" успешно справится с ним.
Переход из тамбура шлюза в приемный отсек станции привел к затемнению светофильтра скафандра - после окружающей тьмы рассеянный свет внутри купола вызвал автоматическую реакцию микрокомпьютера шлема. Впрочем, усилия компьютера пропали даром - женщина уже снимала с себя боевую броню. Кроме нее в тамбуре никого не было - Морган, разумеется, не стал любоваться на взлет "Крисов" - иногда Джой просто возмущала бесчувственность этого амбала. Женщина взглянула на часы и удивленно присвистнула - похоже она любовалась этим зрелищем весьма долго и до назначенного полковником времени оставались считанные минуты. Быстро уложив бронекостюм в стенной шкаф - на Лунных базах не имели привычки все время держать скафандр под рукой, она почти бегом направилась к кабинету Сибирцева, про себя моля бога, чтобы что-нибудь или кто-нибудь задержал командира хоть на мгновение.
Разумеется, надеялась она зря. Сибирцев, как всегда, был до отвращения точен и при появлении запыхавшейся Джой демонстративно взглянул на часы. Она что-то пискнула в плане извинения и заняла свое место рядом с коллегами. Полковник хотел сказать что-то явно нелицеприятное, но потом передумал и подошел к большому экрану тактического компьютера станции. По его команде на экране стала в ускоренном темпе прокручиваться запись полета Диксон - Диди сегодня выпало "стреляться" первой.
- Итак, леди и джентльмены, подведем итоги сегодняшнего учебного боя. Как всегда, мне не удастся выразить восторг по поводу вашего виртуозного владения машиной.
Джой едко усмехнулась (правда, про себя). В тот день, когда Сибирцев выразит восторг по какому-нибудь поводу, явно произойдет земле... вернее лунотрясение. Вечно саркастичный полковник рассматривал любой успех как нечто само собой разумеющееся, а вот любой промах воспринимал если и не как измену присяге, то уж во всяком случае как что-то довольно к этому близкое. При этом он почти никогда не оставлял ехидного тона, поэтому сегодня некоторая сухость в его интонациях беспокоили Джой. Следовало ожидать неприятностей. Формально полковник не был их начальником - он всего лишь выступал в роли инструктора для "бывалых пилотов", обучая их искусству управления новыми истребителями, но его нелестный отзыв вполне мог привести к быстрому и окончательному возвращению на "Шестопер". В общем, что-то подсказывало Джой, что этот разговор сегодня добром не кончится.
- На экране вы можете видеть наиболее характерные ваши ошибки - полковник остановил воспроизведение. Трехмерный экран показывал замерший "Монингстар", который сбоку и чуть сзади атаковали три "Стилета". - Кто хочет сказать, что надлежало сделать пилоту в этой ситуации?
- Сэр? - Рич встал - Я думаю, наиболее оптимальным был бы доворот по курсу атаки противника с целью подставить его под огонь импульсных орудий кормовой турели.
- Ух ты, ах ты, какие мы умные... - прошипела Джоанна, так чтобы не расслышал полковник. Но он все равно услышал.
- Кстати, лейтенант Диксон, ваша реплика говорит о том, что в боевой ситуации эта мысль просто никак не могла уместиться у вас в голове. В результате вы вместо совершенно правильного маневра, указанного лейтенантом Ауэрбахом, попытались развернуть истребитель навстречу нападающим. В результате - семидесятипроцентное снижение мощности левого гейгена, а после этого "Стилеты" легко ушли из прицела. Между прочим, лейтенант Ауэрбах, вы совершили точно такие же ошибки на девятой и семнадцатой минуте боя.
Сибирцев включил воспроизведение, на этот раз в замедленном режиме. Со стороны, разумеется, было очевидно, что маневр был неверен - все же маневренность легких машин не сравнима с тяжелой - лучи фотопушек "Стилетов" впились в борт "Утренней звезды" до того, как она завершила поворот, а уже через мгновение корабли противника метнулись в разные стороны и лазеры Джоанны пронзили пустоту.
- Еще раз напоминаю, пилоты, вы управляете не милыми вашему сердцу "Палашами", все вооружение которых направлено по курсу. В вашем распоряжении мощная кормовая импульсная спарка - наиболее эффективное оружие против легких истребителей, особенно с малых дистанций. Кроме того прошу не забывать, что для наведения на цель носовых орудий вам необходимо корректировать курс корабля, тогда как хвостовая турель может вести огонь в широком секторе, произвольно изменяя траекторию выстрела. Таким образом, стараясь вести огонь самостоятельно, вы начинаете соревноваться в маневренности с более легким противником. Эта ошибка послужила гибели многих пилотов тяжелых машин в первые дни войны и я не хочу, чтобы вы, по своей самонадеянности, угробили это произведение искусства - полковник кивнул в сторону голографии, изображавшей "Монингстар".
Джой удовлетворенно кивнула. Она и сама замечала за своими молодыми коллегами склонность надеяться только на себя и привычку забывать о своем стрелке. Сама она давно излечилась от болезни под названием "вот сейчас я тебя достану" - в реальном бою именно хвостовому стрелку чаще удается зацепить противника, особенно, если пилот старается дать ему такую возможность. Как правило под огонь носовых орудий противник попадал либо по собственной небрежности, либо по вине Его Величества Случая - ни один рекн в здравом уме не полезет на легком "Стилете" в лобовую атаку на тяжеловоза, это верная гибель.
- Далее, у меня вопрос к вам, Дженнингс - полковник повернулся к Бобу, который тут же вскочил и вытянулся перед Сибирцевым - Что за странная методика стрелять из АМГ залпом? Может я не знаю о новых веяниях в истребительной авиации? Или вы боялись, что одного заряда АМГ не хватит для полного разрушения легкого истребителя противника? Потрудитесь объяснить.
- Сэр, я... - Боб слегка замялся, потом собравшись духом, заявил - Мне показалось, что залп...
- Более эффектен - закончил за него полковник. - Да, это, пожалуй, единственная причина для идиотской, не побоюсь этого слова, привычки так неэкономно пользоваться своими огневыми средствами. Время перезарядки АМГ составляет пять минут. Вам даны два генератора антиматерии совсем не для того, чтобы вы разряжали их одновременно. Тут я должен отметить, что мисс Ауэрбах неплохо воспользовалась этим видом оружия.
Командор повернулся к экрану. Ситуация на нем сменилась - компьютер показывал атаку Анни против "Алебарды" противника. Еле видимый искрящийся поток античастиц устремился к противнику. В первый момент Джой показалось, что прицел неточен - пучок явно шел мимо кабины и должен был попасть в крыло тяжеловоза. Компьютер цели проанализировал ситуацию и в доли секунды принял единственно "верное" решение, как впрочем и любой пилот на его месте - уклониться от струи антиматерии в противоположную сторону. Истребитель выполнил небольшой маневр... и тут же получил прямо в лоб попадание второго выстрела АМГ. На экране возникло светящееся пятно - цель уничтожена.
- Естественно, мы запрограммировали "Алебарду" на лобовую атаку не случайно - от вас ожидали подобных действий. А вот мистер Дженнингс в аналогичной ситуации дал залп сразу из обоих генераторов, тем самым дав возможность противнику уйти с линии огня.
Сибирцев выключил компьютер и вновь повернулся офицерам. - Резюмируя сказанное, я хотел бы заметить, что вы достигли некоторых успехов, однако обольщаться пока рано. Сегодняшний учебный бой показывает, что вы еще не вполне чувствуете машину, пытаетесь вести бой "в одиночку", и, в связи с этим, не можете с достаточной эффективностью использовать ваше вооружение. И в завершении данного "разбора полетов" я хотел бы рассмотреть вылет капитана Шеридан.
Джой вздрогнула. Голос полковника не предвещал ничего хорошего.

- Капитан, вы не поторопитесь? - голос Моргана отвлек Джой от печальных размышлений о событиях минувшего дня. Стрелок уже давно занял свое место у кормовых лазеров "Бердыша", одного из шести стоявших на взлетной площадке уже полностью раскрывшегося купола. - Все уже готовы к отлету.
Джой промолчала, ей не хотелось вновь забираться в недра машины, которую еще недавно считала для себя пройденным этапом. Сейчас, после знакомства с "Утренней звездой" этот в общем-то достаточно современный истребитель казался ей пережитком прошлого. Тупорылая громоздкая машина, начисто лишенная того изящества линий, которое так нравилось ей в "Монингстаре", вызывала только чувство раздражения. Женщина бросила взгляд на внешнюю площадку - сейчас она была пуста, но Джой знала, что через пару часов отсюда вновь будут взлетать "Звездочки" на очередное учебное задание. Только за штурвалом этих красавиц будет не она.
Капитан снова вспомнила вчерашний вечер и сухой голос полковника. Сибирцев был еще не стар, но во время одного из боев в самом начале войны получил тяжелые ранения - медики смогли восстановить тело, но какая-то неощутимая крупица здоровья была утрачена. После лечения тесты показали, что полковник почти не может сопротивляться перегрузкам и, хотя в этой ситуации он должен был быть комиссован, руководство Патруля, испытывая острую нехватку опытных пилотов, сочло возможным направить его на Верфь-3 в качестве инструктора. Здесь Сибирцев, не имея возможности участвовать в реальных боях, отдал все свои знания программированию боев учебных, надеясь, что его курсанты впоследствии смогут выкрутиться из любых сложных ситуаций. Будучи прекрасным тактиком истребительной авиации, полковник не уставал все более и более усложнять программу тренировки офицеров, благодаря чему кое-кто из них считал его обыкновенным садистом. Но его школа позволяла пилотам дольше жить...
- Я бы попросил вас, капитан, повторить ваше задание.
- Учебный вылет. Защита купола от возможной истребительной атаки - Джой опустила глаза, как нашкодившая школьница. Собственно она и испытывала подобные ощущения, еще не представляя причины, побудившей командора выделить ее из курсантов.
- Мне кажется, вы упустили одну деталь, капитан. - Голос Сибирцева прозвучал резко. - Напрягите вашу память.
Внезапно Джой поняла, что хочет услышать командор, и в тот же момент ей стало ясно и все остальное - почему был прерван ее полет, почему сейчас он, похоже, ненавидит ее. Она взглянула в лицо шефу и с удивлением увидела в его глазах не ненависть и даже не презрение - искреннюю боль.
- Защита гражданского купола...
- Вот именно, капитан. По условиям занятия купол не имеет собственных оборонительных средств. Вы бездумно позволили себе увлечься дуэлью с несколькими легкими истребителями противника, которые при всем желании не могли бы причинить вред базе - их лазеры не способны пробить четырехметровый эланиумный щит наземных сооружений. Задача "Стилетов" состояла в том, чтобы оттянуть вас как можно дальше от прикрываемого участка, чего они и добились. Обратите внимание - они даже не особенно старались вас задеть.
Компьютер стал стремительно разворачивать на экране картину боя - один за другим "Стилеты" атаковали, но теперь было видно, что они все время стараются чуть подставляться под огонь "Утренней звезды", при этом вынуждая ее гнаться за ними. В то же время, стоило Джой развернуть машину в сторону базы, как противник переносил атаку на ее хвост, вновь заставляя капитана менять курс. Водоворот сражения увлекал ее все дальше и дальше от куполов станции.
- Как только вы удалились на достаточное расстояние, скрытая за гребнем кратера единственная "Алебарда" нанесла по станции торпедный удар. База уничтожена полностью, противник выиграл бой.
Сибирцев отвернулся от поникшей женщины, которая уже почувствовала, что ей ждать в следующую минуту. Полковник предпочел бы этого не говорить, но свой долг он почитал выше личных симпатий. Он жестко произнес:
- В связи с тем, что вы проявили преступную небрежность и эгоизм, который в реальном бою неизбежно привел бы к победе противника, гибели ваших товарищей и разрушению доверенного вам объекта, я не считаю возможным ваше включение в группу пилотов истребителя "Монингстар". Завтра вам надлежит принять один из новых "Шестоперов" и отбыть по месту приписки - на "Элеонору". Вопросы?
- Нет вопросов, сэр.
- Вы считаете мое решение несправедливым? - полковник вновь повернулся к пилотам. Все были поражены услышанным, но каждый понимал, что командор прав - нет ничего более страшного для пилота, чем остаться в живых, допустив гибель людей, доверивших ему свою судьбу.
- Нет, сэр. Я виновна.
- В таком случае, исполняйте. - Сибирцев на мгновение замолчал, потом добавил, явно стараясь подсластить пилюлю, - Не расстраивайтесь особо, капитан. "Монингстар" не уйдет от вас. Еще полгода - год, и большинство боевых кораблей будут полностью оснащены этими машинами. Но опытная партия будет доверена только самым... - он мгновение подбирал подходящее слово, и, так ничего и не придумав, добавил. - Все свободны.

- "Крошка", ты собираешься взлетать? - раздался в микрофоне шлема голос одного из пилотов, прибывших за новыми машинами. Голос был знаком, но женщина не обратила на это внимания.
- Нет, парни, летите без меня, у нас все равно разные корабли. Я тоже скоро отправляюсь.
Она проводила взглядом исчезающий вдали клин "Шестоперов" и последний раз оглядела купол, прежде чем захлопнуть за собой крышку люка. Еще несколько минут она безнадежно смотрела на приборы, потом все-таки собралась с силами и тяжеловоз медленно поднялся над площадкой.
- Да бросьте переживать, капитан. Ну не получилось, ерунда. Когда-нибудь вы еще поведете "Звезду" - Морган явно старался ее утешить, но слова "когда-нибудь" больно резанули душу и от этого стало еще горше. А стрелок тем временем продолжал разглагольствовать - А с моей точки зрения так и "Шестопер" очень неплох. Я бы даже сказал...
- Слушай, серж, заткнись, а? И без тебя тошно - Джой медленно повела машину прочь от купола, даже не осознавая, что движется далеко не в нужном направлении. Машина шла на небольшой скорости и внизу медленно проплывал унылый лунный ландшафт. Истребитель пересек границу кратера, и медленно стал набирать высоту. Капитан тупо смотрела прямо перед собой, совершенно ничего не видя и не слыша.
Внезапно весь экран перед ней полыхнул ярчайшим голубым светом, взвыли сирены тревоги и "Крошка" больше интуитивно, чем сознательно рванула штурвал на себя. Еще одна голубая вспышка - попадание ракеты в гейген-щит, залила левый борт. Через мгновение голубые отблески засверкали сзади. Джой лихорадочно уставилась на пульт, не понимая, почему боевой компьютер не предупредил о ракетной атаке и с ужасом увидела, что просто не включила его. Через мгновение небольшой экран осветился и показал цели.
Шесть машин, идентифицированных как "Алебарды", аккуратным строем почти на нулевой высоте неслись ей навстречу. От верной гибели ее спасла только автоматическая реакция, не давшая трем ракетам подряд ударить в одну точку. Тем не менее ситуация была не блестяща. Бой одной тяжелой машины против двух-трех еще имел какие-то шансы на успех, в зависимости от мастерства пилотов, но атака шести рекнов (а в том, что перед ней рекны, она нисколько не сомневалась) против одного "Шестопера" с сильно поредевшей защитой не могла не закончиться успешно. Она бросила неповоротливую машину в пикирование, стараясь уйти из прицела врага и тут вдруг поняла, что за ней никто не гонится. Как молния мелькнула догадка - она им не нужна. Они идут к верфи.
- Всем, всем! Я "Крошка", обнаружила противника, "Алебарды", три звена. Сектор G6, намерены атаковать Верфь-3. Всем кто меня слышит, прошу помощи! Пытаюсь задержать...
"Шестопер" рванулся вперед, практически разметав строй рекнов, вынудив их отклониться от курса. Две машины попытались навязать капитану дуэль, остальные снова устремились к цели. Но Джой не приняла предложенных условий игры.
Снова и снова она бросала свой истребитель в атаку на лидеров, не давая им удерживаться на курсе, заставляя всех вступить в бой. И раз за разом полыхал голубым светом гейген от полученных попаданий. Она не стремилась сбить противника - только бы помешать, только бы втянуть в бой, выиграть несколько секунд. Через несколько мгновений были выпущены почти все ракеты, так и не причинив "Алебардам" особого вреда, однако один из псов стараясь уклониться от "пурги" не сумел завершить маневр и на полной скорости врезался в скалу, взметнув беззвучный фонтан осколков камня и металла. Еще через несколько секунд в прицеле появился ведущий одного из звеньев, снова вставший на боевой курс и капитан лихорадочно дала залп из АМГ - использовав единственный подвернувшийся шанс. Два пучка античастиц врезались в защитное поле истребителя, какое-то время гейген, ослепительно сияя на фоне мрачной лунной поверхности, удерживал энергию удара, потом внезапно погас и уже беззащитная "Алебарда" рухнула вниз, пораженная двумя последними "буранами".
Оставшиеся рекны решили, что этого сумасшедшего пилота все же необходимо уничтожить, и лучевой дождь обрушился на избитую машину.
- Морган, один чуть ниже тебя, осторожней! - подсознательно Джой ожидала услышать свистящие звуки стреляющего лазера, но кормовая турель молчала. Капитан оглянулась - ей показалось что стрелок проникся особенной любовью к своему орудию, поэтому нежно обнял его и прижался к нему всем телом. А еще через мгновение она поняла, что видит СКВОЗЬ Моргана - лазерный луч, пробив остатки щита и навылет прошив истребитель, встретил на своем пути грудь сержанта, оставив в ней неровную дыру сантиметров десяти в диаметре. Стрелок был мертв.
- "Крошка", слышу тебя! Иду на выручку!
- Джой, это "Миледи", продержись еще минуту! Взлетаю!
- Я "Тень", держись, "Крошка", я уже рядом!
"Поздно, ребята - подумала Джой, снова атакуя лидера - Слишком поздно. Если они пересекут барьер, уже ничто им не помешает запустить торпеды". Импульсный залп ударил "Алебарду" в бок, но та, не обращая внимание на израненного противника, продолжала упорно двигаться к цели. Без ракет, с разряженным АМГ, с почти погасшим защитным полем, "Шестопер" уже мало что мог сделать. Она хотела что-то крикнуть друзьям, но поняла, что они ее не услышат - передатчик внезапно взорвался брызгами расплавленного металла - еще один лазерный луч пронзил броню.
Как-то очень спокойно и аккуратно Джой просчитала вариант своей последней атаки, взвесила все возможные реакции противника и приняла решение. Тяжелый истребитель рванулся вперед и на полной скорости врезался в корму ведомой машины атакующего звена. Два массивных тела, слившиеся в единое целое, продолжали двигаться вперед, уже в виде огненного шара, и через мгновение этот шар поглотил и лидера - в этот момент все три машины представляли собой уже одну сплошную кашу из металла, плазмы и органики. Два оставшихся рекна лихорадочно рвали штурвалы, стараясь не столкнуться с вспыхнувшим маленьким солнцем - это рвались контейнеры с антиматерией - топливом для С-драйвов. Одному удалось уйти, второй все же попал в стремительно расширяющееся облако пламени, и через мгновение, потеряв управление, рухнул на камни.
Последний оставшийся в живых рекн, вспомнив о поставленной перед ним задаче, наконец пересек гребень кратера. Он не зря считал себя особенно удачливым - все месяцы войны находясь в непрерывных боях, ни разу не получив даже легкого повреждения, сейчас он снова всем докажет, что Рриз - лучший пилот Империи. Он один пережил эту сумасшедшую атаку ненормального земного пилота. И пусть ему не удастся уйти, но обезьяны навсегда запомнят мощь имперского боевого истребителя. Верфь-3 была видна как на ладони. Боевой компьютер сообщил, что наведение ракет на цель завершено. Палец с коротким кривым когтем вдавил кнопку пуска. Тяжелые "смерчи" рванулись вперед, но почти в тот же момент один из них исчез в огненной вспышке, а еще через мгновение самый "удачливый" пилот Империи отправился следом за своими напарниками, пережив их всего на пару минут. Но напоследок ему суждено было первому в имперском флоте увидеть картину, которая потом станет кошмарным сном адмиралов Рекна - зрелище атакующего истребителя, названия которого он даже не знал.
Дженнингс проводил взглядом рухнувшую в расселину груду металла, еще несколько мгновений назад представлявшую собой совершенно неповрежденный тяжелый истребитель. Все-таки вооружение "Утренней звезды" несравнимо сильнее. Может и не стоило давать залп сразу всех шести ракет типа "пурга", все равно никуда бы он не делся, однако гаденыш успел-таки выпустить "смерчи". Боб поежился - если бы все машины врага вышли на дистанцию поражения, то вряд ли от базы осталось бы что-нибудь кроме очень большой воронки. А так... одна ракета попала в перекрестие его прицела, вторая сбита защитной системой базы. Но почему молчит Джой, не повреждена ли ее машина... Может ей нужна помощь...

Анализ ситуации показал, что перед рекнами стояла задача - сойти со струны как можно ближе к поверхности Луны - стоило чуть ошибиться в расчетах, и либо истребители вынырнут ниже поверхности, что приведет к их гибели, либо слишком высоко - и немедленно будут замечены системой планетарной обороны. В ходе расследования стало ясно, что из полного крыла атаковавших машин четыре завершили свой прыжок под лунной поверхностью - теперь камень, металл и органика представляли собой единое целое. Остальные вышли у самой поверхности и базу спасла от уничтожения случайность - задержка капитана Шеридан с вылетом. Сотрудники службы безопасности Патруля отметили, что противнику было точно известны не только маршруты кораблей боевого охранения, но и график отлета с верфи новых машин. Это наводило на серьезные размышления. Орбитальные боевые станции класса "Цербер" гарантировали немедленное уничтожение любого корабля, неосмотрительно приблизившегося к зоне поражения без соответствующего кода доступа. Но относительно небольшие истребители, как показал бой за Верфь-3, вполне могут пройти незамеченными. Кроме того, факт осведомленности противника о передвижениях флота Федерации говорил о том, что не исключено попадание секретных кодов в руки рекнов.
Шведов, в соответствии с рекомендациями аналитического центра СБ несколько изменил порядок несения орбитальными силами боевого дежурства. Теперь маршруты истребителей стали определяться случайным образом, рассчитанные Большим компьютером Академии Патруля. Одновременно несколько крейсеров с полностью прогретыми С-драйвами были готовы прыгнуть в любую точку системы. Буквально на третие сутки один из патрулей запеленговал восемь "Алебард", намеревавшихся атаковать Лунную Верфь - 1 в кратере "Коперник", где шел монтаж первого корабля класса "Дестроер". Патруль принял бой, а уже через две минуты после сигнала тревоги над головами нарушителей материализовался ТАКР "Спартак" и обрушил на рекнов град ракет. Выйти на дистанцию выстрела "Алебардам" не удалось.
Курс подготовки пилотов экспериментальной партии новейших истребителей "Монингстар" был завершен. В рапорте Шведову полковник Сибирцев отметил, что тренировочные бои показали как высокое летное мастерство летчиков, так и непревзойденные боевые качества новой машины. Также он ходатайствовал о посмертном награждении универ-капитана Патруля Джой Шеридан орденом "За мужество"...
А спустя три недели на стол адмиралу легло другое донесение. Генерал Накамура, командующий Шестой дивизией морской пехоты на Ленне, докладывал о том, что разведывательно-диверсионный отряд пехотинцев захватил три истребителя рекнов неизвестной ранее модели. Прочитав донесение и осмотрев снимки машин, Шведов срочно вызвал к себе Алмейду...

Друзья, вновь собравшиеся в относительно "просторной" каюте Ауэрбахов, пребывали в мрачном настроении. Гибель Джой, которую за последнее время все уже стали считать членом своей команды, подействовала на всех удручающе. Джоанне, еще не оправившейся после свалившихся на нее в последнее время невзгод, было особенно тяжело. Рич и Боб всеми силами пытались убедить ее, что Дик жив и непременно вернется, однако их слова мало утешали девушку.
Возвращение на "Элеонору" пришлось проводить в два этапа - поскольку Джой больше не было с ними, перегоняли новые истребителями двумя партиями - сначала пилоты доставили на авианосец четыре машины, потом, втиснувшись все вчетвером в истребитель "Кувалды", отправились на Луну за пятой "Звездочкой". Лететь всем вместе пришлось из-за того, что Шведов категорически запретил выпускать в полет тяжелые истребители без второго члена экипажа, поэтому Анни и Диди пришлось временно сыграть роль бортстрелков. Единственные неприятные ощущения вызвал полет к лунной верфи - "Монингстар", в отличие от других тяжеловозов, практически не имела свободного места - это на старой "Алебарде" можно было кроме пилота и стрелка разместить еще человек шесть-семь. Но опыт реальных боев показал, что тяжелые истребители слишком легкая цель в первую очередь из-за своих размеров. Поэтому в проект "Утренней звезды" были внесены некоторые изменения, в результате которых она стала всего раза в полтора крупнее "Палаша". По сравнению с громоздкой "Алебардой" или даже чуть более компактным "Шестопером" новая машина казалась крошкой. И лишнего места в ней не было.
Джеймисон сообщил пилотам, что в их распоряжении трехдневный отпуск, и они могут на это время покинуть борт авианосца. Впрочем, Джоанне и Ауэрбахам было некуда лететь, а Дженнингс остался с ними из чувства солидарности. Таким образом, друзья уже вторые сутки скучали, ожидая нового назначения. С той разницей, что теперь по требованию СБ, они узнают об очередном рейде в последний момент.
- Ну ладно, ребята, сколько можно кукситься! - прервал общее молчание Боб - Я не меньше вас расстроен гибелью Джой, но, надеюсь, вы не собираетесь вечно демонстрировать вселенскую скорбь?
- Демонстрировать!? Да как у тебя язык повернулся! - взорвалась Джоанна - Тебя вообще что-нибудь, кроме жратвы, интересует?
- Возможно, я не так высказался - Дженнингс на мгновение замолчал, подбирая подходящие слова - Друзья, на войне как на войне... И вместо того, чтобы терзать себя, вы бы лучше подумали о том, что Джой дала нам возможность отомстить за себя. Если бы не она, мы бы все сейчас были радиоактивным пеплом. Вряд ли бы ее душу порадовали ваши кислые физиономии. В конце концов, она выполнила свой долг, как любой из нас на ее месте. Как Келадзе, как Дик...
Джоанна почувствовала, что на ее глазах снова появляются слезы. "Дик, родной мой, ну пожалуйста, ну ради всего святого, останься в живых, я прошу тебя...". Рич демонстративно повертел пальцем у виска. Глаза Ани метнули молнии. Дженнингс понял, что сморозил глупость - в присутствии Джоанны эту тему затрагивать не стоило. Когда он вместе с "Кувалдой" обшаривал орбиту Селесты в поисках тела товарища, он постепенно проникся мыслью, что Дик находится в плену - иначе они нашли бы его. Не то чтобы он рассчитывал на встречу со Старком, из плена рекнов еще никто не убегал, да и вряд ли псы доброжелательно отнесутся к пилоту с таким послужным списком, но он безгранично верил в способности командира и вместе с другими старался убедить в этом и Джоанну. Всегда легче жить с надеждой, пусть даже призрачной, чем без нее.
- Впрочем, Дик вернется, в конце концов он слишком неравнодушен к Диди, чтобы долго наслаждаться гостеприимством шавок - Дженнингс лихорадочно старался исправить ситуацию и не допустить очередной истерики девушки - И вообще, я почти уверен, что он от них удерет. А если он это сделает, то его побег рекны долго не забудут.
- Это уж точно! - раздался позади его знакомый голос.
Боб увидел как расширились глаза Джоанны, как отвисла челюсть Рича, и резко обернулся. В Дверях каюты стоял Старк, откровенно забавляясь немой сценой. А в следующее мгновение он был сбит с ног - Диди рванулась к парню и повисла у него на шее, по пути опрокинув Дженнингса и разбив локтем терминал компьютера.

Когда все несколько успокоились, Дик рассказал историю своего плена и освобождения. Правда, кое о чем он умолчал. Друзья наперебой требовали от него подробностей побега и последовавшего за ним боя, поэтому он смог уклониться от некоторых моментов своих личных эмоций, но ему все же показалось, что Джоанна не слишком восторженно приняла сообщение о назначении лейтенанта Лаудер на "Элеонору". В свою очередь он выслушал рассказ о трагической гибели Джой Шеридан и помрачнел - эта женщина дралась с ним бок о бок со дня его прибытия на "Элеонору" и, хотя он не так уж близко был с ней знаком, все же знал ее лучше, чем большинство других пилотов - капитана часто перебрасывали на поддержку малочисленной Четвертой.
Потом с помощью Рича он притащил в каюту свой необъятный багаж и друзья организовали небольшой банкет, посвященный освобождению своего командира и памяти Джой Шеридан. Когда уже все были готовы приступить к дегустации Селестианских деликатесов, Дик, что-то вспомнив, выбежал из каюты. По лицу Джоанны промелькнула легкая тень - она догадывалась о причинах его столь быстрого исчезновения. И оказалась права.
- Позвольте представить вам Клаудию Лаудер, моего ... товарища по плену и побегу - Дик чувствовал некоторую скованность, прекрасно понимая ее причину. Пока они были наедине, Рич популярно объяснил парню положение в команде, добавив, что Диди труднее всех переживала его предполагаемую гибель.
От слуха девушки не ускользнула эта пауза, но она решила не обращать на нее внимание. Однако Клаудиа предпочла пойти на обострение.
- Как, уже всего лишь товарищ? Что-то, милый, ты быстро меняешь свои привязанности. - Опытным взглядом она сразу заметила побледневшую Джоанну и мысленно усмехнулась. "Девчонка хороша, но совершенно не умеет держать себя в руках. У нее нет никаких шансов, если я захочу - он будет моим навсегда. А я хочу... пока".
- Клай, перестань, сейчас не время...
- Ага, значит там, на Селесте было время? А меня, мой дорогой, нельзя использовать и бросить. Когда Лекомб выдернул тебя из моей постели, ты казался весьма огорченным. А теперь я только твой товарищ... Знаешь ли, радость моя, с тех пор, как мне исполнилось восемнадцать, образ мужчины - товарища не очень-то меня устраивает! - красавица - блондинка вышла из каюты, абсолютно уверенная, что Дик последует за ней. Она не ошиблась.
- Послушай, Клай, как ты можешь...
- Дик, милый - интонации Клаудии совершенно изменились, теперь в ее голосе звучала нежность и обещание - Я же люблю тебя, неужели ты забыл. Мне нужен только ты, мой родной, мой самый хороший...
Она прижалась к нему всем телом, чтобы он почувствовал под тонкой форменной тканью упругую грудь. - Дик, пожалуйста, не бросай меня, я хочу быть твоей, не уходи...
Из этой щекотливой ситуации Дика спас голос, раздавшийся из динамика - "Лейтенанта Лаудер просят срочно пройти к капитану. Повторяю, Лаудер срочно к капитану". Клай нежно поцеловала Дика, прошептала ему на ухо "я скоро освобожусь, дорогой" и убежала.
Некоторое время парень стоял прислонившись к стенке и обдумывая сложившееся положение. С одной стороны, его давно тянуло к Джоанне и в последнее время начало казаться, что эти чувства взаимны. С другой - его безумно влекло к Клаудии. Надо было что-то предпринимать, но обе девушки были очень дороги ему, и решиться на ... на ум пришло слово "предательство", парень попытался отогнать эту мысль, впрочем, безуспешно. Последнее время он не раз думал об этом, но так и не мог подобрать подходящего выхода. А Клай еще и подливает масла в огонь.
Сейчас ему ничего не оставалось делать, кроме как вернуться в каюту, где его ждали друзья. Банкет прошел почти в молчании, настроение у всех было безнадежно испорчено. Впрочем, это устраивало Дика, во всяком случае это избавляло его от необходимости что-либо говорить.
Вечером к нему в каюту зашел Рич. "Кувалда" без предисловия сказал командиру, что он порядочная скотина и что так поступить с девушкой, которая на тебя чуть ли не молится может только бесчувственный болван. Он еще добавил ряд более крепких выражений, в слабой, по его словам, мере, характеризующих данное поведение приятеля.
- Слушай, Рич, а не пошел бы ты со своими нравоучениями знаешь куда? И так тошно.
- Парень, давай-ка разберемся. Ну кто для тебя эта сучка... - кулак врезался Ричу в челюсть, но тот даже не пошевелился - чтобы из за нее бить морду своему старому товарищу и доводить до слез Джоанну. Крошка и так за последнее время пережила столько, что не дай бог кому-то через все это пройти. Еще недавно она была на волосок от гибели...
- Мы все рискуем. Работа такая - сухо отметил Дик.
- Ты еще не в курсе всех событий. - Рич стал подробно рассказывать о происшествии с Санта-Лючией, и вдруг замолк на полуслове, увидев смертельно побледневшее лицо парня. - Эй, командир, что с тобой!
Дик отвернулся, стараясь скрыть от друга слезы, навернувшиеся на глаза. "Мама, дед, я снова теряю вас", - думал он, изо всех сил стараясь сдержаться и не зарыдать. Он давно уже смирился с потерей семьи, поэтому полученный при возвращении на "Элеонору" диск с записью сообщения старого Лесли был для него как гром среди ясного неба. "Привет, малыш - лицо деда на экране было очень реальным, казалось, что он смотрит прямо в глаза внуку - Мне крупно повезло, что подвернулась возможность передать это сообщение. Подозреваю, что ты уже похоронил меня. А зря, Старков так легко не угробить. Жаль Джона, но что поделаешь... Мы с Элен были в Париже в тот день, так что нам, можно сказать, подфартило. Я долго не мог тебя найти, знаешь, в вашем флоте сейчас неразбериха больше, чем у гражданских. Впрочем, я всегда уважал Патруль, ты знаешь. Короче, я наконец то получил информацию о твоем назначении, но встретиться нам уже не придется. Наш дом разрушен, нас ничего здесь не держит. Элен подала заявление на эмиграцию, так что мы скоро улетаем. Честно сказать, я даже не знаю куда - они тут намудрили с секретностью, похоже, даже капитан "Санты" не знает, куда полетит. Ах да, мы летим на трейдере "Санта-Лючия", думаю, тебе будет несложно узнать конечный пункт. Так что встретимся после войны. Я верю в тебя, мой мальчик, и не прошу поберечь себя. Но запомни, кто-то из полководцев прошлого, я давно забыл кто, а может, никогда и не знал, сказал замечательные слова - "Солдаты, ваша задача не в том, чтобы геройски умереть за родину. Вы должны сделать так, чтобы ОНИ получили возможность геройски умереть за ИХ родину". Не забывай эти слова, парень. И будь достоин звания офицера. До встречи."
- Дик, да ответь же, что случилось? - Рич был не на шутку встревожен. Он еще никогда не видел друга в таком шоке. И что он такого сказал...
- Там... на "Санте"... мама и дед....
- О боже! - Рич, тоже потерявший всех родных в стертом с лица планеты Нью-Берлине, и знавший, что в дом Старков попала торпеда, не оставив ничего, кроме огромной воронки, задохнулся от удивления - Так они... живы?
- Их не было дома. Дед прислал запись... перед отлетом. Они улетели на "Санте".
- Да, ситуация - "Кувалда" на мгновение замолчал, потом глаза его просветлели - Но ты зря волнуешься. Ведь трейдер же не был уничтожен, его просто взяли в плен. Ну отвезут на какую-нибудь планету, в качестве... рабочей силы, к примеру. После войны мы их освободим. Все будет нормально, главное, не теряй головы...
- Ты не понимаешь, Рич. Я общался с рекнами, хоть и мало. Им не нужны рабы...
- Слушай, парень, если бы они хотели всех перебить, то просто высадили бы всех прямо там, на астероид, без скафандров. А раз они увели корабль вместо со всеми переселенцами, то...
- Им не нужны рабы, Рич. Мы для них - ходячие консервы...

Джеймисон вызвал к себе Дика в тот же день, ближе к вечеру. Полковник был искренне рад видеть парня, но по старой привычке постарался ничем не выразить свои эмоции. Он уже читал отчет Старка о побеге с "Крайта", и не мог не восторгаться своим подчиненным.
- Рад вас видеть, лейтенант.
- Я тоже рад вернуться на "Элеонору", сэр.
- Это ненадолго.
- Сэр?
Полковник был не очень доволен поручением, которое он должен был дать парню. Предстоял новый рейд, и ему не хотелось лишать авианосец хорошего пилота, но выбора другого не было.
- Ваши товарищи уже показали вам новые машины?
- Нет, сэр. Я видел их в эллинге, но не осматривал. Не успел...
Полковник поморщился. С его точки зрения истинный пилот должен был со всех ног броситься к новому истребителю, вместо того, чтобы устраивать застолье по случаю своего возвращения.
- Теперь успеете. Через два часа вы отбываете на Верфь-3. К сожалению, наш корабль отправляется на задание, а без надлежащей тренировки я не могу допустить вас за штурвал "Монингстара". Поэтому вы должны пройти тот же курс обучения, что и ваши коллеги. Я поговорил с Сибирцевым, он устроит вам интенсивный тренинг, чтобы вы были подготовлены к следующему рейду.
- Есть, сэр. - Дик был огорчен. Только вернуться к друзьям, чтобы тут же снова их покинуть. С другой стороны, может так оно и лучше. Неделя на лунной базе позволит ему разобраться со своими чувствами к Джоанне и Клаудии. Может, ему и удастся найти подходящее решение своей проблемы.
- Можете идти. Кстати, полетите на "Шестопере" - 936, он серьезно пострадал в последнем бою, еле двигается. На Верфи-3 передадите его ремонтникам. Ведет истребитель его пилот, лейтенант Лебедев, вы займете место стрелка. Ясно?
- Да, сэр.
- И еще... - полковник на некоторое время задумался, потом все же приняв решение, махнул рукой - Впрочем, идите.

Дик нашел Лебедева возле истребителя. Тот демонстративно поглядывал на часы и попытался было сделать Старку замечание, однако тот лишь фыркнул - ему не слишком то понравился подчеркнуто молодцеватый парень, всем своим видом демонстрировавший свое превосходство. До вылета оставалось еще четыре минуты и Лебедев не имел никакого права на претензии.
Собственно, собираться Старку пришлось недолго - несколько минут, от силы. Остальное время ушло на прощание с товарищами, выражения недовольства полученным заданием и получения целой кучи различной информации, от характерных особенностей управления "Утренней звездой" до сведений о том, что предвещают те или иные нотки в голосе полковника Сибирцева. В частности, Дик услышал подробный пересказ ситуации, приведшей к отстранению Джой от тренировочных полетов. Парень, в свою очередь, пожелал коллегам удачного полета и порекомендовал не тянуть особо с использованием содержимого его чемодана, на что его заверили, что как раз это пусть его не беспокоит.
Напоследок он хотел забежать к Клаудии, но ее не было в каюте и ему пришлось ограничиться короткой запиской. Девушка в это время находилась в командирской рубке, вместе с другими навигаторами рассчитывая курс "Элеоноры". Задача корабля заключалась в обычном патрульном рейде, но трагическая гибель "Сюзанны" вынудила Шведова внести дополнительные меры безопасности. Теперь, в случаях когда внезапность не требовалась, первыми на струну уходили тяжелые истребители, а сам авианосец следовал за ними с интервалом в пять минут. "Сюзанна" может и устояла бы в своем последнем бою, но сама возможность сопротивления была в корне подавлена торпедой, поразившей двигатели колосса. Именно защиту от подобных сюрпризов и должны были взять на себя "Монингстары". Однако методика имела и обратные стороны. Если авианосец мог одним прыжком преодолеть до 100 парсек, то тяжелый истребитель - только 60. Да и этот рекорд принадлежал "Утренней звезде", обычный "Шестопер" мог совершить бросок лишь на втрое меньшее расстояние. Поэтому "Элеоноре" придется идти к цели относительно небольшими прыжками, что требовало более громоздкого расчета маршрута, чем собственно и занимались все ангелы корабля.
Дик занял место стрелка в избитом "Шестопере", с содроганием увидев в спинке кресла прожженную лазером дыру. Похоже, его предшественнику на этом месте крупно не повезло. Впрочем, ему не хотелось выяснять у Лебедева этот вопрос, парень был еще новичком и не знал, с кем имеет дело, поэтому был несколько заносчив, как все пилоты тяжеловозов, относящиеся с легким покровительством ко всем остальным универам. Можно было бы спустить мальчика с небес на землю, только сказав ему, что он, лейтенант Старк, откомандирован для прохождения стажировки на "Монингстаре", однако Дик счел это слишком дешевым трюком и всю дорогу старательно выполнял свои обязанности, непрерывно контролируя заднюю полусферу по приборам и визуально. Собственно, истребители, одетые в кокон гейген-поля, были почти невидимы для классических радаров, поскольку полностью поглощали радарный луч, и только детектор массы мог указать на их присутствие. Но детектор одинаково реагировал и на "Алебарду", и на достаточно крупный метеорит. Бортовой компьютер преобразовывал данные массдетектора в сигналы на дисплее радара, но в конечном счете только пилот или стрелок могли определить, является ли яркая движущаяся точка крупным метеором, или боевым истребителем.
Полет прошел без неожиданностей, хотя несчастный "Шестопер" был так избит, что становилось просто непонятным, как ему вообще удается двигаться. Герметизация кабины отсутствовала начисто - несколько оплавленных дыр говорили о том, что "Стилеты" рекнов неоднократно прорывались сквозь щит тяжеловоза. Собственно, в бою пилоты предпочитали отсутствие воздуха в кабине - при пробоине взрывная декомпрессия могла наделать много бед, но в нормальных условиях безопасней было иметь свою маленькую атмосферу - в конце концов радости в общении с напарником через передатчик шлема довольно мало.
Когда эта развалина кое-как опустилась на бетонную площадку у куполов Верфи-3 и Дик выбрался из истребителя, если его сейчас можно было так назвать, он увидел почти бегущего к ним от шлюзовой камеры невысокого человека в скафандре.
- Лейтенант Старк, прошу прощения, кто из вас лейтенант Ричард Старк? - голос, прозвучавший в наушниках показался Дику очень знакомым, но в первый момент он не смог вспомнить, где раньше он слышал этот легкий акцент, характерный для выходцев с Востока. Он поднял руку, одновременно копаясь в памяти. Впрочем, его попытки узнать встречающего были на корню пресечены последним.
- Сэр, я ваш бортстрелок. Ким Юн-Си, сержант Морской пехоты.
- Юн-Си? Вот это встреча! Вот уж кого не ожидал увидеть!
Кореец, отчисленный с Универфака Академии, как не прошедший математический тест, был старым знакомым Дика, они вместе проходили предварительное обследование, но Юн-Си не повезло.
- Я услышал, что теперь стрелков набирают из пехотинцев, и тут же подал заявление. - Ким восторженно рассказывал Дику о своем назначении, пока они шли к куполу базы - Мне кажется, сэр, они даже рады были отделаться от меня, пехота предпочитает высоких парней. К тому же все знали, что я пытался стать пилотом, поэтому долго не тянули.
- Ты не представляешь себе, как я рад, Юн! Мы все так переживали, когда тебя не пропустили... И, кстати, мы же давно знаем друг друга, можешь засунуть своего "сэра" знаешь куда? Меня все еще зовут Дик.
- Я все же буду летать! Знаешь... Дик, я так мечтал об истребителях. В пехоте летал на "Ястребе", но это же совсем не то. Я так рад, что меня назначили к тебе, кстати, как там ребята, все живы?
- Из нашей команды все, об остальных я мало что знаю... Шота погиб в первый же день. Семур тоже... Остальные по разным кораблям, кто где.

Доложив Сибирцеву о прибытии, Дик испытал некоторое удовольствие, увидев, как округлились глаза Лебедева. Еще бы, вряд ли во всем Флоте был хотя бы один пилот, не мечтавший сесть за штурвал "Утренней звезды". Конечно, пройдут месяцы, и этот истребитель перестанет быть диковинкой, но сейчас многие видели в нем если и не способ выиграть войну - все-таки в космическом бою побеждали тяжелые корабли - но по крайней мере все рассчитывали сильно насолить рекнам. Новая машина не имела себе равных. В этом Дику пришлось быстро убедиться во время первых же тренировочных полетов по довольно жесткой программе, подготовленной ему инструктором. "Звездочка" настолько хорошо повиновалась пилоту, что могла успешно противостоять даже высокоманевренным "Палашам" и "Крисам", не говоря о более слабых, хотя и более многочисленных боевых машинах Рекна. Если бы не необходимость все-таки иногда спать и есть, парень вообще не вылезал бы из кабины. Сибирцев был доволен, лейтенант оказался прекрасным пилотом и, пожалуй, лучшим из тех, кто прошел через его школу за последние годы. Конечно, в самом начале он не избежал классических ошибок, но быстро освоился и в последующих тренировках успешно отражал все столь скрупулезно запрограммированные полковником атаки.
Во время одного из полетов Дик, с разрешения инструктора, передал штурвал Юн-Си, который был на седьмом небе от счастья. Конечно, тяжелый истребитель Патруля был несравним с легкими и очень простыми в управлении атмосферными машинами типа "Гриф" и "Ястреб", но маленький кореец так мечтал о полете, что лейтенант не устоял. К тому же, хоть это было и против правил, всегда более выгодно, когда напарник сможет тебя заменить, мало ли что может случиться. Ким, разумеется, не потряс Сибирцева техникой пилотирования, но доказал, что вполне может управлять "Звездой", по крайней мере вне боя. Собственно, раньше такой вопрос не вставал - стрелками тяжеловозов всегда были такие же универ-офицеры, как и те парни, что сидели за штурвалами, разве что чуть менее способные к искусству высшего пилотажа. И только в последнее время из-за серьезных потерь в рядах истребителей, заднее кресло стали занимать солдаты, не носящие серебряную звезду.
Отпущенная на тренировки неделя быстро подошла к концу. Поскольку истребитель дожидался лейтенанта на борту "Элеоноры", ему было поручено доставить на авианосец новый "Шестопер", только что сошедший с конвейера. Сибирцев был доволен - Старк успешно прошел экзамен и был более чем достоин оказанной ему чести. Дик, в свою очередь, просто обожал свою новую машину - и верил, что она никогда его не подведет.
Перелет прошел нормально. Дик доложил Джеймисону о прибытии и отправился искать друзей, чтобы сообщить им новость о возвращении в их ряды Юн-Си. Тот в это время отправился к командиру штурмовой бригады МП. Формально остававшийся сержантом Морской пехоты, Ким должен был представиться своему новому начальнику.
Как всегда, Дик нашел своих приятелей в каюте Рича. С его уст уже готово было сорваться веселое приветствие, но тут он увидел кислые лица коллег. Пересчитав их и, убедившись что все на месте, он тихо сказал.
- Привет ребята. Что стряслось, как прошел полет?
- Привет, командир. - Рич мрачно взглянул на товарища, потом пожал плечами - Полет прошел нормально. Даже слишком нормально.
- А в чем дело? - Дик был удивлен, вспомнив, что и Джеймисон был сегодня явно не в духе. - Все живы, все здоровы, в чем проблема? Шавок хоть встретили?
- Вот именно... - Рич замолчал и за него продолжила Анни - Мы промотались впустую, Дик. Не встретили даже намека на Имперский флот. Мы прибыли на орбиту Селесты трое суток назад, пробыли там шесть часов. А ровно через час после нашего ухода Селеста была атакована. Они знали...
- Да, похоже на то... - Джоанна тоже была расстроена - Помнишь, ты нам рассказывал про коменданта, Лекомба. Он погиб. И все его парни, до последнего. Торпеда почти сравняла Леннокс с землей. Единственная торпеда. Прямое попадание в штаб Патруля. Погиб один из ТАКРов планетарной обороны. А нас там уже не было...


Тайная встреча

Небольшой, даже меньше эсминца, трейдер "Амазонка" сошел со струны в окрестностях желтого карлика в стороне от обычных торговых путей. Несмотря на войну, далеко не все маленькие корабли были реквизированы для нужд Флота, поэтому их капитаны продолжали заниматься своим бизнесом, зачастую неплохо зарабатывая на желающих спешно что-то привезти или увезти, а то и просто покинуть одну планету и перебраться на другую. К тому же часть товаров, уже многие годы ввозимых на Землю, в последнее время попали в разряд предметов роскоши и безжалостно вычеркивались из списка грузов больших трейдеров, снабжающих метрополию продовольствием. Но всегда находились люди, готовые хорошо заплатить за изысканные деликатесы с экзотических планет.
Роль поставщиков этих самых деликатесов взяли на себя "вольные торговцы", или, как их чаще называли, "фриты" (лат. free trader - свободный торговец). На своих крошечных кораблях, многие из которых, подобно "Амазонке", были вооружены лучше эсминцев, они сновали между исследованными, а иногда и неисследованными планетами, доставляя покупателям то, за что те готовы были платить.
Служба Безопасности Патруля с первых же недель войны настояла на обязательном досмотре всех фритов, прибывающих в Систему. Собственно, Флот занимался этой проблемой и раньше - именно вольные торговцы служили основным каналом проникновения на Землю наркотиков и оружия, а были случаи - и агрессивных форм инопланетной жизни. Но во время войны эта проблема становилась особенно важной, поскольку один малый трейдер способен провезти на борту до полусотни человек... или рекнов, хотя пока таких случаев не было. Поэтому в последнее время Патруль ужесточил контроль за околопланетным пространством Земли и некоторым фритам, ранее нагревшим руки на банальном героине и новейшем галлюциногене "фантом-2", пришлось туго. Впрочем, многие владельцы судов старались не связываться с криминалом и не иметь сложностей с пограничниками - в основном эту работу выполняли тяжелые истребители Третьей эскадры.
Сейчас на борту "Амазонки" находился всего один человек - ее капитан, он же штурман, он же инженер, он же... в общем, капитаны маленьких суденышек обязаны были знать и уметь все, от принципов работы С-драйва до тонкостей ведения торговли со вспыльчивыми ленитами, которые искренне считали, что лучшим аргументом, способным убедить несговорчивого собеседника в своей правоте является всаженный ему в брюхо меч. В грузовых отсеках трейдера находилось некоторое количество товаров, имеющих на Земле довольно большую ценность, но хороший эксперт смог бы определить, что эти коробки и тюки уже более двух месяцев не покидали трюма. Впрочем, патрульные, время от времени осматривающие корабли фритов, обычно не вдавались в такие подробности - кому может прийти в голову мысль держать чрезвычайно дорогостоящий товар взаперти. Но капитана "Амазонки" не интересовала стоимость того, что было сложено в ее трюмах - вернее интересовала, но ровно настолько, насколько эти товары позволяли пограничникам Флота сделать вывод о невинном бизнесе владельца.
Капитан был молод. Высокий, светловолосый парень, неплохо физически развитый, явно никогда не страдавший от недостатка поклонниц. Он удобно развалился в командирском кресле, и листал какую-то книгу, время от времени бросая косой взгляд на экран радара. Пока экран оставался пустым, но капитан знал, что ждать ему осталось не долго. Его собеседник всегда точен, поэтому появится в точке встречи как обычно минута в минуту. Собственно, свидание не вызывало у капитана особого энтузиазма, однако это был его бизнес, приносящий ему, кстати, чудовищные по земным меркам доходы. Просто заказчик вызывал у него легкое чувство страха - он никогда не видел его лица, хотя и догадывался, кто скрывается по ту сторону темного видеоэкрана. О моральной стороне вопроса он не думал, такие вещи давно уже его не беспокоили. Дело есть дело, если его "партнер" готов платить совершенно неприличные суммы за некоторую информацию, то он, Рональд Геллер, готов эту информацию продать. А откажется, так найдется кто-нибудь другой...
Так, время... Геллер закрыл книгу и отложил ее в сторону. Почти в тот же момент недалеко от его "Амазонки" мелькнула слабая зеленая вспышка и одновременно на экране радара появилась точка - сошедший со струны корабль. Как всегда, заказчик прибыл вовремя, кроме того очень точно рассчитав координаты выхода - корабли практически оказались рядом. Обычно он предпочитал корабли класса "эсминец", хотя однажды прибыл на встречу на борту небольшого трейдера. Сейчас он остался верен своим привычкам - всего в километре от "Амазонки" находился элегантный эсминец. С такого расстояния, разумеется, не было видно эмблем на его борту, а активировать видеоусилитель Рональд не хотел - он подозревал, что увиденное не слишком ему понравится. Впрочем, если бы он сомневался, то не явился бы сюда один.
Прозвучал сигнал вызова. Геллер включил голофон, зная, что сейчас собеседник увидит его прекрасное трехмерное изображение. Сам он, как обычно, не увидит ничего, только голос будет доноситься из динамиков коммутатора.
- Привет, Геллер.
- Рад вас слышать, Мастер. - Заказчик, отказался, естественно, назвать свое имя и предпочел, чтобы к нему обращались посредством этого псевдонима. - Вы как всегда безупречно точны.
- Вы проделали неплохую работу, Геллер. Ваши донесения принесли нам большую пользу. Отправляю вам посылку - Ронни увидел, как от бледного пятна на экране радара отделилась яркая точка - в отличие от эсминца, не прикрытая щитом гейген-поля, она была четко видна не только массдетектору "Амазонки", но и классическому радару. Через минуту она попадет в силовой захват и будет доставлена в трюм трейдера.
- Будут новые указания, Мастер? - Геллер знал, что заказчик не любил многословных речей.
- Да. В посылке вы, как обычно, найдете деньги, и новые струнные капсулы, восемь штук. Как всегда, меня интересует самая свежая информация о движении Первой и, особенно, ее авианосцев.
- О'кей, Мастер, как раз сейчас у меня появились новые возможности для получения информации.
- Не перебивайте меня, Геллер. Я не закончил. Кроме того, вам необходимо выяснить все, что возможно, о новых истребителях Патруля. Присланной вами фотографии мне недостаточно. Требуется что-нибудь более значительное. Вознаграждение будет очень солидным.
- Я приложу все усилия, Мастер.
- В посылке вы найдете небольшой пакет. Ваша задача сделать так, чтобы этот пакет попал в руки адмирала Шведова.
- Но Мастер... у меня нет контактов с окружением Шведова... Даже нет никого на его корабле.
- Это ваши проблемы, Геллер. Кстати, не советую вскрывать пакет, иначе у вас будут неприятности. Меня совершенно не волнует, как вы будете выполнять мои указания. Я плачу вам за результат. На сегодняшний день передача этого пакета - ваша основная задача.
- Конечно, Мастер, я сделаю все, что смогу.
- Запомните, Геллер, фраза "я сделаю все, что смогу" меня не устраивает. Мне больше нравится фраза "я сделаю все". Теперь докладывайте, что вы узнали ценного в последнее время.
Капитан начал говорить. Он старался быть немногословным, но в этом случае его доклад оказывался слишком уж кратким - с момента отправления последней имевшейся у него струнной капсулы ничего особо интересного узнать не удалось. Одному его человеку удалось проникнуть на авианосец "Элеонора", но Мастер уже знал об этом. Он закончил рассказывать, осознавая, что не сказал заказчику ничего нового. "Черт его подери, -подумал Ронни - Если я узнаю что-то ценное, я ему и сообщаю об этом немедленно, мог бы этим и удовольствоваться".
- Значит, Сергеев вернулся... - в голосе Мастера сквозило явное неудовольствие - И где он был?
- Он летал на Селесту за пленным рекном. Насколько я помню, его зовут Рейкер, майор кажется. Сергеев вернулся еще неделю назад. Дальнейшие его передвижения мне неизвестны.
- Хорошо, Геллер. Следующая наша встреча состоится...

Получив координаты для рандеву, Геллер выключил передатчик, а еще через минуту пятно эсминца исчезло с его радара. "Да, послал бог работенку - думал Рональд, взвешивая свои возможности - подобраться к Шведову, это вам не гражданскому штурману морду набить". Впрочем, его настроение резко улучшилось, когда он распечатал полученный груз. Конечно, довольно солидную часть этой суммы придется распределить между исполнителями, но и на его долю приходился изрядный куш. Не будучи идиотом, он понимал, что платить тем, кто добывают ему сведения, надо много, чтобы ни у кого не возникало повода обидеться и настучать на него в СБ вообще и Сергееву в частности. Его меньше всего интересовало, как используются поставляемые им сведения, хотя догадывался, что его собеседником в прошедшем разговоре был не человек. "К черту, деньги не пахнут" - подумал он, перекладывая аккуратные пачки в свой сейф.
К тому времени, как "Амазонка" достигла Земли, у Геллера начал в общих чертах вырисовываться план операции. Если все пойдет по плану, то Шведов очень скоро получит посылочку.

Алмейда отвратительно себя чувствовал. Человечество, победившее чуть ли не все болезни, так и не смогло окончательно справиться с насморком, а где он его подхватил - один бог ведает. Во всяком случае контр-адмирал был в дурном настроении - в носу хлюпало, голова раскалывалась, его слегка знобило. Похоже, вечно мутирующий вирус гриппа его достал. В общем, вызов Шведова был очень некстати, о чем он не преминул сообщить адмиралу - их связывала давняя дружба и поэтому Алмейда мог позволить себе некоторую фамильярность в обращении с командиром Первой эскадры. К его удивлению, Шведов не стал спорить и заявил, что раз Франсиско расклеился, то он сам прибудет на "Элеонору", тем более что ему надо поговорить еще кое с кем.
В просторной каюте контр-адмирала собрались четверо. Алмейда, напичканный как всегда плохо помогающими лекарствами, временно уступил свое кресло адмиралу. Кроме них, в кабинете находились полковники Джеймисон и Сергеев. На столе перед Алмейдой лежали привезенные Шведовым фотографии. Все разглядывали фотографии молча и ничего хорошего это молчание не обещало.
- Ну, господа офицеры, что вы на это скажете? - нарушил молчание Шведов, внимательно изучавший лица собеседников.
Алмейда взял в руки один из снимков, изображавший стоящий на бетонной площадке истребитель. Его форма не была ему знакомой.
- Это истребитель тяжелого класса, я бы сказал, что его обводы в целом довольно характерны для атмосферных машин Рекна, хотя судя по вооружению и оснащению - это космический истребитель, я вижу здесь эффекторы гейген-генератора. Но вообще я впервые вижу эту модель. Откуда к вам попали эти снимки, Александр Владимирович?
- С Ленна. Пехотинцам во время одной из вылазок удалось отбить несколько машин. Две из них остались целыми. Их перетащили в Форт-Дайн, рекны, похоже, взбесились, атаки одна за другой, они практически не считаются с потерями. Судя по показаниям пленных, это новый Имперский истребитель класса ... - Шведов издал гортанный рыкающе-шипящий звук, потом подумал и добавил - похоже на старое русское слово "барбос".
- И что известно об этом "барбосе"? - поинтересовался Сергеев - Кроме, разумеется, восторженных отзывов самих пленников. Они всегда кричат, что Имперская техника превосходит Земную, даже когда на "Стилете" нападают на "Палаш".
- Похоже, в этот раз их восторги имеют некоторые основания. Итак, вот что нам известно - адмирал достал письмо Накамуры и прочитал - Вооружение: восемь импульсных орудий, шесть лазеров, два АМГ. Экипаж четыре человека. Сектор обстрела - 360 градусов. Основная часть вооружения управляется пилотом, три стрелка контролируют борта и хвост - импульсные спарки. Ракет, кстати, тоже черт те сколько.
- Так я не понял, это истребитель или эсминец? - поинтересовался Джеймисон - он вооружен сильнее чем "Монингстар", правда судя по снимку, раза в два больше его по размерам.
- На самом деле, более чем в два раза. Это чудовище защищено гейгеном мощностью в 22 единицы - почти как у эсминца. В общем, более чем серьезный противник. К сожалению, в настоящее время положение на Ленне очень тяжелое. Экспедиционный корпус рекнов потеснил наши силы почти на всех участках фронта, а на орбите вообще распоряжаются только шавки. По имеющимся у нас данным, они собираются доставить туда планетарную станцию класса "Цербер", в этом случае наши корабли вряд ли смогут туда сунуться. С другой стороны мы не можем отдать Ленн - огромные запасы ископаемых слишком для нас важны. Флот готовит операцию по освобождению планеты, но сейчас очень важно заполучить этих монстров - Шведов кивнул на фотографии - Похоже, нашим пилотам предстоит скоро с ними столкнуться, и они должны быть готовы.
Сергеев, последние несколько минут о чем-то размышлявший, внес предложение:
- А пусть они летят к нам сами. Отправим на Ленн команду пилотов, я думаю, пара - тройка истребителей сумеет прорваться даже мимо "Цербера", и пусть они посмотрят эти гробы, и приведут их сюда.
- Да, пожалуй это единственный выход. Ни один транспорт не пройдет живым мимо боевого спутника. А кто полетит? Ведь это сумасшедший риск. Нужно отобрать лучших из лучших.
Все взгляды обратились к Джеймисону, который давно понял, к чему клонит адмирал. Он, конечно, не хотел рисковать своими пилотами, но дело того стоило. Если новые машины рекнов действительно настолько опасны, насколько кажутся на первый взгляд, то пилотам просто необходимо тщательно их изучить. А сделать это можно только имея "барбосов" под рукой - фотографии тут не помогут.
- Конечно, любой из моих ребят с радостью примет это предложение. Но думаю, следует отправить уже сформировавшуюся команду. Пусть отправляются пилоты из Четвертого крыла, их всего пятеро, но это отличные ребята.
- Ну что ж, пять пилотов, пять стрелков. Добро. Полетят они, пожалуй, на трех "Шестоперах" - придется потесниться. Зато добираться назад им явно будет просторно. Кто будет командиром?
- Капитан Ричард Старк.
- Уже капитан? - удивился Сергеев - Когда это он успел?
- Приказ подписан две недели назад. - сказал Джеймисон, который хотел было сообщить Дику о повышении перед отлетом на стажировку, но решил подождать его возвращения - В качестве поощрения за проведенную операцию с "Крайтом". Кроме того парень с самого начала командует Четвертой... неофициально, поэтому было решено утвердить это положение.
- Ну что ж, отлично. Я знаю парня, думаю, они справятся - Сергеев с уважением вспомнил пилота - Когда намечаем проведение операции?
- Сейчас. - Увидев удивленные взгляды, адмирал пояснил - Слишком часто противник знает наши ходы. Попробуем обогнать его агентов. Кроме того, пока "Цербер" не вышел на орбиту, у ребят значительно больше шансов успешно проскочить линию орбитальной обороны. Ну ладно, господа. Полковник, - обратился он к Джеймисону - проинструктируйте пилотов, кстати, я рекомендую Вам ограничиться их командиром, остальным до поры не стоит знать о цели полета.
- Сэр! - Джеймисон был до глубины души возмущен недоверием к его людям, хотя в общем-то понимал беспокойство командующего. Последнее время случаи провалов вроде бы хорошо подготовленных операций несколько участились, и это уже нельзя стало рассматривать как набор случайностей. Тем не менее полковник доверял каждому своему пилоту как самому себе - он достаточно хорошо изучил их за время войны.
- Это рекомендация, полковник, не более. Но... настоятельная рекомендация.
Шведов поднялся и направился к выходу из кабинета. Алмейда и Джеймисон последовали за ними, отдавая дань вежливости начальнику, но у самой двери их окликнул Сергеев.
- Франциско, мне еще нужно кое-что с тобой обсудить. Грег, ты тоже мне нужен, есть пара вопросов.
- Да, господа, вы свободны. Я возвращаюсь на флагман.
Адмирал вышел из кабинета. Охрана у дверей вытянулась по стойке смирно. Молодой капитан, адъютант командующего, вскочил с кресла и сделал несколько шагов навстречу шефу.
- Сэр, вам передали пакет. - парень печально вздохнул и добавил - От очаровательнейшей девушки...
- От девушки... Странно, ну ладно, посмотрим - Шведов протянул руку к небольшому синему свертку, который протягивал ему адъютант.
- НЕ ТРОГАЙ !!! - раздался вопль Сергеева из глубины кабинета, но пальцы адмирала уже коснулись синей пленки, обтягивающей пакет.
Чудовищной силы взрыв разнес на мелкие клочки всех, находившихся рядом с адмиралом - двоих морских пехотинцев, адъютанта, секретаря Алмейды - немолодую женщину, с которой тот работал уже несколько лет, и самого командующего. Огненный шар прокатился по коридорам корабля, сметая все на своем пути. Обшивка авианосца выдержала удар, но внутренние повреждения были ужасными.
Джеймисон, Сергеев и Алмейда, находившееся в кабинете, остались живы, но нуждались в немедленной госпитализации. Контр-адмирал полностью ослеп и лишился своей выдающейся шевелюры, все лицо его представляло собой один сплошной ожог. Его коллеги были в немногим лучшем состоянии. Когда спасательная команда пробилась в каюту Алмейды, Джеймисон, единственный оставшийся на ногах, пытался подручными средствами погасить пылающий мундир Сергеева, но вскоре потерял сознание от немыслимой боли в обгоревших руках.
Только спустя сутки медики "Элеоноры" заявили, что жизнь и здоровье офицеров вне опасности, но еще около двух недель им пришлось провести в бессознательном состоянии в регенерационных ваннах. Алмейда пробыл там гораздо дольше. Происшествие имело самые негативные последствия как для задуманной операции, так и для ситуации в целом. Временно лишившийся высшего руководства флот был в определенном смысле парализован. Рекнам, как всегда своевременно получившим нужную информацию, удалось провести ряд удачных операций, в результате которых Патруль оказался отброшенным в нескольких ключевых точках. На орбиту Ленна были относительно спокойно доставлены две орбитальные боевые станции "Цербер", полностью замкнувшие кольцо блокады вокруг планеты. Повторилось нападение на Селесту, на этот раз куда более массированное, которое удалось отбить ценой гибели одного из кораблей планетарной обороны - ТАКР "Истомин" принял бой в одиночку и продержался почти до самого прибытия остальных "курортных" крейсеров, так и не позволив ни одной торпеде пройти к поверхности планеты.
Да Сильва вынужден был экстренно созвать заседание Совета Федерации для решения вопроса о назначении нового главнокомандующего. Совет был собран через четверо суток после взрыва и после недолгого обсуждения возглавить Первую эскадру и, что подразумевалось, силы Патруля в целом, было предложено Франку Ченнингу, начальнику Универфака Академии Патруля. Адмиралу было предоставлено 24 часа на сдачу дел в Академии и таким образом лишь на седьмые сутки Патруль начал скоординированно отвечать на атаки Рекна. Имперские силы тут же ретировались и состояние позиционной войны было восстановлено. Но стороны теперь занимали несколько другие позиции.
Пока Джеймисон находился в госпитале, руководство эскадрильями "Элеоноры" принял командир Первой - Джеффри Гейтс, пожилой майор, почти подошедший к окончанию срока службы в Патруле. Не будучи военным гением или хотя бы просто в меру способным командиром, он не сумел достаточно хорошо спланировать операцию и в первом же рейде "Элеонора" понесла серьезные потери, в число которых попал и сам новоиспеченный командор. Пострадала и Четвертая, хотя и не так сильно, как остальные - благодаря героическим усилиям Старка и Ауэрбаха, все истребители вернулись на борт авианосца, хотя и в довольно потрепанном виде. После боя только "Звездочка" Дика была способна к дальнейшим сражениям, остальные машины получили более или менее значительные повреждения. Особенно досталось "Монингстарам" Джоанны и Дженнингса - истребитель Диди был изуродован до полной недееспособности, а машина Боба получила одно за другим несколько серьезных попаданий в кормовую часть, в результате которых погиб бортстрелок и был слегка ранен сам Боб, что впрочем не помешало ему остаться в строю. И хотя пилоты нанесли противнику более чем серьезный урон, из-за понесенных потерь в личном составе "Элеонора" была вынуждена прервать выполнение задания и вернуться в Систему для ремонта истребителей и пополнения экипажа.
Пока авианосец торчал на орбите Земли, друзьям пришлось разделиться. Дик и Ауэрбах отправились эскортировать грузовые суда, перевозящие эмигрантов - для этой цели "Монингстары" подходили как нельзя лучше. Это была чуть ли не самая скучная неделя для Дика с момента начала войны - конвой за конвоем, никаких происшествий, рутина. Дженнингс и Джоанна увели свои полуразваленные истребители на Лунную верфь для ремонта, Анни отправилась на временно переданном ей "Шестопере" с каким-то личным поручением Ченнинга на Гардарику - она предпочитала не распространяться, а друзья особо и не настаивали, тем более что это был относительно безопасный сектор и по крайней мере хоть на время Рич вздохнул спокойно. Он всегда гордился способностями своей жены, как боевого пилота, тем не менее его каждый раз бросало в дрожь, когда в эфире звучал позывной "Сакура".
Курсируя между Землей и Мао, Дик пытался разобраться в своих чувствах и так и не находил выхода из создавшегося положения. Джоанна, конечно, была прекрасным товарищем и даже больше... да, гораздо больше для него, чем просто товарищем. Он чувствовал, что она по-прежнему дорога ему, что он не хочет ее потерять... и в то же время его неудержимо тянуло к Клаудии. Ослепительная блондинка заставляла его забыть все на свете, особенно учитывая отсутствие Джоанны на борту "Элеоноры" - когда Клай находилась в поле его зрения, Дик вообще не способен был ни о чем думать. И снова уходя на задание, он с каким-то неуловимо легким чувством вины вспоминал прошедшую ночь, и чем дальше, тем больше мучила его эта двойственность положения. Прекрасно понимая, что выбор все же предстоит сделать, он никак не мог поставить для себя точку в этом вопросе. Джоанна и Клаудиа были слишком разными. Импульсивная, легко вспыхивающая и так же быстро остывающая Диди, не слишком любящая развлечения и в любой момент готовая очертя голову кинуться в схватку с противником, во многих вопросах, особенно касающихся секса, была несколько излишне, с точки зрения Дика, сдержана... но это ей шло. Клай, практически всегда спокойная и уравновешенная, - Старк ни разу после "Крайта" не видел, чтобы она потеряла над собой контроль - была потрясающе страстной и, следует отметить, опытной любовницей. Иногда Дик задавался вопросом, где она набралась такого опыта, но не будучи ревнивым по натуре, к тому же по отношению к девушке, на которую он, по крайней мере пока, не имел никаких особых прав, старался отметать подобные мысли прочь. Ричу Клаудиа не понравилась с первого взгляда, но его попытки повлиять на приятеля привели лишь к тому, что Дик вспылил и не слишком вежливо попросил друга "заниматься своими делами". Ему тоже не все нравилось в девушке, но все критические мысли куда-то исчезали, как только на пороге его каюты появлялась изящная фигурка в ореоле золотистых волос.

Они собрались вместе почти одновременно. Дик и Рич вернулись из очередного рейса и получили уведомление, что могут возвращаться к своим прямым обязанностям. Боб и Джоанна были в срочном порядка отозваны с Луны без объяснения причин. Анни уже несколько дней торчала на авианосце, не зная, куда себя приткнуть и переживая за мужа, хотя тот и сказал ей, что еще ни в одном полете не произошло ничего, достойного подобного волнения. Вся компания, как всегда, собралась в каюте Ауэрбахов и Боб, после обмена новостями, рассказал о категорическом приказе об их немедленном возвращении на "Элеонору".
- Не знаю, кому это понадобилось, но понять логику такого приказа я никак не могу. Мой истребитель все еще восстанавливают, пользы тут от меня как от козла - молока. "Звездочка" Диди тоже еще пару недель будет в ремонте, а сейчас у Джеймисона, насколько я знаю, безлошадных пилотов и так в полтора раза больше, чем способных летать машин.
- Кстати, а кем подписан приказ?
- Джеймисоном. - отозвалась Джоанна, поправляя свою роскошную черную гриву - Нет, ну только человек вышел с больничной койки, и тут же начинается нервотрепка. Ну что ему в голову взбрело!
- Брось, Диди, Грег - отличный командир, побольше бы таких. Как нас подставил Гейтс, как вспомню - так вздрогну.
- Не вспоминай, Анни. Да и к тому же знаешь поговорку - о мертвых либо хорошо, либо ничего. Но она права, малышка, Джеймисон...
- Да знаю я - отмахнулась Джоанна - знаю, что он отличный командир, блестящий тактик, да и просто хороший мужик. Но зачем дергать людей вот так, без объяснений. Кстати, Боб, ты в компьютере копался?
- Да. - Дженнингс развел руками, демонстрируя полное бессилие - И без всякого эффекта. Либо все материалы у кого-то в сейфе, либо в ближайшее время действительно не планируется проведение ни одной сколько-нибудь значительной операции.
- Кстати, я должен заметить - вставил Дик - что нас тоже сняли с маршрута. Я правда не знаю, чья это инициатива, но, признаться, предполагал, что мы с Ричем еще не меньше недели будем впустую утюжить пространство. Не то чтобы я был от этого в восторге, пожалуй нам обоим эта туфта порядко